0
2006
Газета Печатная версия

31.01.2024 20:30:00

Свидетель далекого прошедшего

Вместе с Блоком, Горьким и Соловьевым

Тэги: филология, серебряный век, блок, владимир соловьев, горький, гофман, италия филология, италия


4-15-12250.jpg
Николай Котрелев. За 50 лет:
Избранные труды. В 2 кн.– М.:
ИМЛИ РАН, 2023. – Кн. 1. 744 с. –
Кн. 2. 712 с. (Библиотека
«Литературного наследства»).
Говорят, талантливый человек талантлив во всем. Можно составить целый список в пользу этой поговорки, но и не меньший в опровержение. Герой настоящей рецензии должен по праву стоять в первом списке. Исследователи неподцензурной литературы знали его как поэта, участника самиздатского альманаха «Синтаксис», лингвисты – как переводчика нобелевского лауреата Эудженио Монтале, Пьера Паоло Пазолини и других не менее интересных писателей. Наконец, специалистам по русскому религиозному ренессансу и наследию Серебряного века он известен как тончайший специалист по творчеству Владимира Соловьева и Вячеслава Иванова. Не удивлюсь, если стороннему человеку покажется, что речь о трех разных людях… При этом в каждой из этих областей Николай Котрелев (1941–2021) оставался непревзойденным мэтром, чутко чувствующим изучаемую культуру. Автор настоящей рецензии не был близко знаком с Николаем Всеволодовичем, мы лишь изредка виделись на конференциях и круглых столах. И меня не оставляла мысль, что я общаюсь с современником Соловьева и Иванова. А ведь рядом находились не менее серьезные знатоки эпохи. Но для меня они виделись именно экспертами, а не свидетелями прошедшего…

В первую книгу вошли изыскания и публикации, связанные с именем Соловьева и историей отечественного модернизма. Из соловьевских штудий, которые в числе прочего включают неизданную переписку философа, исследование работы «О причинах упадка средневекового миросозерцания», стихотворчество, обращает на себя внимание статья, посвященная «Трем разговорам». В ней Котрелев приводил фрагмент предисловия, не включенный мыслителем в окончательный вариант книги: «Каждый из собеседников (не исключая и князя) высказывается иногда соответственно моим мыслям, но ни с одним из этих лиц (не исключая и г. Z) я себя не отождествляю». В опубликованном тексте Соловьев писал, что «окончательно стоит» именно на точке зрения г. Z, хотя и признает относительную правду других участников спора. Размышлял исследователь и о комическом в творчестве философа, видя истоки в наследии Эрнста Теодора Гофмана, которого Соловьев чрезвычайно ценил и переводил. Вот некоторые афоризмы создателя «Оправдания добра», которые напомнят изречения Козьмы Пруткова: «Солнце восходит, но оно же и заходит, так и ты избегай односторонности», «Человека, крепко спящего, не спрашивай о его здоровье, подожди, когда он проснется». В заметке об издательстве символистов «Скорпион» Котрелев отмечал, что издательств, выражавших вкусы и направленность определенной группы литераторов, всегда находилось немало (горьковское «Знание», «Центрифуга» футуристов и т.д.), но в «Скорпионе» они обрели логическую законченность и характерность.

Вторая книга в основном состоит из трудов о Вячеславе Иванове. Ученый писал об интеллектуальном дневнике автора «Родного и вселенского», переводах Эсхила, поэзии. Чрезвычайно важна реконструкция ивановских отношений с писателями-современниками. Так, с Александром Блоком общение было не всегда ровным. Поэтов объединял общий взгляд на символизм и размышления о судьбах России. Однако в дальнейшем произошло расхождение в видении символизма и неприятии Ивановым блоковских «Возмездия» и «Двенадцати». Впрочем, они вновь сблизились на ниве работы в «Алконосте» и «Записках мечтателей». Не менее сложными оставались его отношения и с Горьким. Последний, несмотря на все эстетические расхождения, хотел видеть оппонента на страницах созданного им журнала «Беседа». Однако это не мешало писателю критически оценивать «Вячеслава Великолепного»: «Щедро говорит комплименты, но так как они не оригинальны, то – кажутся неискренними (…) Непререкаемо уверен, что он «столп и утверждение истины». Прекрасно изучил все изгибы реакционной мысли, впрочем – нехитрые (…) Многое из своих мыслей о «соборности», «хоровом начале» он, видимо, уже забыл или запутал. Потеряв веру, не утратил механической привычки веровать».

Том дополняют статьи историка, связанные с издательским и библиотечным делом, а также библиография Котрелева, с авторскими комментариям – например, к своему реферату пьесы Бернарду Сантарену «Португалец, писатель, 45 лет»: «Когда начались отъезды друзей «в Израиль» (Вену, Париж, Америку), волной подмывало «за компанию». Да тут умер Салазар, и все посыпалось. Ехать стало некуда». Читая этот комментарий, я явственно слышал голос Николая Всеволодовича, рассказывавшего мне эту историю лет 25 назад…


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Яблоко" возвращается к массовому выдвижению кандидатов на выборах

"Яблоко" возвращается к массовому выдвижению кандидатов на выборах

Дарья Гармоненко

Партия готова отступить от принципа жесткого отбора преданных ей депутатов

0
1940
"Яблоко" занялось антитеррором

"Яблоко" занялось антитеррором

Дарья Гармоненко

Инициатива поможет набрать партии очки на региональном уровне

0
2224
Перезагрузка в чистилище

Перезагрузка в чистилище

Алексей Белов

Сочетая несочетаемое, или Мостик между древним миром и современностью

0
1505
Сохраняя культурный код

Сохраняя культурный код

Наталия Набатчикова

В конференции Российского союза профессиональных литераторов приняли участие более 80 человек

0
289

Другие новости