0
5492
Газета Печатная версия

19.06.2024 20:30:00

Без гвоздя в голове

Взаимные ошибки на путях к катастрофе

Тэги: история, государственная дума, мемуары, василий маклаков, россия, кадеты, политика, александр II, петр столыпин, самуил маршак


21-15-3480.jpg
Василий Маклаков – юрист, депутат, кадет. 
 Леонид Пастернак.
 Портрет Василия Маклакова. 1916
Политик не у дел больше всего напоминает военного в отставке. То же стремление «довоевать», а точнее «переиграть» былые расклады в области внешней или внутренней государственной деятельности. И в не меньшей степени, чем у армейца, желание обелить себя от недавних неудач и поражений.

Воспоминания юриста, члена II, III и IV Государственных дум, одного из создателей Конституционно-демократической партии Василия Маклакова (1869–1957) являются скорее исключением. Выше собственных убеждений депутат ценил объективность, а потому нередко указывал на ошибки единомышленников и на правоту политических противников.

Книга рассказывает о зарождении и работе либеральных оппозиционных течений, начиная с 80-х годов XIX века и до 1-й Государственной думы (1906 год). Вероятно, подобные временные ограничения связывались с тем, что далее следовал конституционный период, в значительной степени отличавшийся от описываемой эпохи (появление легальных партий и их включение в политическую жизнь страны через новый представительный орган). Кроме того, истории 1-й и 2-й Государственных дум Маклаков посвятил отдельные книги.

Возникновение напряженности между властью и общественностью он увязывал с приостановкой реформ 60-х годов XIX века, то есть с завершением периода «творческого самодержавия» Александра II, когда «о движении вперед молчали; о конституции могла свободно говорить только «реакция». Последнее, впрочем, по мнению Маклакова, не было лишено логики: дальнейшее проведение социальных преобразований неизбежно потребовало бы расширения политических прав, а значит, и демонтажа неограниченной царской власти. Сложно сказать, насколько такой взгляд соответствовал действительности. Все-таки постоянно проводить реформы, требующие серьезных финансовых вложений, всегда накладно. Необходим перерыв. Да и ни одно из александровских начинаний, несмотря на все опасения, не было отменено.

Тем не менее даже при такой оговорке нельзя не признать правоту слов Маклакова, что режим не всегда адекватно реагировал на деятельность гражданского общества. Думается, жесткая реакция на организацию студентами панихиды по опальному писателю Николаю Чернышевскому (в ней принял участие и мемуарист, вспоминавший, что тогда не было произнесено ни одного политического заявления) вряд ли увеличила в среде поминавших число лоялистов.

21-15-11250.jpg
Василий Маклаков. Власть
и общественность на закате
старой России: воспоминания
современника / Подгот. текста,
вступ. статья, коммент. и аннот.
указатель имен С.В. Куликова.–
М.: Новое литературное
обозрение, 2023. – 744 с.
(Россия в мемуарах).
В итоге сложилась парадоксальная ситуация: «история вырабатывала два крайних типа людей – «прислужников» и «бунтовщиков». Независимых, самостоятельных, но лояльных по отношению к власти людей жизнь не воспитывала».

Поэтому не удивительно, что и предложенные оппозиционной общественностью социально-политические альтернативы не могли изменить ситуацию и предотвратить захват власти радикалами в 1917 году.

По мнению Маклакова, она должна была вместо политических требований «устремить свою энергию на окончание реформ 1860-х годов, на полное освобождение крестьян». Вместо этого оппозиционеры пребывали в уверенности, что именно «они все сами умеют, что страну они представляют, что она верит им, убежденные, что управлять страной очень легко». А ведь с началом думского периода подобные требования (обязательной смены правительства) не были актуальны, так как последнее желало сотрудничества («согласие власти с общественностью было сделано основой новых порядков»). Подобное положительное свидетельство в отношении верхов, как представляется, особенно симптоматично, если учитывать, что Маклаков, мягко говоря, прохладно относился к деятельности премьера Петра Столыпина (что особенно заметно в его книгах о Думах).

Остается только сожалеть, что столь взвешенный анализ действительности и разумные начинания в области реформ не возобладали среди современных Маклакову политических элит. Вероятно, это был тот роковой «гвоздь» из английского детского стишка в переводе Самуила Маршака, которого в нужный момент не оказалось в «кузнице», отчего в итоге был потерян город (в оригинале – страна).


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Польше сооружен антиукраинский памятник жертвам геноцида

В Польше сооружен антиукраинский памятник жертвам геноцида

Валерий Мастеров

Монументальное эхо Волынской резни

0
2299
Большая любовь Колчака

Большая любовь Колчака

Алекс Громов

Если бы не Первая мировая, Россия догнала бы США

0
1129
Эти волшебники все умели

Эти волшебники все умели

Вера Чайковская

Художники группы «13» считались «формалистами», но именно они создали тот «поэтический реализм», которым мы гордимся

0
1089
В Германии тоскуют по канцлерству Меркель

В Германии тоскуют по канцлерству Меркель

Олег Никифоров

В Москве нет однозначной оценки правления политика-долгожителя

0
2295

Другие новости