0
1571
Газета Культура Печатная версия

10.04.2017 00:01:00

Золотой бенефис

Ученик Римаса Туминаса поставил спектакль для Светланы Немоляевой

Тэги: светлана немоляева, юбилей, театр маяковского, премьера, бешеные деньги


светлана немоляева, юбилей, театр маяковского, премьера, бешеные деньги Светлана Немоляева на сцене чувствует себя привольно в любой ситуации. Фото со страницы Театра Маяковского в Facebook

В апреле Светлана Немоляева, прослужившая в Театре Маяковского всю жизнь, празднует юбилей. К этой дате приурочена премьера театра – «Бешеные деньги» Островского, где народная артистка исполняет одну из главных ролей – маменьку девушки на выданье. Ее непокорную, страстную до пышного благосостояния дочь играет Полина Лазарева. 

Постановщиком бенефисного спектакля, который только выиграл оттого, что имел несколько поводов появиться в репертуаре, выступил ученик Римаса Туминаса. Наверное, не случайно в театре, возглавляемом Миндаугасом Карбаускисом, Анатолий Шульев нашел себя. Но в этом есть и некое продолжение ощущения театра и мира, заложенное мастером. В пространстве, которое на Большой сцене создал Мариус Яцовскис – с привычными литовскими чертами сумрачности и эклектики, надбытовой эстетики, – режиссер чувствует себя более чем комфортно. Что можно сказать и об отношениях с автором: природное чутье классики, умение с легкостью опрокинуть ее в наше время, в каких бы исторических костюмах ни выходили герои, режиссер перенял от учителя. В этом зрительском, насыщенном, но воздушном спектакле не только вылеплены все типы, что крайне важно для Островского, но и не потеряны молодым режиссером все ниточки – как смысловые, так и «технические» (работает каждый жест, фраза), а еще ни разу нельзя заметить робости перед академической сценой – она уверенно освоена.  

Вторая постановка по Александру Островскому составляет своеобразный диптих с первой – ею были «Таланты и поклонники» Миндаугаса Карбаускиса пять лет назад.  Диалог происходит и по сюжету, и по актерскому ансамблю. В центре комедии «Бешеные деньги», не так часто выходящей сегодня на подмостки, вероятно, в силу открытого морализаторства текста – мать и дочь, привыкшие к беззаботной жизни, но вдруг отчаянно ищущие способ не впасть в нищету. Исторически – пьеса (писалась в 1870 году) о том, как дворянство теряло всякий статус и вес, а в авангард жизни выходил энергичный, деловой человек конца века: «Нынче не тот богат, у кого деньги есть, а тот, кто их добывать умеет». 

В то время как литературный и психологический сюжет у русского Шекспира – в чистом виде «Укрощение строптивой». Провинциал Савва Васильков (Алексей Дякин) приезжает в столицу и влюбляется в лучшую невесту – Лидию Чебоксарову (Полина Лазарева), по коей сохнут еще три горе-жениха без гроша в кармане, зато умеющие так пускать пыль в глаза, что все пять действий с успехом морочат голову жадной до красивой жизни невесте. Щепетильный франт – заика Глумов (Константин Константинов), вечно пьяный волокита и дамский угодник Телятев, сладострастный князинька Кучумов (Александр Андриенко). И, как бы ни хотела Лидинька бесхлопотного богатства и бешеных, а значит, глупых денег, новоиспеченный муж из простых все-таки научит ее жизни, да и полюбить и уважать себя заставит. 

Сценография визуализирует былую роскошь: на сцене высокие деревянные столбы – стволы деревьев, увенчанные капителями. Кое-где проглядывают птичьи гнезда, из них слуга Василий (фактурная роль Юрия Никулина, которого режиссер оснастил арсеналом фокусника) даже достанет потом яйцо на глазунью. На программке, кстати, изображен парафраз золотого тельца – курица, отлитая в золоте. Среди поэтичного леса разместится и квартирка героев, сначала побогаче, а затем и победнее.

Светлана Немоляева играет старушку-мать. Этакого божьего одуванчика, женщину аристократических кровей, привыкшую жить в роскоши и с мужчинами говорить ласково, медово; учить молодых жизни: «Мой муж так любил меня и дочь, что, когда требовалось, он не знал различия между  своими и казенными  деньгами!» Лукаво прятать свои женские хитрости за обезоруживающей улыбкой. Она физически пугается громкого бесстыдства дочери (вокруг которой хлопочет, как наседка), не боящейся пойти на крайние меры ради добычи денег. 

На пороге солидного возраста актриса все так же сверкает знаменитым  взглядом из-под ресниц, порхает по сцене, ничуть не отставая от партнеров, составляя, конечно, комическую пару со своей – кровь с молоком – статной внучкой Полиной Лазаревой. Немоляева будто даже не играет (ее выходы и репризы в зал зрители встречают дружными аплодисментами) – профессионализм, накопленный десятилетиями, позволяет на сцене чувствовать себя привольно в любой эмоции, что составляет несомненный контраст с молодой актрисой. Лазарева играет размашисто, чего и требует сочная комедия Островского, где в одну минуту нужно переходить от реализма к пародии и обратно, но ее внутренние актерские «связки», «переходы» еще видны, еще не столь органичны. 

Кто же не хочет жить с приятностями? Вот так и ходят московские поклонники вереницей волочиться за красавицей, да как только дойдет разговор о женитьбе – сразу на попятную. Пьеса обжигающе современна, начиная с отточенных реплик комика Телятева (Виталий Гребенников играет его с антрепризным нажимом на любимые публикой гэги подвыпившего хохмача), которыми он пуляет на все случаи жизни, обнажая недюжинное чувство юмора драматурга. И заканчивая всей историей – где разврат столичной неги несчитанных денег и пустых карманов, существование за счет болтовни и красочного вранья, прихлебательства, словом, на гребне той пены, что взбалтывается элитной жизнью; где мужчины как забавную игрушку пользуют женщину, срывая цветы удовольствия. 

И поэтому резонерские слова сугубо положительного героя со смешной фамилией Васильков (Дякин выводит его обаятельным деревенским увальнем, не потерявшим врожденной этики и рацио): «В  вашем  омуте  женщина  может потерять все – и честь, и совесть, и  всякий стыд», – звучат очистительным моралите. Режиссер доводит эту линию до конца. 

В финале, когда Лидинька соглашается на жизнь бесхитростную, но честную, Васильков запрягает ее, как кобылицу, рядом с собой в повозку со скарбом, и символичный ковчег с матушкой на крыше объезжает несколько кругов по сцене. Тут, правда, режиссер увлекается излюбленным приемом подпустить театрального дыма, что рождает мистическую картинку вершащегося правосудия судьбы, но ничего не попишешь – красиво и горько.  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Не просто Мария

Не просто Мария

Наталия Григорьева

В российский прокат выходит документальный фильм про оперную диву Каллас

0
939
Геннадий Хазанов не спустил курок

Геннадий Хазанов не спустил курок

Елизавета Авдошина

Вахтанговский театр открывает 98-й сезон темой Холокоста

0
1015
Гаспар Ноэ: Пьяные люди не способны заниматься сексом

Гаспар Ноэ: Пьяные люди не способны заниматься сексом

Наталия Григорьева

Режиссер рассказал "НГ", почему его фильм "Экстаз", где все принимают наркотики, не про наркотики

0
1760
Прекрасная Роксана

Прекрасная Роксана

Галина Коваленко

Татьяна Пилецкая встречает юбилей новой ролью

0
645

Другие новости

Загрузка...
24smi.org