0
8396
Газета Идеи и люди Печатная версия

13.03.2018 00:01:00

Ксения Собчак. Экономика, которая нам нужна

Новая версия советского "народного хозяйства" развитию России будет только мешать

Ксения Собчак

Об авторе: Ксения Анатольевна Собчак – кандидат в президенты Российской Федерации.

Тэги: экономика, власть, коррупция, политика, рыночные реформы, госкапитализм, бизнес, силовики, налоговый маневр


экономика, власть, коррупция, политика, рыночные реформы, госкапитализм, бизнес, силовики, налоговый маневр Вмешательство силовых структур в экономику страны стало явлением настолько частым, что его уже трудно объяснить одной лишь служебной необходимостью. Фото РИА Новости

Удивительное дело: наше изрядно запуганное гражданское общество способно объединиться в борьбе за честные выборы, консолидироваться вокруг жертв полицейского произвола, в редких случаях даже добиться освобождения несправедливо осужденных. Но вот к тому факту, что власть буквально вросла в экономику, мы относимся равнодушно, даже, можно сказать, толерантно. Кому из нас не приходилось слышать слова о том, что в России всегда воровали, всегда путали свой карман с государственным? Получается, что коррупция чиновников и бесцеремонное вмешательство государства в экономику нам не нравятся, а в корень проблемы мы зрить не можем или не хотим.

Если отойти от частностей, главной проблемой российской экономики было и остается то, что она используется как инструмент решения проблем государства. Экономические вопросы в России выходят на поверхность лишь тогда, когда не говорить о них решительно невозможно, либо когда наше отставание от конкурентов становится угрожающим. В этих случаях все силы брошены на решение экономических задач, без оглядки на издержки. Так проходила петровская модернизация, так закладывалась советская промышленность, создавался ядерный щит, осваивался космос. Эффективным считалось то, что приносило руководству страны политические выгоды.

Экономика в России глубоко политизирована. Когда же в 1990-е годы распалось государство, оказалось, что конкурентоспособна в России лишь добыча природных ресурсов. За без малого 30 лет мало что изменилось: в 2017 году в нашем экспорте сырье и продукция низкого передела составляли 70,6%, а в импорте 66,1% приходилось на машины, оборудование и готовые потребительские товары. Замечу: в «сидевшем на нефтяной игле» СССР эти же группы товаров обеспечивали лишь 55,2% экспорта.

Когда я слышу, как политики говорят, что «нам нужна новая экономика», мне хочется сказать: нам нужна просто экономика. Экономика, а не новая версия советского «народного хозяйства». Экономика, эффективность которой измеряется не выполнением майских указов, а конкурентоспособностью производимых нами товаров и услуг. Такая экономика должна, во-первых, базироваться на частной инициативе, а не на государственном планировании. Во-вторых, она должна ориентироваться на повышение благосостояния экономических субъектов и только потом – на интересы бюджета.

Незавершенность рыночных реформ привела к государственному капитализму. Как говорят, что в России ни производи, получится автомат Калашникова. Так и в политике – как Россию ни реформируй, получается Советский Союз.

Посмотрим на цифры. Сегодня около 70% ВВП создается в государственном секторе, банки с госучастием контролируют 66% активов банковской системы, госкорпорации доминируют в добывающей промышленности, энергетике, финансах, на транспорте и в машиностроении. Около 20% доходов федерального бюджета поступает от таможни, то есть от обложения ввозимых или вывозимых товаров. Это даже отдаленно не похоже на рыночную конкурентную экономику.

Что можно предпринять, чтобы исправить ситуацию?

Во-первых, это реформы, которые я назову «общими». Главная среди них – возрождение частной инициативы. Вернее, высвобождение этой инициативы, поскольку кем-кем, а предпринимателями Россия богата. Она бедна дальновидными политиками, понимающими, что нужно ослабить или вообще отказаться от регулирования многих видов экономической деятельности; облегчить создание новых предприятий, снизив или отменив налоги на вновь вводимые производственные мощности; умерить аппетиты государственных компаний. Стоило бы пересмотреть список «стратегических» отраслей экономики, закрытых для иностранных инвестиций, а возможно, снять ограничения на некоторые из них. Не повредит снятие запрета на частное владение инфраструктурными объектами – в том числе железными и автомобильными дорогами, трубопроводами и взлетно-посадочными полосами. Предваряя опасения о том, что российскую экономику «тут же скупят», скажу сразу – все предлагаемое относится только к вновь возводимым объектам или неразведанным месторождениям. России нужна новая экономика – в стране должны строиться новые дороги и аэропорты, новые предприятия, вводиться новые месторождения сырья. И это новое может и должно быть частным.

А еще нам нужна реальная конкуренция. Вместо этого ФАС возбуждает свыше 60 тыс. дел в год, большинство которых попросту комичны, но опасается затрагивать интересы реальных монополистов. В то же время список запретов столь длинный, что немедленно хочется запретить запрещать. Строить частные трубопроводы и самостоятельно экспортировать газ за рубеж – запрещено, хотя потенциал независимых производителей газа растет. Владеть построенными на частные деньги железными дорогами – запрещено. Предоставлять лицензии на разработку новых нефтяных и газовых месторождений на шельфе в обход «Роснефти» и «Газпрома» – запрещено.

В 1990-е годы в России приватизировали уже существовавшие предприятия, передав их избранным, но дальше этого в экономике не продвинулись. В 2000-е ошибку «исправили», вернув государству контроль – но опять-таки не создав ничего нового.

Во-вторых, это институциональные реформы. Право собственности в стране реально не защищено, а чрезмерное регулирование убивает экономику. Спросите любого бухгалтера или налогового юриста – новые нормативные акты появляются едва ли не каждый месяц, а формы отчетности меняются с калейдоскопической частотой. Давайте для начала введем мораторий на новое регулирование и отменим все, что можно или целесообразно отменить – для этого достаточно ввести в показатели эффективности чиновников так называемые KPI, что даст сокращение количества «нормативки». Частный бизнес – дело рисковое, а в нашей стране оно еще и весьма бюрократизированное.

Отдельно стоит сказать об ответственности предпринимателей. Несмотря на попытки отменить уголовную ответственность за экономические преступления, тысячи предпринимателей по-прежнему сидят в СИЗО и по тюрьмам. Нам необходимо добиваться того, чтобы этот закон заработал не только в теории, но и на практике.

Отдельная больная тема – вмешательство силовых структур в российский бизнес. Сегодня силовики вмешиваются или контролируют системы связи и Интернет, радио- и телевещание, развитие систем авиасообщения, информационный бизнес. Никто не отрицает их особых нужд в этих сферах, но их действия вышли далеко за пределы обеспечения их легитимных интересов. Министерство обороны, как показали коррупционные дела последних лет, не в состоянии эффективно управлять своими непрофильными активами и землей. В интересах силовых министерств мы сохраняем архаичное разделения земель на «категории» и тем самым препятствуем вовлечению земель в хозяйственный оборот. Решение этой проблемы очевидно: силовиков и предпринимателей необходимо разделить «китайской стеной».

Экономика болеет, когда «государственные» интересы перевешивают частные. Единственным государственным интересом должно быть обеспечение быстрого экономического роста, создание новых рабочих мест и повышение уровня жизни граждан за счет их труда, а не перераспределения ресурсной ренты. Без радикального изменения отношения власти к бизнесу развитие нашей страны невозможно.

В-третьих, особенности России требуют кардинального реформирования налоговой системы. Я полагаю, что стране нужен «налоговый маневр», состоящий в сокращении налогового бремени на частный конкурентный бизнес за счет более эффективного использования ресурсных доходов. Россия не сможет в ближайшие десятилетия отказаться от сырьевой специализации – и поэтому нужно максимизировать доходы госкомпаний, повысить их эффективность, отказаться от непрофильных активов и обеспечить изъятие в бюджет всех возможных доходов. Однако для этого следует сделать эти компании прибыльными и эффективными, приведя на позиции топ-менеджеров независимых специалистов мирового уровня, а не бывших филологов и горе-разведчиков. Сырьевые экономики потому часто оказываются весьма успешными в диверсификации, что им удается покрывать социальные расходы за счет доходов от ренты, в то время как частный бизнес развивает прочие отрасли. Пока у страны остается советский задел в виде нефти и газа, пока глобальная экономика не перешла на альтернативные источники энергии, России следует поторопиться и перезапустить свою экономику, вырастив в льготном налоговом режиме тот частный бизнес, который станет ее основой в середине XXI века. Откладывать больше нельзя.

Кроме того, реформа налоговой системы должна включать в себя и еще один аспект. Для создания класса ответственных собственников и общества ответственных граждан следует отходить от косвенных налогов в пользу прямых. Да, известно, что косвенные налоги проще администрировать, чем прямые. Однако подоходный налог, уплачиваемый в России каждым гражданином, должен идти в федеральный бюджет и использоваться на общие нужды, а не обострять региональные различия, как это происходит сегодня. Налог на добавленную стоимость, в свою очередь, может быть разделен на федеральную и региональную части или заменен налогом с продаж, что позволит местным властям регулировать его ставку и тем самым привлекать дополнительные бизнесы. Эти меры не новы – они давно и эффективно работают в США, наиболее либеральной и успешной западной экономике. И вместо того, чтобы задаваться вопросом о том, «почему Россия не Америка», нам следовало бы брать пример с наиболее конкурентоспособных стран.

В-четвертых, пора снять табу с весьма проблемной темы – как наша экономика распределена в пространстве и почему это мешает экономическому росту. В советские времена важнейшие предприятия страны размещали глубоко в центре страны – поэтому промышленный потенциал России смещен на Урал и в Западную Сибирь. Однако главный геоэкономический «урок» ХХ века состоит в том, что «континентальные» экономики проиграли «береговым». Сегодня почти три четверти мирового ВВП создается на территориях, расположенных не далее 150 км вглубь морских и океанических побережий, а 91% международной торговли (по физическому объему) обеспечивается морским транспортом. Прибрежные регионы любой экономически развитой или развивающейся страны, будь то Бразилия, Китай или США, существенно опережают в своем развитии находящиеся в глубинах континента. России пора меняться. Следует создавать не точечные территории опережающего развития, а региональные свободные экономические зоны в Приморье, Магаданской области, Мурманской и Калининградской областях, скопировать регулирование с китайских или мексиканских примеров, открыть новые приграничные транспортные коридоры. Некоторые из этих мер столь очевидны, что даже не ясно, что препятствует их реализации. Среди примеров – экстерриториальная дорога из Китая к бухте Троицы или общеевропейский авиационный хаб в Калининграде. Россия не обделена выгодными выходами к океанам, но и они используются сегодня катастрофически неэффективно.

Экономика должна быть не экономной или наоборот – затратной, это советские лозунги. Она должна просто быть – приносить выгоды гражданам, но не бюрократам; расширяться за счет роста, а не освоения бюджетных средств; соединять Россию с миром, а не обеспечивать мифическое импортозамещение. Экономика объединяет людей с их противоречивыми материальными интересами и превращает их в общество, она является важнейшим элементом социума, а не государства. Именно поэтому она не может быть ему подчинена, а когда это происходит, граждане страдают и беднеют. От того, удастся ли нам освободить экономику от опеки государства, без преувеличения зависит само существование нашей страны.   



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Что такое цифровизация российской энергетики

Что такое цифровизация российской энергетики

Павел Завальный

Удастся ли нам создать принципиально новое качество отрасли

0
380
В погоне за энергоэффективностью

В погоне за энергоэффективностью

Анастасия Пердеро

Новые экономические условия ставят экспертам нестандартные задачи

0
356
Константин Ремчуков: Депутатские ограничения полномочий избранного губернатора от ЛДПР, как опыт разрушения вертикали власти в России

Константин Ремчуков: Депутатские ограничения полномочий избранного губернатора от ЛДПР, как опыт разрушения вертикали власти в России

0
640
Строительная отрасль уводит в минус половину страны

Строительная отрасль уводит в минус половину страны

Анастасия Башкатова

Регионы не могут совладать с экономическими качелями

0
671

Другие новости

Загрузка...
24smi.org