0
703
Газета Печатная версия

16.08.2001

Саги не пахнут

Тэги: маринина, сага

Как и во всех областях человеческой деятельности в России, в литературе закончился десятилетний период первоначального накопления капитала. Произошла переориентация всех прежних ценностей на новый лад. Многие из известных еще при социализме писателей давно обслуживают новые политические движения. Те же, кто получил признание уже в рыночные времена - Пелевин, например, - естественно вписались в предложенные отношения. Успешнее других рынок завоевывала Александра Маринина. Настолько успешно, что теперь она решила вложить заработанный капитал в новое для себя дело.

Александра Маринина написала сагу в двух томах. Называется эта сага "Тот, кто знает". В ближайшее время ее сочинение выйдет в издательстве "Эксмо".

Сага московской коммунальной квартиры длится с 1965 по текущий 2001 год. На ее сцене:

девочка, выросшая в коммуналке и ставшая кинотелережиссером;

сосед-еврей, сваливший в Америку;

его мать и его незаконнорожденная дочь;

сын функционера, за которого эта дочь выйдет замуж;

военнослужащий, униженный перестройкой;

провинциальный мальчик, выясняющий обстоятельства гибели брата;

скелеты, аккуратно развешанные по коммунальным шкафам.

Все это чем-то напоминает парфеновский проект "Наша эра" - Маринина бесконечно перечисляет спектакли и фильмы, книги и газетные статьи, упоминая Смоктуновского и Доронину, чилийскую хунту и антиалкогольный указ, гербалайф и "Запрещенных барабанщиков". Столь же утомительно - как в романе Чернышевского - и перечисление цен, шелест рублей и звон упраздненных копеек. Но - в отличие от Парфенова - каталог этот лишен иронии. Он выпачкан тем самым языком, на котором были писаны истории про Каменскую. Язык милицейских протоколов насмерть въелся в марининское естество. Он доходчив и статичен - что видно уже с первой строчки: "Комсорг класса Наталья Казанцева перестала быть первой и лучшей в учебе, хотя по-прежнему пользовалась уважением одноклассников". А вот - ближе к концу: "12 декабря вся страна на избирательных участках выразила свое отношение к составу будущей Государственной Думы и к новой Конституции, через несколько дней был подведен окончательный итог голосования, и уже 20 декабря Руслан Нильский получил редакционное задание: поехать в Москву и взять ряд интервью как у вновь избранных депутатов, так и у известных политических и общественных деятелей".

Что мы видим в итоге? Что прямая речь персонажа совершенно не отличается от авторской. Вот на закате империи офицер-подводник говорит жене: "И вдруг оказалось, что я не нужен. И не только я один. Мы все оказались не нужными со своими взглядами, со своим образованием. И что самое грустное - со своим патриотизмом. Любовь к Родине теперь не в почете, зато сегодня в моде любовь к быстрым заработкам. А я буду налоговым работником. При мысли об этом меня тошнит". Это - прежняя, канцелярская Маринина: она вам до боли знакома по ее "нелитературным" романам. Но - парадокс! - ее новые герои только и делают, что говорят о литературе. Вот сочинительницу сценариев упрекают в слабости сюжетов - а поди же ты: "она писала такие диалоги, находя такие точные, емкие и проникающие прямо в сердце слова, что слезы наворачивались на глаза даже при чтении текста". Главная героиня, просматривая графоманские папки старшей сестры, обнаруживает, что это "нудные, растянутые и бесформенные, как многократно стиранные свитера из плохой шерсти, истории про молодых людей середины шестидесятых". Собственно, это и есть единственная ирония в новом романе. Точнее - бессознательная самоирония.

В стране Советов были свои "мыльные оперы" - нескончаемые эпопеи, написанные секретарями Союза писателей, когда тени исчезали в полдень, а зов звучал вечно. Эти саги пользовались колоссальным успехом - поскольку работали они по тому же принципу, что и латиноамериканская нечаянная телерадость.

Сегодня Александра Маринина, будучи чем-то вроде генерального секретаря союза массовых писателей, написала свою, секретарскую эпопею. Возможно, это необычный рекламный ход. Возможно, что книга, из которой исчез криминал, была выстрадана автором: тем паче что конвейер марининских романов уже несколько лет назад потерял "детективное" качество. Дело в том, что в ее детективах появились "научно-фантастический генератор чудес" и прочие мистические опыты, что свидетельствует в первую очередь о невозможности выстроить детективную интригу в чистом виде. Отсутствие дедукции переводит этот бумажный поток в разряд явления "просто Маринина". Возможно, ее новый роман будет подаваться как "другая Маринина" - или "история страны и поколений". Но это не так.

Закон жанра гласит: "Вопрос "У тебя есть спички?" можно ввести в повествование только в том случае, если действие происходит в пороховом погребе". Так вот: герои саги только и говорят, что о спичках. Ее текст можно было бы "отжать" до размера повести - когда бы он не был написан по другим законам. Лишенный саспенса, он стал, как мы уже говорили, "секретарской книгой", где сочетаются ностальгическая телеэстетика, раскидистость и полное отсутствие ненужных массовому читателю рассуждений. Цены прошлого всегда приятны для воспоминаний - поэтому сага обречена на успех, когда обыватель, листая книгу, воскликнет: "Про меня!"

Так что ругать книгу за отсутствие литературных достоинств как-то глупо. Ведь литературой тут совсем не пахнет.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


 Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Наталья Новохатняя

0
677
Плазменные времена

Плазменные времена

Наталья Рубанова

Андрей Бычков о размыкании человека, люциферическом дискурсе и риске в речи

0
1786
Я разорен!

Я разорен!

Игорь Клех

Писатель-джентльмен Джон Голсуорси

0
1785

Другие новости

Загрузка...
24smi.org