0
1169
Газета Печатная версия

03.12.2009

Памятник неизвестному художнику

Тэги: наср, искусство, ислам, мистика


наср, искусство, ислам, мистика

Сейид Хоссейн Наср. Исламское искусство и духовность. – М.: Дизайн. Информация. Картография, 2009. – 232 с.

Сказано же: пророков в своем отечестве нет. Выдворенному из родного Тегерана иранскому мыслителю Сейиду Хоссейну Насру (р. 1933), профессору университета Джорджа Вашингтона (США), посвящен 28-й том престижной мировой серии «Библиотека живых философов». Западные философы-оппоненты в один голос причисляют его к вымершему виду мастодонтов-«традиционалистов», а традиционные исламисты, в свою очередь, предают анафеме за отступничество от веры. Наср – всегда между двух огней: нужные для иранской ядерной экономики физику, геологию и геофизику осваивал в американских вузах. А затем, почувствовав духовное опустошение от изучения технических дисциплин, занялся (уже факультативно) гуманитарными науками и удостоился – первым из иранцев – докторского звания по истории науки и философии. Так что ни искусство, ни наука, ни ислам по отдельности для него не существуют – только гремучая смесь этой троицы и вытекающая из нее мистика. Более всего его прельщает история развития мистической мысли в русле суфизма. По Насру, истинная философия есть «припоминание» вечной истины, хранящейся в нас самих, но забытой. Любой акт искусства при таком ракурсе может и должен считаться сакральным.

Согласно Насру, «непреходящая мудрость» является сердцем каждой религии. На Востоке мусульмане называют ее «ал-хикма» («ал-халида»), индусы – «санатана-рахмой», а на Западе она именуется Софией. Как тут не вспомнить русских философов-мистиков начала прошлого века – Алексея Лосева, Владимира Соловьева, которые тоже рассматривали искусство через призму Софии.

Все в мире циклично, и ничего удивительного нет в том, что снова возрос интерес к мистике вообще и к герменевтике в частности. Востребованные книги и снятые по ним фильмы («Код Да Винчи», «Мастер и Маргарита»), мультфильмы («Легенда об Аанге») – сплошь мистика. Появился даже целый «мистический» канал на ТВ. Но часто в погоне за дивидендами происходит подмена по-настоящему ценного. Истинный же мистицизм, по Насру, всегда – перспектива мудрости и связь с Божественными Таинствами. При этом в метафизическом смысле Бог всегда Абсолют, то есть единый для всех. Утрачивая связь с космическими законами, Абсолютом, индивидуальное искусство утрачивает способность быть источником Знания, то есть искусством как таковым. Причисление же художниками себя самих к «ликам святых», то есть к разряду гениев, Наср считает порочной практикой: настоящий художник стремится к избавлению от индивидуализма и эгоизма, которые стали бичами современности. Вследствие «духовного помрачения» в индустриальном и постиндустриальном обществе возвращение к первоисточнику, Традиции должно происходить или непосредственно через Логос, или через посредников – посланников, пророков, аватаров.


Главное для творца - связь с Абсолютом, а вовсе не барыш.
Ф.А.Бронников. Художники в приемной богача. 1876 год. Вольский краеведческий музей

Философ уверяет, что расшифровать скрытые истины сегодня под силу только эзотерикам. В этом смысле исламскому искусству повезло: визуальная часть «традиционного» произведения не просто содержит текст, а обязательно подчинена ему. То есть любое мусульманское произведение (будь то молитвенный коврик, керамическое блюдо или картина) и есть текст. Или, как сейчас модно выражаться, гипертекст. Который и должен скрыто или открыто оказывать НЛП-воздействие – возвращать массы в русло традиции.

Так что название книги обманчиво. Она вовсе не про исламское искусство, поскольку такового и быть не может. «Просто» искусство (чистое, рафинированное, или искусство для искусства) невозможно. Недопустимо, чтобы художник взял в руки кисть и нарисовал все, что ему взбредет в голову. Это только на Западе или в Америке поощряются креатив и индивидуальное мышление. А мусульманский художник должен творить так, чтобы всегда оставаться неизвестным – в тени смысла, заложенного Священным Писанием. То есть за орнаментальными изысками «арабесок» скрывается коллективное приношение Богу. Поэтому исламское искусство можно сравнить с нескончаемым ковроткачеством, секреты которого должны передаваться посвященными из века в век, чтобы не прервалась традиция. В данном случае – Традиция в философском понимании Сейида Хоссейна Насра.

А что, по-моему, очень даже знаково. Да, мы перестали вкладывать в искусство определенный, заданный свыше сакральный смысл, но от этого оно не утратило своего, как сейчас модно выражаться, нейролингвистического влияния на умы. То есть воздействие осталось, но по большей части – непредсказуемое.

Вот бы и нашим писателям-художникам, прежде чем взяться за перо или кисть, осознать, во имя чего они творят.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Выставка "ЗВЕРЕВ-GALA"

Выставка "ЗВЕРЕВ-GALA"

0
304
Краска на обезьяньем хвосте

Краска на обезьяньем хвосте

Вера Чайковская

Картины из слоновьего помета, Шагал, Эйнштейн и атакующее сознание

0
251
Оппозиция в Сирии подняла новое знамя

Оппозиция в Сирии подняла новое знамя

Александр Шарковский

"Фронт национального освобождения" написал на своем стяге формулу ислама буквами цвета крови

0
1616
Почему Россия делает ставку на Башара Асада

Почему Россия делает ставку на Башара Асада

Кирилл Семенов

Антон Мардасов

Дамаск меняет баасистскую идеологию на культ "светского ислама"

0
1675

Другие новости

Загрузка...
24smi.org