0
3968
Газета Печатная версия

03.03.2011

Мигунов, который умел все

Тэги: мигунов, графика, иллюстрация

Читайте также:

  • Записки "лжесвидетеля". Отрывки из тетрадей "О, об и про…"

  • мигунов, графика, иллюстрация Эскизный вариант обложки книги «Чудеса в Гусляре».

    Книга сказок должна быть с картинками. Убежден, что это – аксиома. И не думаю, что кто-то будет спорить со мной всерьез.

    Некоторые авторы стараются сами. Мы знаем мумми-троллей именно такими, какими их представила Туве Янсон, а Маленького Принца – глазами самого Антуана де Сент-Экзюпери. Другие же сказки четко ассоциируются с авторскими дуэтами – писатель и художник-иллюстратор. Трудно себе представить «Алису в Стране чудес» и «Алису в Зазеркалье» Льюиса Кэрролла без картинок Джона Тенниела, а сказок Гете – без гравюр Вильгельма фон Каульбаха┘

    В ХХ веке изменились сказки, но не изменились основные принципы. «Приключения Незнайки» Николая Носова прочно связаны с иллюстрациями Генриха Валька. Художник Евгений Мигунов лучше других понял и прочувствовал повести Кира Булычева об Алисе Селезневой – узнал их сказочную суть. Он называл их «сказками из будущего (а не из «мистики прошлого»)». Для многих любителей этой героини, познакомившейся с ней по книгам, а не по последующим экранизациям, «Девочка с Земли» в первую очередь ассоциируется с озорными рисунками Евгения Мигунова. 27 февраля ему исполнилось бы 90 лет. Несмотря на то что он окончил ВГИК и начинал в мультипликации, больше четырех десятков лет он отдал книжной и журнальной графике, в ней нашел свое полное творческое выражение┘

    Евгений Тихонович Мигунов родился в Москве 27 февраля 1921 года в семье служащего. Сначала он учился в обычной школе № 12 Хамовнического района Москвы, но проявил талант и способности и в числе наиболее успевающих учеников был переведен в Московскую опытно-показательную школу им. Лепешинского. Окончил ее в 1938 году и, проучившись год в изостудии, поступил на художественный факультет Всесоюзного государственного института кинематографии – в мастерскую знаменитого мультипликатора Ивана Петровича. Иванова-Вано. В 1943 году Мигунов зачисляется на постоянную работу на киностудию «Союзмультфильм». Его первые работы в качестве художника-постановщика были созданы в соавторстве с однокурсником по ВГИКу Анатолием Сазоновым. Они завершили картину Иванова-Вано «Краденое солнце», работали над его же «Зимней сказкой», «Пропавшей грамотой» сестер Брумберг, «Песенкой радости» Мстислава Пащенко, ставшей первым советским рисованным фильм, награжденным на международном фестивале. С 1946 года Мигунов начал уже самостоятельно как художник-постановщик работать с ведущими режиссерами «Союзмультфильма». При его участии поставлены «Веселый огород», «Кто первый?», «Квартет», «Чемпион», «Полкан и Шавка», «Дедушка и внучек», «Трубка и медведь», «Волшебный магазин», «Когда зажигаются елки», «Лесные путешественники», «Песня о дружбе» и др. В 1953 году Мигунов дебютировал как режиссер – мультфильмом «Карандаш и Клякса ≈ веселые охотники». По сути, это был первый в истории студии авторский мультфильм: Мигунов был автором его сценария, художником-постановщиком и режиссером. Потом сделал «Это что за птица?», «Знакомые картинки» (с участием Аркадия Райкина), «Ровно в три пятнадцать...».

    Сотрудники студии любили его – человека веселого и трудолюбивого. Называли – «Женька Мигунов, который умеет все»┘ Он был полон самых смелых творческих планов, когда возник конфликт с директором и художник был уволен. Он не успел завершить экранизацию «Прозаседавшихся» Маяковского, не смог поставить весьма смелый сценарий «Мир! Мир» Мир!!!». Евгений Мигунов, по общему признанию, был «душой студии», а имени временщика-директора, уволившего его, сейчас не помнят даже историки советской мультипликации.

    Надо сказать, что, по отзывам тех, кто знал Евгения Тихоновича лично, он обладал довольно необычным, противоречивым характером. С одной стороны, он был контактным и сговорчивым человеком – он попросту не умел говорить «нет», даже если проект ему не нравился или он опасался, что не справится с ним на должном уровне. Поскольку он во всем стремился добиться идеального исполнения – этого требовал и от себя самого, и от тех, с кем сотрудничал. Он верил в людей, подчас в своих суждениях даже награждал их положительными качествами сверх меры, он судил людей по высшим требованиям и, если разочаровывался, мог высказать все прямо. Он не мог простить ни себе, ни кому-то другому даже малой толики халтуры. В этом противоречии был источник конфликтов. Показательна история, случившаяся позднее. Мигунов работал над диафильмом в качестве художника, но, прочитав сценарий, не удержался и полностью переписал его, несомненно улучшив, и потом искренне недоумевал, почему на него обиделся халтурщик-сценарист┘

    В 1960 году мультипликация потеряла самобытного художника. Зато книжная и журнальная графика его приобрела. Любое кино – будь то игровое или рисованное, полнометражное или короткометражное – нивелирует индивидуальность. Есть много примеров, когда художники, проработавшие в анимации многие годы, по-настоящему раскрылись только после того, как окончательно с ней порвали.

    Мигунов как карикатурист и оформитель сотрудничал с журналами «Крокодил», «Веселые картинки», «Мурзилка», «Пионер», в «Литературной газете», «Правде», «Советской культуре», «Вечерней Москве» и др. Рисовал диафильмы.

    Однако настоящую славу ему принесла книжная иллюстрация. Долгие годы Евгений Мигунов иллюстрировал книги для издательства «Детская литература». Именно здесь в 60-е годы сформировался его неповторимый и узнаваемый издали стиль рисунка. С его графикой вышли «Понедельник начинается в субботу» Аркадия и Бориса Стругацких, рассказы и пьесы Николая Носова, «Электроник – мальчик из чемодана» Евгения Велтистова, сборники остроумных сказок Феликса Кривина┘ Ну и, конечно, «Девочка с Земли» и «Сто лет тому вперед» Кира Булычева.

    Евгений Мигунов был первым, кто воплотил очаровательную Алису Селезневу в виде визуального образа. Он «помог» ей взрослеть от «детсадовки» в «Девочке, с которой ничего не случится» до «тинейджерицы» в «Миллионе приключений» и последующий произведениях┘

    Сотрудничество продолжилось в 90-е годы, когда издательство «Культура» замыслило шеститомник «Приключений Алисы». Этой работой перфекционист Евгений Мигунов остался доволен больше, чем другими книжными сериями. Там были и иллюстрации, и заставки, и форзацы. И к каждому было нарисовано множество эскизов, вариантов, каждый образ долго искался и находился┘


    Алиса на Бронте – известная тема. Только тут она в цвете.
    Рисунки из архива Евгения Мигунова

    Издательство «Армада» уже получило сработавшийся дуэт из писателя и художника. Они уже были хорошо знакомы, и новые повести о приключениях Алисы одному из первых попадали к Евгению Мигунову. Художник даже подсказал писателю несколько сюжетов – например, именно он предложил объединить два самых популярных цикла произведений и «запустить» Алису в город Великий Гусляр!

    К Евгению Мигунову пришел Кир Булычев и когда решил выпустить в трех томах все свои произведения, действие которых происходит в Великом Гусляре. Работа началась в середине 1997 года. Проект этот мог бы быть грандиозным, но воплотился в две плохонькие книжечки с мелкими иллюстрациями. Хотя была нарисована не одна сотня эскизов, набросков, законченных рисунков. Были придуманы образы – и не один, а несколько на выбор! – Корнелия Удалова, Александра Грубина, профессора Льва Минца, старика Ложкина, журналиста Миши Стендаля, доминошников Каца и Погосяна┘ Были нарисованы обложки, придуманы оригинальные макеты страниц. Большая часть этого материала не знакома широкой публики, она осталась в архиве художника. Есть, к примеру, пейзажи городка с пометками Кира Булычева: «Это не Гусляр! Это Калуга», «Это Пресня». К каждому рассказу цикла, а их больше сотни, рисовались эскизы.

    Дневниковые записи отражают творческие терзания художника. Он весьма высоко оценивает прозу Кира Булычева в лучших ее проявлениях, при этом безжалостен к малейшим его просчетам. Временами он сомневается, что способен создать достойный визуальный эквивалент ярким литературным образам писателя. При этом художник уже явно теряет силы – ему ведь было уже под восемьдесят! Весь 1998 год продолжалась работа над Великим Гусляром, а параллельно рисовались иллюстрации к новым повестям об Алисе, шли жесткие споры о ее раскрашивании – можно ли это поручить другому художнику. Издатели были рады любому результату, но Евгений Тихонович стремился к максимальному приближению к идеалу и этим изводил в первую очередь себя. В 1999 году у художника случился инсульт, он уже не мог рисовать сам, но старался контролировать раскраску рисунков для новой серии книг об Алисе.

    1 января 2004 года Евгения Мигунова не стало, он похоронен на Миусском кладбище Москвы. Но остались огромные архивы – это и рисунки, и воспоминания, и размышления об искусстве мультипликации и об искусстве иллюстрации. Кое-что из них читатели «НГ-EL» найдут на стр. 6.


    Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

    Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

    комментарии(0)


    Вы можете оставить комментарии.

    Читайте также


    У истины простая речь

    У истины простая речь

    Александр Сенкевич

    95 лет художнику и мыслителю Сергею Голлербаху

    0
    238
    Всадники "тихого искусства"

    Всадники "тихого искусства"

    Дарья Курдюкова

    К выходу трехтомника графики Михаила Соколова в галерее "Наши художники" устроили выставку

    0
    1207
    Без следа от стыда

    Без следа от стыда

    Юлия Кагарлицкая

    Три поэта, три судьбы, три взгляда на мир

    0
    816
    Заяц со скрипкой, лиса с барсеткой

    Заяц со скрипкой, лиса с барсеткой

    Дмитрий Фомин

    Графический роман о жизни животных и итогах приватизации

    0
    1567

    Другие новости

    Загрузка...
    24smi.org