0
2706
Газета Печатная версия

11.04.2013 00:01:00

В коричневом кафе неистового жука

Смерть, секс и трепетный стиль малой прозы Андрея Бычкова

Тэги: бычков, рассказы, западная проза, нонконформизм


бычков, рассказы, западная проза, нонконформизм

Андрей Бычков. В бешеных плащах: Книга рассказов. 
– Нью-Йорк: Franc-tireur, 2013. – 326 с.

Сборник рассказов человека, чья биография уже, думаю, заставит как минимум пролистать книгу – сын художника, выпускник МГУ, поработал как альфрейщиком и психологом, так и физиком-теоретиком и сценаристом. Переводился на многие языки, автор безжалостной «Дипендры» (помянем заодно и кормильцевскую «Ультра. Культуру», в которой вышла книга, таких издательств сейчас уже нет...), финалист премии «Нонконформизм», основатель собственной литературной премии «Звездный фаллос»... Собранные в книгу рассказы, как печатавшиеся, так и нет, «отвечают за базар биографии» – проще, видимо, сказать, как Бычков не пишет, чем перечислять то, как он пишет...
Подчеркнуто западная проза (даже у героев иностранные имена, платят они баксами и т.д.), отсылающая то ли к «новому журнализму» Капоте, то ли к «крутому детективу», то ли к алкоозарениям Буковски. Мамлеевский космическо-русский галлюциноз с прожилками эссеизма чуть ли не в духе Евгения Головина. Это по большому счету не совсем крайности, но на сопряжении радикально разнесенных повествовательных манер – подчас в пределах одного рассказа – и строится здание этого сборника. Вот изящный, импрессионистичный рассказ о потерянной любви, от которого веет духами, туманами и Буниным, а вот мутное и жесткое сплетение тел, всей своей физкультурой передающее привет де Саду и Мазоху (оные и помянуты рядом). Вот витой абстракционизм («в коричневом кафе неистового жука»), а вот холодные медитации над бусидо, Мисимой и новым мечом для тайцзи (или убийства любимой).
Помимо того что это очень четкая, прекрасно откалиброванная проза (дает о себе знать физический бэкграунд?), «В бешеных плащах» прежде всего очень мускулистая, мужская проза. Не в духе Стогоffа, не дай бог, не глупо мачистская. А концентрированное жесткое ян – с примесью темного и негативного инь. Эта проза и не притворяется, не скрывает своей известной опасности для нежных пользователей – в самых первых строчках явлены «бутончики крови» и «каша мозга», чуть дальше в морг свозят живых...
Эта проза не скрывает своей опасности для нежных пользователей – в самых первых строчках явлены «бутончики крови» и «каша мозга», чуть дальше в морг свозят живых... 	 	Николай Эстис. Заглянувшие в бездну
Эта проза не скрывает своей опасности для
нежных пользователей – в самых первых
строчках явлены «бутончики крови» и
«каша мозга», чуть дальше в морг свозят живых...
Лидия Шульгина. Заглянувшие в бездну
Сорокинский трэш? Отнюдь – тот симулятивен в силу своей подчиненности постмодернистским клише и игрищам, то есть является мертворожденным. Здесь же – да, рифмуется «смерть» с «любовью», и даже не с любовью, а... в русском плохо с этой лексикой, но вы поняли. Это живая и даже трепетная проза. Трепетна она по отношению к трем вещам – любви, смерти и языку («чрезвычайная тройка» двигала, толкала и прозу Лимонова, только третьим вместо языка там была война-политика). И если о любви лучше интимно прочесть, чем публично пересказывать, то о смерти и языке все же сказать хочется.
«Душистый бензин», «нежные недра», «тампонное молчание», «по ее спине уже бежали муравьи наслажденья», «выбрасывать из себя балласт своего молчания (то есть писать. – А.Ч.)» – все синестетически ощущаешь. А о другом думаешь, пока перечитываешь глазами: «Все появляется из ничего. Все всегда с нами. Трудно удержаться на кончике ножа, на паутинке, на солнечном луче, только тонкие водомерки знают секреты, они бегут по воде, как по земле, это только люди хотят, чтобы небо было твердым, как это кажется ночью».
И в этой метафизической вещности разбросана смерть, сокрыты для Андрея Бычкова ее загадка и ее очарование. Вот и рыскают по бычковским рассказам «танатотерапевты», а смерть отстраняет самого героя: «...свет падал на пол, а потом, отражаясь, словно бы поднимался и освящал лица умерших, я подумал, что я ничего не знаю о смерти, как, впрочем, наверное, не знает никто, словно мое мертвое лицо смотрело на меня из гроба, словно сквозь прикрытые веки оно увидело меня...» Однако «его чужой ребенок будет расти, как смерть», мысль о смерти синхронна «этому щемящему чувству жить», синонимичны «прекрасный и мертвый»...
Смерть для героя Бычкова – это и кайф, драйвовый кайф. Не она ли дает силы вечно быть в перпендикуляре обществу, сделать противу всех усилий современной пропаганды нонконформистскую позицию яркой вновь, воистину витальной? Он никогда не будет работать в офисе, мечтал в детстве стать камикадзе, а не банкиром, «ты просто не хотел казаться одномерным, тебе никогда не было по пути ни с кем». «Что отыграть? Свобода, она же, как смерть, все на своих местах, а ты проходишь мимо, и тебя уже ничего не трогает».
Если нонконформизм победит, в каком смысле он станет звездным?

Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Победитель конкурса "Лидеры России" стала проректором Вятского государственного университета

Победитель конкурса "Лидеры России" стала проректором Вятского государственного университета

0
157
Творческие вузы вправе самостоятельно устанавливать стоимость обучения для студентов

Творческие вузы вправе самостоятельно устанавливать стоимость обучения для студентов

0
100
В этом году всем  выпускникам школы с пятерками в аттестате выдадут медаль "За особые успехи в учении"

В этом году всем выпускникам школы с пятерками в аттестате выдадут медаль "За особые успехи в учении"

0
123
В Министерстве науки и высшего образования РФ объявили правила приема в вузы

В Министерстве науки и высшего образования РФ объявили правила приема в вузы

0
120

Другие новости

Загрузка...
24smi.org