0
795
Газета Печатная версия

05.07.2018 00:01:00

Масоны, Пушкин, родословные

«Книжные редкости» по Остроглазову

Тэги: библиофилы, иван остроухов, пушкин, петр щукин, коллекционер, книги, масоны, михаил сеславинский


23-11-3.jpg
Плакат, выпущенный к заседанию клуба, – тоже
библиофильская редкость: его тираж – пять
экземпляров. Фото автора

К 180-летию со дня рождения известного библиофила и библиографа, автора культовой для всех библиофилов книги «Книжные редкости» Ивана Михайловича Остроглазова (1838–1892) было приурочено очередное заседание клуба «Библиофильский улей», на которое собрались 28 любителей книг из Москвы, Санкт-Петербурга, Орла и других городов.

С основным докладом выступил собиратель каталогов частных собраний, знаток библиографических дезидерат Игорь Быков. В нем он осветил основные этапы биографии Остроглазова, уделив особое внимание служебной и общественной деятельности. Значительная часть доклада была посвящена принципам коллекционирования Ивана Михайловича, собиравшего не только русские книжные редкости, но и гравированные портреты. Особый интерес собравшихся библиофилов вызвал рассказ о том, как Остроглазов покупал антикварные вещи. По воспоминаниям Петра Щукина, наш герой делал это вместе со своим другом Кириллом Нарышкиным, придерживаясь следующего правила. Когда Остроглазов торговался за какую-нибудь вещь, Нарышкин находил в ней недостатки и не советовал покупать, чем сильно смущал торговца, который невольно уступал в цене. Завершилось выступление докладчика рассказом о судьбе библиотеки Остроглазова.

Глава Национального союза библиофилов (НСБ) Михаил Сеславинский выступил с общим анализом «Книжных редкостей», отметив, что примененный Остроглазовым подход по описанию книжных редкостей лишь из своего собрания методологически неправилен. Потому что собрания могут быть разными, интересы могут быть разными, и в результате мы имеем субъективный взгляд одного из крупнейших библиофилов. Сеславинский также отметил, что одной из отличительных черт «Книжных редкостей» является наличие большого количества книг исторической тематики, порой весьма узкотематической направленности. Анализируя книги, включенные в «Книжные редкости», глава НСБ отметил, что 44 из 393 книг – это книги о масонстве, 23 книги – это родословные, а прижизненных изданий Пушкина всего три.

«Что, раз их не было у Остроглазова, они не должны быть в списке редкостей? Что тогда делать с первым изданием «Руслана и Людмилы»?» – эмоционально воскликнул глава любителей книжных редкостей.

Директор Государственной публичной исторической библиотеки России Михаил Афанасьев рассказал о судьбе книг из собрания Ивана Михайловича, оказавшихся в библиотеке. Афанасьев выдвинул гипотезу, что Остроглазов не был самостоятельным ученым-библиографом: он работал с уже имеющимися каталогами и на их основании делал вывод, что книга редкая. Кроме того, Михаил Дмитриевич отметил, что у брата Ивана Михайловича, Василия Михайловича Остроглазова, была очень интересная книжная коллекция, и он также создал свой редкий список книг.

Как обычно, к заседанию был выпущен специальный тематический плакат библиофильским тиражом пять экземпляров. Завершилось заседание ставшим уже традиционным дружеским чаепитием.          

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

0
208
Вместо того чтобы бегать за девушками, сидел, не в силах оторваться от «Братьев Карамазовых»

Вместо того чтобы бегать за девушками, сидел, не в силах оторваться от «Братьев Карамазовых»

Александр Воловик

0
101
Было ваше – стало наше

Было ваше – стало наше

Андрей Кротков

Плагиату и плагиаторам было хорошо в Средневековье

0
861
Гальперу Гальпера не видно

Гальперу Гальпера не видно

Александр Гальпер

Истории о понимающих поклонницах и настоящей могиле Чайковского

0
455

Другие новости

Загрузка...
24smi.org