0
1075
Газета Печатная версия

27.12.2018 00:01:00

В каждой башне – по девице

От шляхтича до свадебного фотографа

Тэги: проза, история, россия, польша, смоленск, крепость, любовь, время


проза, история, россия, польша, смоленск, крепость, любовь, время Смоленская крепость – ожерелье Руси. Фото Евгения Никитина

Действие нового романа Олега Ермакова (р. 1961) – прозаика, автора «Афганских рассказов», романов «Знак зверя», «Холст», «С той стороны дерева» и др., лауреата и финалиста таких наград, как Премия имени Юрия Казакова, «Ясная Поляна», «Русский Букер», – разворачивается в Смоленске в двух временных пластах: 1632 и 2015 годах.

В XVII веке сюда приезжает молодой шляхтич, поручик Николай (он же Николаус) Вржосек, а в наши дни – столичный свадебный фотограф Павел Косточкин. Оба встретят свою любовь здесь, на «западе русского пространства»: «Улочка была очень тесной, застроенной одноэтажными домами. Слева возвышалась зеленая церковь, за нею виднелась башня, которую… называют Веселухой. К церкви вела длинная бетонная лестница... Похоже было, что как раз на территории этой семинарии и находится башня со странным названием. Оглянувшись на крыши и голые черные сады с серым снегом, Косточкин увидел через ров и собор на горе, где он только что был.

48-12-12_t.jpg
Олег Ермаков. Радуга и
Вереск: Роман. – М.:
Время, 2018. – 736 с.
(Самое время!).

Какое уныние здесь! Ему захотелось тут же спуститься, поймать такси и уехать на вокзал».

Приватные, казалось бы, love stories по мере развития повествования переплетаются и обретают нечто общее, обнаруживая связь времен через единую историю страны. Скрепляющими звеньями временной цепи оказываются и Радзивилловская летопись, созданная, по одной из версий, именно в Смоленске, и Смоленская крепость: «– Что смотрите? – с вызовом спросил незнакомец. – Сами посчитайте. Было тридцать восемь прекрасных башен, радующих взгляды купцов, идущих на корабликах по Днепру, странников, гостей. Годунов-то не просто рек про крепость, дескать, ожерелье Руси. На холмах башни и прясла, выбеленные и крытые черепицей, над синим Днепром, посреди зеленых лесов ожерельем и сияли. Таких крепостей не много на свете. А в каждой башне – своя девица Веселуха. Только дураку башни кажутся нагромождением кирпичей. Вы приложите руку-то… Приложите.

Косточкин повиновался.

– Ну что? Слышите? Есть ток? Движение лет? Кровь?..»

«Радугу и Вереск» уже оценили и читатели, и литературные эксперты: в уходящем году роман вошел в список финалистов национальной литературной премии «Большая книга» и занял третье место в «большекнижном» читательском голосовании. А недавно вышел новый роман Ермакова – «Голубиная книга анархиста», который не является прямым продолжением «Радуги и Вереска», но связан с ним несколькими общими персонажами.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


История медицины. Как впервые в истории вернули человека после клинической смерти

История медицины. Как впервые в истории вернули человека после клинической смерти

Наталья Ёхина

«Вот как называется теперь это чудо – реаниматология…»

0
505
Противостояние с «немецкой партией» академиков началось еще при Ломоносове

Противостояние с «немецкой партией» академиков началось еще при Ломоносове

Андрей Ольховатов

Ученое хмельное буйство

0
167
Как «одомашнивали» электричество в XIX веке

Как «одомашнивали» электричество в XIX веке

Макияж, который привыкли наносить при газовом свете, при электрическом освещении смотрелся чудовищно

0
445
Стрела времени. Научный календарь, май-июнь, 2020

Стрела времени. Научный календарь, май-июнь, 2020

0
159

Другие новости

Загрузка...
24smi.org