0
558
Газета Печатная версия

24.01.2019 00:01:00

Станет москвичкой и классиком

Женские штучки, Брестская крепость и сад «Дружба»

Тэги: проза, плюшкин, москва, брест, брестская крепость, детство, отец, завод


2-15-11_t.jpg
Наталья Якушина.
Секреты Родины:
Повести и рассказы.
 – Красноярск: Палитра,
2018. – 136 с.
«Я, как ключница Плюшкина, берегу старину, пусть и хлам, ничего не выбрасываю. Это флер времени, которого не вернешь... Милые безделицы...

Однажды хотела найти важную книгу в интернет-магазине, а купила крохотную медную мельницу с вращающимися лопастями и с заключенной внутрь рулеткой с сантиметром, таким мягким, сделанным из ткани, с выцветшими цифрами и обтрепанным по краям, как у моей бабушки. С тех пор началось – поиски мелких женских штучек, которые придавали их обладательницам из века в век особое очарование…»

Она и точно – ключница, все, что увидала, услыхала, все в копилку, в свой блог. Пошла на блошиный рынок, а вышла оттуда писателем.

Наталья Якушина стала ключницей не сразу. А поначалу закончив Брестский универ, факультет начальных классов, приехала покорять Москву. Москва не вынесла ей на подушечке ключи от своего сердца в день окончания ею Высших литературных курсов. Москва словам не верит.

Вообще Наталья – исключение из правил. И пишет неправильно. Не так, как пишут в Москве, и говорит, как пишет. Ее брестский акцент – ее несомненное достоинство, словно говор, на котором уже никто не говорит: «Как-то вспоминали с друзьями детство, стуча ендовой за стойкой бара, и все описали примерно одну и ту же картину: как мы с отцами ходили в пивную, которая находилась аккурат между моим домом и входом в Брестскую крепость, подальше от трезвых глаз.

Окружали пивную железнодорожные пути, сад «Дружба», мощные трубы ТЭЦ, из которых всегда валил белый дым, и зеленый забор, увитый девичьим виноградом. Заборы всегда в моем детстве красили в зеленый. Видимо, где-то далеко существовал огромный завод, выпускающий исключительно зеленую краску самого неприглядного оттенка, и этот завод, как и ТЭЦ, не прекращал работу ни на минуту, чтобы обеспечить краской всю страну, которая зеленела, будто лягушка, но в принцессу никак не превращалась, сколько бы ее ни целовали заморские принцы…»

Это вот невесть откуда взявшаяся ендова, белый дым и зеленый – скупые на первый взгляд наброски для будущей акварели, пронзительные воспоминания о детстве, об отце, Бресте и братстве.

Какие-то заброшенные богом и людьми закоулки, окраина, никому, может, кроме автора и не интересные, но словно комок в горле.

Факультет ненужных вещей, начало, завязь – оказываются самым нужным и интересным. Жизненно необходимым!

«Ехали ли мы в автобусе, гуляли ли в парке, Маша присматривала более-менее подходящего кандидата и начинала его обхаживать. Когда доходило до вопроса о папе, она придавала лицу трагичность и, чуть не рыдая, произносила:

– Нет у меня папы…

Потом краем глаза наблюдала за реакцией кандидата и добавляла:

– И котика нет, и собачки тоже…»

Маленькая дочурка выдает маму замуж – при живом папе и муже! Причем, насколько я знаю, история не выдумана. Это счастливое стечение обстоятельств, когда автор постоянно попадает (вляпывается) в разные истории, можно было бы назвать судьбой.

Но судьба к Якушиной сурова, она постоянно в ссоре со всем миром. Наташу Якушину любят и ненавидят, причем одновременно. Но именно поэтому она и писатель, настоящий, невыдуманный. Колючий, заносчивый, чей талант возникает как раз на стыке любви и ненависти. Но в большей степени, конечно, любви: «И вот он уже удаляется, как свежий и теплый ветер… Он удаляется!!!

– Маша! Маша! Скорей, это он, тот самый, кто смог бы заменить нам отца! – кричу я, пытаясь оторвать Машу от ограды.

Но Маша вцепилась и, как завороженная, твердила одно:

– Мама, тебе же дядя ясно сказал: не мешай ребенку смотреть на поезда...»

Она смотрит вдаль уходящим поездам, фиксируя придирчивым взглядом ключницы все подробности и оттенки уходящего.

Через пять лет, когда она окончательно завоюет Москву, Якушина станет москвичкой и классиком. И тогда теперешние старлетки будут учиться у нее тому, как не надо писать.

Чтобы писать так, как она, надо быть Якушиной!       


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Кремле не видели обращение ведущих российских ученых в поддержку задержанных на массовых акциях в Москве

В Кремле не видели обращение ведущих российских ученых в поддержку задержанных на массовых акциях в Москве

0
133
Выборы в Мосгордуму: соперничество почти в каждом округе

Выборы в Мосгордуму: соперничество почти в каждом округе

Татьяна Попова

Избирательная кампания в столице идет полным ходом

0
204
Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Андрей Таюшев

0
96
Литературная жизнь

Литературная жизнь

НГ-EL

0
53

Другие новости

Загрузка...
24smi.org