0
450
Газета Печатная версия

07.02.2019 00:01:00

Маяковский по-голландски

В Амстердаме коллекционируют и переводят советскую детскую книгу

Тэги: детская литература, советский союз, голландия, амстердам, производство, малевич, маяковский, маршак, чуковский, сергей михалков


детская литература, советский союз, голландия, амстердам, производство, малевич, маяковский, маршак, чуковский, сергей михалков Роберт-Ян Хенкес читает свой перевод книги «Что такое хорошо и что такое плохо». Фото автора

В Международном институте социальной истории в Амстердаме прошел вечер, посвященный миру советской детской книги. Его вела преподаватель-славист Амстердамского университета Эллен Рюттен. Ученые, иллюстраторы, коллекционеры, переводчики русской литературы рассказывали об истории детской книги начиная с послереволюционных времен. Советскую детскую литературу рассматривают в Нидерландах с разных аспектов: с точки зрения идеологии, развития рисунка, даже изучают по ней рабочее движение.

В 20-е годы в СССР издавали книги о производственных процессах «Как хлопок ситцем стал», «Как свекла сахаром стала», «Хлебозавод», «Дерево», «На кирпичном заводе» – в детях нужно было воспитывать прежде всего добросовестного работника. Исследователи и коллекционеры Альберт Лемменс и Серж Стоммелс представили оцифрованные книги с иллюстрациями Ольги Дейнеко. Ученица Фаворского, она принадлежала к Объединению революционного плаката, создавала серии на темы пионерской жизни и портреты. Прославилась она и как иллюстратор детской книги. Совместно с мужем Николаем Трошиным художница создала крупную серию книг на производственные темы. Сотрудник Института социальной истории Хайс Кесслер рассказал, как по этим иллюстрациям он изучал производственные процессы в СССР 20-х годов.

Альберт Лемменс поведал о том, как менялся стиль иллюстраций – от стиля русского ар-нуво конца XIX века, представленного Еленой Поленовой и Иваном Билибиным, к авангардному и даже абстрактному рисунку Казимира Малевича и Эля Лисицкого (к слову сказать, не воспринимаемого детьми любых поколений), который, в свою очередь сменился провозглашенным Максимом Горьким на I съезде советских писателей в 1934 году соцреализмом. Во второй половине 30-х в СССР выпускали много детских книг, посвященных обороне страны. В то время ярко себя проявил Алексей Пахомов. Ученик Владимира Лебедева, возглавившего в конце 20-х годов издательство «Детская литература», Пахомов сотрудничал с журналами «Чиж» и «Еж», номера которых также бережно хранятся в Институте социальной истории.

После смерти Сталина стиль детской графики снова поменялся, стал более национальным. В то время прославился художник-анималист Евгений Рачёв, работавший для издательств с 30-х годов, а в 60-м ставший главным художником издательства «Детский мир» (с 1963 года – «Малыш»). Стремясь к психологической выразительности и социальной заостренности образов, художник использовал тонко подмеченные им природные качества, повадки и привычки животных. Изображая их как людей, он вводил в свои иллюстрации костюм, обстановку, предметы обихода.

В 70-е годы рисунок детской книги становится импрессионистичным, художники часто используют акварель. Таковы работы Ювеналия Коровина. Он известен иллюстрациями к «Почте» и «Хорошему дню» Маршака, «Детям» Маяковского, «Дяде Степе» Михалкова, русским народным сказкам: «Морозко», «Сестрица Аленушка и братец Иванушка», «Терешечка» и др.

Переводчик Роберт-Ян Хенкес рассказал об иллюстрациях 30-х годов к книге Маяковского «Что такое хорошо и что такое плохо» и прочитал голландский перевод этого произведения.

Вечер завершился презентацией книги Бориса Житкова, переведенной и адаптированной для голландских маленьких читателей. О книге «Том Почемучка» (в оригинале героем является мальчик Алеша по прозвищу Почемучка) рассказал ее переводчик и издатель Ари Ван Дер Энт.

Зал был полон. В нем присутствовали студенты-слависты, преподаватели, писатели, художники и журналисты. Звучали вопросы: «Откуда в Голландии так много детских книг?» и «Почему советская детская литература пользуется таким спросом по сию пору, в то время как СССР не существует с 1991 года?» Коллекционеры рассказали, что книги появлялись разными путями. Многие были выкуплены у русских эмигрантов первой волны во Франции. В период перестройки люди в России и бывших советских республиках охотно продавали книги за валюту, а то и выбрасывали. Задача состояла в том, чтобы найти продавцов. «Советские детские книги Чуковского, Маршака, Михалкова, Житкова в России, да и в мире, всегда будут популярны, потому что это качественная литература», – заметила Эллен Рюттен.

Институт социальной истории хранит около 550 бумажных детских книг советского периода, а самое полное собрание русской и советской детской книги в Нидерландах и, пожалуй, во всей Европе – от дореволюционного времени до сегодняшнего дня – находится в Музее Аббе в Эйдховене (Abbe museum). Оно насчитывает 13 тыс. экземпляров, в настоящее время оцифрованных. 

 Амстердам


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В «Двенадцать» и в «Четверть девятого»

В «Двенадцать» и в «Четверть девятого»

Андрей Мирошкин

Андрей Щербак-Жуков

Юрий Анненков – едкий иллюстратор, неразгаданный прозаик

0
1316
Китай теряет очки в схватке с Вашингтоном

Китай теряет очки в схватке с Вашингтоном

Владимир Скосырев

Тайвань вооружается, а Гонконг делает уступки манифестантам

0
2245
Который год не выхожу из боя…

Который год не выхожу из боя…

Евгений Шталь

Экономика нащупала дно и улеглась, потому что все равно плавать не умела

0
1057
Главкнига: Чтение, изменившее жизнь

Главкнига: Чтение, изменившее жизнь

Сергей Крюков

0
315

Другие новости

Загрузка...
24smi.org