0
1019
Газета Печатная версия

14.03.2019 00:01:00

Четыре свадьбы, пять арестов

К юбилею писателя Сергея Голицына

Тэги: голицыны, москва, лев каменев, геодезия, академики, история, наука, ссср, россия, репрессии


Писатель Сергей Михайлович Голицын родился 14 марта 1909 года в родовом имении князей Голицыных, одного из самых знаменитых родов России. Восемь лет счастливого детства, «княжения» и… дальнейшее описано в автобиографическом романе «Записки уцелевшего». Тут кроме арестов, преследований «за происхождение» интересен момент: в годы НЭПа была возможность покинуть страну, состоятельная родственница приглашала в Европу. И в раздумьях Сережи важный довод отказа: «Я хочу стать русским писателем, для этого мне надо жить в России».

Но до этого было – как до неба. Сергей Голицын работал топографом. Женился на девушке Клавдии из рабочей семьи. После работы на канале Москва–Волга был переброшен на строительство ГЭС Волжского каскада. В 1937 году делегаты 17-го Международного геологического конгресса, путешествуя по Волге, посетили Жигули, где жил Сергей с растущей семьей. Его двухлетнему сыну Георгию намертво запала картина: жара, академики в белых летних костюмах рассаживаются за столы – белые скатерти и кувшины ярко-красного морса. Одной из первых его развернутых фраз стала: «Хочу стать академиком».

И сбылось ведь и то и другое! Отец, пройдя войну (ордена, медали), продолжил работу топографа. Его первая книга «Хочу быть топографом» (отчасти это учебник по геодезии, но изложенный вдохновенно и увлекательно) многократно переиздана, переведена на несколько языков. Обращены к детям и его следующие книги: «Сорок изыскателей», «Городок сорванцов», «Полотняный городок», «Сказание о земле Московской», «Ладьи плывут на север», «До самого синего Дона»… Только к 50 годам Сергей Михайлович смог оставить геодезию, стать профессиональным писателем.

А до выхода главной своей книги, «Записки уцелевшего» (1990), он не дожил менее года. Вышла она неполной, «дореволюционные» главы   доопубликовывал журнал «Наше наследие». Но и в тогдашнем перестроечном сумбуре, потоках «ранее запрещенного, снятого с полки, чудом спасенного» – книга не затерялась. Я знаю некоторых просто… неудобное слово – фанатов «Записок…». К ним относится, например, издатель и писатель, не раз представленный в «НГ», Александр Никишин. Оцените и вы неподражаемый стиль Голицына:

«В молодости князь Михаил Федорович служил в Лейб-гвардии Конном полку, хорошо знал декабриста Одоевского, «за недоносительство» сидел в Петропавловской крепости, с тем же чином был переведен на Кавказ. Это столь тщательно скрывалось в семье, что мой дед (губернатор и московский городской голова), к своему большому изумлению, узнал лишь в глубокой старости, когда в 1923 году прочел опубликованный список декабристов, хранившийся в письменном столе царя Николая I. Лишь тогда он понял, почему его отец дослужился только до поручика…»

Когда начались выселения и аресты, упомянутый дед, «губернатор и московский городской голова», Владимир Михайлович Голицын, фактически построивший новую Москву начала ХХ века (первые: канализация, электростанция, телефон, трамвай…), будучи арестованным, был вызван к Каменеву, тогдашнему главе Москвы, и дал ему «мастер-класс» управления городом. Благодарный Лев Каменев (в то время чуть ли не второй человек в рейтинге вождей страны) не только отпустил Голицына, но и дал своеобразную охранную грамоту, которую попросил подписать и нескольких членов ЦК и которая вскоре стала «букетом автографов врагов народа и была сожжена».

И об этом есть в «Записках…» периода скитания «с квартиры на квартиру»:

«Всего мы прожили в Еропкинском переулке семь лет. За эти годы в нашей квартире было четыре свадьбы, пять арестов, родилось трое детей. Это были годы молодости моих сестер и моей, годы усердного труда, годы радостей учения. А горе, слезы и несчастья тогда быстро забывались, хотя пишу я сейчас больше о плохом. Смертей вообще не было… Ломовые подводы ехали через всю Москву. Возы так нагрузили, что возчики, Владимир и я мерили версты пешком. Когда добрались до Бутырской тюрьмы, Владимир, и я не сговариваясь оглянули ее высокие кирпичные стены, у обоих нас выплыли недобрые воспоминания».

Но выше упоминалось, что и мечта маленького сына писателя Георгия «Хочу стать академиком», тоже сбылась. Еще как! Георгий Сергеевич Голицын стал не просто академиком – членом Президиума РАН, ведущим геофизиком мира.

«Записки уцелевшего» стали ценным материалом по изучению биографии князя Владимира Михайловича Голицына, деда автора, лучшего, на мой взгляд (хотя бы по числу построенных им объектов, некоторые из которых работают и по сей день), главы Москвы. Автор этих строк имел честь беседовать с его правнуками, получить из семейного архива и впервые опубликовать его «Предсказание судьбы СССР» (1931), сбывшееся с потрясающей точностью.

Кстати, 23 марта в ЦДЛ пройдет вечер, посвященный 110-летию Сергея Голицына.        


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Москва следует здоровым трендам, уверены международные эксперты

Москва следует здоровым трендам, уверены международные эксперты

Галина Грачева

Лучшие столичные проекты в сфере медицины получили награды на ассамблее на ВДНХ

0
737
Медведев заявил, что останется председателем партии "Единая Россия"

Медведев заявил, что останется председателем партии "Единая Россия"

0
700
Москва проигрывает нефтегазовую войну на всех фронтах

Москва проигрывает нефтегазовую войну на всех фронтах

Владимир Мухин

Одна из причин смены правительства РФ может быть связана с неудачами страны на рынке углеводородов

0
19759
"Барток/Бетховен/Шёнберг": триптих для четырех

"Барток/Бетховен/Шёнберг": триптих для четырех

Наталия Звенигородская

Хореограф Анна Тереза Де Кеерсмакер демонстрирует, что музыка и танец равноправны

0
850

Другие новости

Загрузка...
24smi.org