0
838
Газета Печатная версия

26.09.2019 00:01:00

Жало жертвы и любви

О традиционных ценностях нетрадиционным языком

Тэги: поэзия, юрий кублановский, лирика, эмиграция, солженицын, бродский, родина, рыбинск, соловки


поэзия, юрий кублановский, лирика, эмиграция, солженицын, бродский, родина, рыбинск, соловки Дни золотисто‑иконостасные… Фото Евгения Никитина

«Его техническая оснащенность изумительна, даже избыточна. Кублановский обладает, пожалуй, самым насыщенным словарем после Пастернака… Кублановский просто‑напросто лучше, чем кто‑либо, понял, что наиболее эффективным способом стихосложения сегодня оказывается сочетание поэтики сентиментализма и современного содержания». Согласитесь, более чем лестный отзыв. Тем более принадлежит он Бродскому. Будущий нобелевский лауреат в 1983 году написал предисловие к книге стихов Юрия Кублановского, за год до этого вышвырнутого из СССР. Интересно, что не менее восторженной оказалась реакция Александра Исаевича Солженицына. Несломленный пророк России ХХ века, неоднократно встречавшийся с поэтом, так оценивал его творчество: «Поэзия Кублановского отличается верностью традициям русского стихосложения, ненавязчиво, с чувством меры, обновленной метафоричностью, никогда не эксцентричной, всегда оправданной». Александр Исаевич отмечал, что в стихах поэта чувствуется «…ощущение Бога над нами». Согласитесь, таких оценок от двух великих и таких разных русских литераторов удостаивались немногие. Сам Юрий Михайлович говорил в одном из интервью: «…Мое мироощущение можно определить как либеральное почвенничество, и это помогло мне в Европе остаться русским литератором, жить русскими проблемами».

Родившийся в Рыбинске, долгое время работавший сторожем на Соловках, поэт буквально впитал всей кожей ощущение старой, почти до конца уничтоженной России, ее православных традиций и религиозной философии. Естественно, с такими взглядами в СССР жить  было трудно, тем более что в самые тяжелые годы Кублановский никогда не скрывал своего отношения к происходившему вокруг. И конечно, огромное значение имела для него встреча с о. Александром Менем. Кульминацией стало открытое письмо Кублановского «Ко всем нам», посвященное второй годовщине высылки Солженицына. Результатом, естественно, стало изгнание отовсюду. Он мог работать лишь церковным сторожем, что только укрепляло его в жизненных установках, абсолютно противоположных царствовавшей вокруг системе абсурдной лжи. Потом последовало участие в знаменитом альманахе «Метрополь», и власти поставили поэта перед выбором: тюрьма или изгнание. Так он оказался на Западе. После семи лет, проведенных в эмиграции, Кублановский одним из первых вернулся в тогда еще существовавший СССР. Вернулся, когда никому не было понятно, чем и как все закончится. Последовали обращения к Горбачеву видных деятелей культуры с призывом вернуть ему гражданство. Изгнание закончилось.

13-2-2-t.jpg
Юрий Кублановский.
Долгая переправа.
–М.: Б.С.Г. – ПРЕСС, 2019.
– 272 с.
Сегодня Юрий Михайлович – лауреат Премии Александра Солженицына, Патриаршей литературной премии, Новопушкинской премии – не перестает напоминать о вечных, традиционных ценностях, причем абсолютно нетрадиционным поэтическим языком. Его мастерство поэта, версификатора, мастера построения стихотворения просто виртуозно. Чему и стала свидетельством новая книга «Долгая переправа»: «Жизнь прошла, вернее, пробежала,/ В стороне – пространство визави,/ Из которой выдернули жало/ Напоследок жертвы и любви,/ Дело даже не в цене вопроса,/ Пресловутом бегстве с корабля./ Как с тобою нынче, без наркоза,/ Поступили, отчая земля». Он продолжает размышлять о России, ее истории и предназначении, остается верен тем же, когда‑то полностью запрещенным темам, что и в молодости, и каждый раз находит абсолютно новые, незатертые слова. В этом – удивительная особенность его лирики: «Золотисто‑иконостасные,/ Дни такие, что на колени/ Опускаешься, видя красные/ Капсулы шиповника в светотени./ Нет, моя Россия не для запойного/ Дурака на селе ли, в городе,/ Но для верного, беспокойного/ Сердца, что горячо и в холоде».

Поэты, говорят, с возрастом теряют свой запал. Но к Юрию Михайловичу это совершенно не относится. Возьмите в руки его книгу стихов «Долгая переправа» и судите сами: «А когда решился поднять глаза,/ Загадав, что будет однажды с нами,/ Я увидел чистую, как слеза,/ Темноту, усеянную мирами».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Я с детства помню череп прапрадедушки…

Я с детства помню череп прапрадедушки…

Илья Смирнов

Максим Лаврентьев о швейцарской психиатрии, необычной коллекции и рифмоплетстве после сорока

0
1077
Невеста лохматая светом

Невеста лохматая светом

«НГ-EL»

Ушла из жизни поэтесса Елена Кацюба

0
552
В мире мультиков

В мире мультиков

Мария Попова

Кирилл Марков и Михаил Червяков разбирались, из чего растет рэп

0
393
Литературная жизнь

Литературная жизнь

«НГ-EL»

0
131

Другие новости

Загрузка...
24smi.org