0
979
Газета Печатная версия

22.01.2020 20:00:00

Долгое возвращение

Из Москвы в Москву – через Восточную Пруссию, Францию, Бельгию, Болгарию

Елена Лебедева

Об авторе: Елена Алексеевна Лебедева – журналист, историк русской эмиграции.

Тэги: эмиграция, восточная пруссия, франция, бельгия, болгария, книгсберг, антифашизм, белая армия, советский союз, вторая мировая война, киев, возвращение


2-14-2350.jpg
Сергей Балуев с женой Раисой и сыном Сашей.
 Иллюстрация из книги
В основу книги легли воспоминания профессора в области медицины Сергея Балуева (1921–2004), жизнь которого проходила в нескольких европейских странах (Восточная Пруссия, Франция, Бельгия, Болгария) после отъезда из Москвы в середине 20-х годов вместе с матерью Натальей Балуевой (урожденной Арсеньевой). Интересно рассказывается о кенигсбергском антифашистском подполье, которое возглавляли русские послереволюционные эмигранты. После войны, в середине 1940-х, у Сергея Балуева появилось желание – вернуться в СССР. Дорога к возвращению из Бельгии в СССР была сложной и прошла через Болгарию. Она заняла около 10 лет. После жизни в Киеве в конце 1960-х годов был осуществлен переезд в Москву, куда Сергей Балуев был приглашен для ведения научной работы… В книге также приводятся воспоминания сына Сергея, Балуева Александра, и его жены Раисы Балуевой (урожденной Акуловой), которые добавляют интересные подробности жизни, связанной с переездами и большими трудностями обустройства на новых местах.

Наталья Балуева вывезла двух своих малолетних сыновей Ивана и Сергея в Кенигсберг, где преподавал в университете ее брат Николай Арсеньев, который был профессором, философом и культурологом. Опасаясь ареста в Москве из-за того, что он был в Белой армии на Дону в 1917–1918 годах, Николай Арсеньев выехал в Польшу, а оттуда в Кенигсберг. Он приютил у себя приехавшую сестру с детьми и помогал ей в эмиграции деньгами. Помимо этого в 1932 году ему удалось при поддержке одной жившей за границей состоятельной родственницы выкупить из Советской России двух своих сестер и мать, которые приехали к нему и жили вместе с ним. Это были довольно большие деньги, которые пришлось уплатить Советской России через Международный Красный Крест. Но они позволили соединиться с близкими и сохранить жизнь людям, которые находились в лагерях.

Из Кенигсберга Наталья Балуева вместе с сыновьями вскоре уехала в Кламар под Парижем, а затем из-за начавшейся астмы у старшего сына Ивана все трое перебрались на юг Франции. Оттуда переехали в Гренобль, а потом вернулись в Кламар и поселились в Русском доме. В 1937 году переехали в Бельгию. Сергей учился в Брюсселе во французской школе, а его мать Наталья Сергеевна уехала в Кенигсберг к брату Николаю, чтобы ухаживать за своей заболевшей матерью. В Брюсселе Сергей познакомился с детьми белого генерала Петра Врангеля и вдовой генерала – Ольгой Михайловной, с которой он находился в отдаленном родстве. Она была человеком редкой доброты и обаяния и оказала помощь Сергею, поселив его в своем доме в свободной комнате. Перед оккупацией немцами Бельгии Ольга Михайловна уехала в Америку, а Сергей вместе с товарищем перебрался во Францию, которая тоже вскоре была оккупирована.

2-14-12250.jpg
Лидия Довыденко, Александр
Балуев. Возвращение. Сергей
Иванович Балуев. – М.
– Калининград: Буки-Веди,
2019. – 240 с.

Сергей жил в Париже, работал то санитаром, то грузчиком. Французской визы у него не было. Поэтому его арестовали и отправили на работы в Германию. При распределении в Берлине он просился в Восточную Пруссию и вскоре стал сельским работником в имении немецкого графа, куда ему помог перебраться дядя Никола. Затем благодаря ему же он стал санитаром в университетской клинике. Жил у дяди Николы, где велись разговоры о сопротивлении Гитлеру и были патриотические настроения. Все больше становилось известно о зверствах немцев, видели ужасное отношение к советским военнопленным. Образовалась подпольная группа, часть которой потом попала к польским партизанам. Изготавливали нитроглицериновые бомбы, которые подсовывали в вагоны военных эшелонов, и при тряске они взрывались.

Сергей был принят на анатомический факультет. Лекции шли на немецком языке, многого не понимал и пришлось изучать немецкий. В конце 1942 года Сергей познакомился с Раей, которая после войны стала его женой. Ее вывезли из Киева на принудительные работы, и она работала прислугой в богатой немецкой семье в Кенигсберге. Рая выполняла отдельные задания подпольной группы.

При изготовлении бомб произошел взрыв. В результате него 30% поверхности тела у Сергея было обожжено и пострадала сетчатка глаза. По знакомству он находился полгода нелегально в католической больнице. Он долго был в тяжелом состоянии, но ему удалось выжить.

Согласно Ялтинскому соглашению после войны все должны были вернуться туда, где жили до войны. Сергей возвращался в Брюссель. Его мать и Рая, как его жена, были отправлены вместе с ним. После жизни в переселенческих лагерях и католическом общежитии пришлось пройти проверку лояльности, что не сотрудничали с немцами. Сергей снова поступил в университет, но за учебу надо было платить. Поэтому работал монтажником-механиком на заводе днем, а по вечерам в больнице. Рая рвалась к матери в Киев. Она не адаптировалась в Бельгии. Без Раи Сергей не вернулся бы в СССР, так как, окончив университет, получил хорошую работу; семья, в которой появилось двое детей, сын Александр и дочь Татьяна, жила в хороших условиях в доме из шести комнат с большим садом. Ходили в советское посольство, заполняли анкеты. Посол не советовал возвращаться и предупреждал, что в СССР таких условий для жизни не будет. В итоге предложили переехать в Болгарию, где был нужен специалист по экспериментальной медицине. Мать Сергея после отъезда сына уехала к брату Николаю, который покинул Калининград и жил в то время в США, в Си-Клифе.

Оставив Бельгию, семья переехала в 1951 году в Софию, где поначалу жили в комнате дешевой гостиницы. Рая родила третьего ребенка, Сережу, и сильно болела. Жить было тяжело. Приходилось много работать. Сергей организовал лабораторию радиологии и читал лекции вначале по-русски, а затем по-болгарски. При этом он владел французским и немецким. С Раей, мечтая об отъезде в СССР, ходили в советское посольство. Только через три года после смерти Сталина, в 1956 году, им разрешили переехать в Киев, где жила мать Раи.

Через год начались командировки в Москву, и удалось встретиться с другом Андреем Трубецким, к которым познакомился в Кенигсберге во время войны. В конце 1960-х годов по инициативе профессора из Москвы Александра Павлова, знакомого еще по работе в Софии, семья Балуевых переехала в Москву, так как ученому Сергею Балуеву предложили организовать лабораторию по радиобиологии в институте, которым руководил Павлов. Свою научную деятельность профессор и ученый Сергей Балуев окончил только за полтора года до своей кончины, в 2004 году.

Его воспоминания были записаны на видеокамеру в 1999 году. Благодаря им авторам книги удалось показать весь жизненный путь, в котором цель возвращения на Родину играла первостепенное значение. 



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Слово «свет» было ее любимым

Слово «свет» было ее любимым

Виктор Леонидов

Валентина Синкевич стала одной из центральных фигур русской послевоенной эмиграции в США

0
67
Константин Ремчуков: В случае конфликта американцев с нами или с китайцами, европейцы сказали: "Мы займем нейтральную позицию"

Константин Ремчуков: В случае конфликта американцев с нами или с китайцами, европейцы сказали: "Мы займем нейтральную позицию"

0
2742
«Нафтогаз» уличили в недомолвках

«Нафтогаз» уличили в недомолвках

Анастасия Башкатова

Минюст не согласился с новой украинской оценкой ущерба

0
715
Способен ли Макрон стать новым де Голлем

Способен ли Макрон стать новым де Голлем

Дмитрий Родионов

Франция в военном плане становится центром Европы

1
1107

Другие новости

Загрузка...
24smi.org