0
1516
Газета Печатная версия

22.01.2020 20:00:00

Чистые руки генерала

От пажеского корпуса до большевиков

Тэги: гражданская война, эмиграция, колчак, деникин, петр краснов, петроград, прага, александр галич


(гражданская война, эмиграция, колчак, деникин, петр краснов, петроград, прага, александр галич) Кто поручится, что вся разруха не подготовлена революционными силами? Фото Александра Анашкина

2-15-11250.jpg
Александр Сиверс. Дневник.
1916–1919.– М.: Кучково поле,
2019. – 600 с.
Одно время в эмиграции была популярна дискуссия о роли в Гражданской войне «военспецов» – офицеров императорской армии, добровольно или по принуждению (институт заложничества) служивших в Красной армии. Каково было их число? Не они ли (их знания и профессиональный опыт) сыграли роковую роль в установлении большевистской власти?

В качестве одного из примеров наряду с адмиралом Василием Альтфатером (близким другом Колчака, как можно судить по их переписке) или генералом Дмитрием Надежным фигурировало и имя другого генерала – Александра Сиверса (1868 – после 1932).

Попытаемся разобраться, насколько справедливы были предъявленные ему обвинения.

Выпускник Пажеского корпуса, офицер лейб-гвардии, генерал-лейтенант Сиверс отрицательно отнесся к Февральской революции. 3 марта 1917 года он следующим образом прокомментировал в своем дневнике факт отречения императора: «...грустные, тяжелые минуты – вот куда завели политику и царя скверные советчики». А на следующий день, размышляя о причинах переворота, задавался риторическим вопросом: «...кто поручится, что вся разруха… отсутствие хлеба и топлива, может, и других предметов, а также «паралич» железных дорог не был подготовлен революционными силами? Все говорили про «темные силы» (в правительстве и при дворе. – А.М.), а не было ли все это делом рук хорошо организованного «движения» (революционеров – А.М.)».

Как следствие, Сиверс сочувственно отнесся к выступлению генерала Лавра Корнилова, правда, не поддержал его, так как последний не имел «достаточных» сил. По этой же причине лейб-гвардеец воздержался от службы в Белой армии. По его мнению, у контрреволюции не было силы, а вожди контрреволюции не имели личной харизмы. «Никакой Каледин, никакой Корнилов не в состоянии сейчас что-нибудь сделать. Их гражданская войнац какая-то мертвая (… ) Каледин и Корнилов останутся у разбитого корыта, как это уже было с Корниловым».

Возможно, здесь также сыграла определенную роль личная неприязнь генерала к двум белым вождям (Деникину и Маркову), которые, как считал Сиверс, обошли его в должностях, возглавив Западный фронт. Маркова он иначе как «выскочка и неуравновешенный человек» не характеризовал.

В подобном контексте стал вполне логичным следующий шаг генерала – сотрудничество с большевиками. Тем более что оказавшийся не у дел Сиверс и его супруга были на грани нищеты. В начале автор дневника возглавил центральную демобилизационную комиссию, а в дальнейшем работал по специальности как артиллерист начальником тяжелой артиллерии Красной армии, главой Высшей артиллерийской школы.

А ведь 27 октября 1917 года именно Сиверс назвал командующего Северным фронтом генерала Владимира Черемисова «предателем» за то, что тот «задержал войска, назначенные для водворения порядка и поддержки правительства (Временного. – А.М.) под предлогом избежать кровопролития». И одновременно (запись от 28 октября) выражал надежду, что идущий с Петром Красновом на Петроград Александр Керенский не «займется попустительством» и «вздернет Ленина, Бронштейна (Троцкого) и других большевиков».

О том, что генерал не заблуждался по поводу красных и в дальнейшем (когда служил им), свидетельствует судьба настоящего дневника. В 1925 году Сиверс через чехословацкого дипломата переслал его в Прагу профессору Сергею Завадскому с просьбой хранить тетради «до падения советской власти». Также он оговаривался: если с его стороны не будет никаких дополнительных указаний, то после 1949 года дневники можно будет напечатать.

Как видно, Александр Сиверс по поводу большевиков иллюзий не строил. Но и бороться с ними не хотел. В отличие от упоминаемого в дневнике своего коллеги подполковника-артиллериста Анатолия Фока, не посчитавшего для себя зазорным служить в Белой армии рядовым, или в отличие от нелюбимого им Маркова, «опустившегося» с начальника штаба фронта до ординарного командира полка. А может быть, напротив, именно такая политика самоустранения от решения проблем и предопределила поражение белых. Как там у Александра Галича: «Я умываю руки, ты умываешь руки, он умывает руки –/ И хоть не расти трава!».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Слово «свет» было ее любимым

Слово «свет» было ее любимым

Виктор Леонидов

Валентина Синкевич стала одной из центральных фигур русской послевоенной эмиграции в США

0
73
В Ливии выбирают между войной и миром

В Ливии выбирают между войной и миром

Геннадий Петров

Правительство Фаиза Сараджа выходит из переговорного процесса

0
414
Линию разграничения в ЛНР ликвидировала артиллерия

Линию разграничения в ЛНР ликвидировала артиллерия

Татьяна Ивженко

Украина попросит ООН ввести в Донбасс миротворцев

0
2051
Мирный процесс в Ливии пытаются оживить

Мирный процесс в Ливии пытаются оживить

Равиль Мустафин

Правительство Сараджа становится для европейцев головной болью

0
934

Другие новости

Загрузка...
24smi.org