0
3646
Газета Печатная версия

21.11.2012

Хадж специального назначения

Вячеслав Ахмадуллин

Об авторе: Вячеслав Абдулович Ахмадуллин - кандидат исторических наук, полковник ВС РФ, проходит службу в распоряжении начальника Военного университета.

Тэги: ислам, ссср, хадж


ислам, ссср, хадж Бободжан Гафуров – академик, коммунист, хаджи.
Фото РИА Новости

Активное наступление на религию, развернувшееся в СССР на рубеже 20–30-х годов XX века, повлекло за собой прекращение потока мусульманских паломников из СССР в Мекку. Однако в ходе Великой Отечественной войны руководство СССР разрешило в пропагандистских целях выезд советских мусульман к главным святыням ислама. В дальнейшем тщательно отобранные граждане отправлялись в хадж, чтобы опровергнуть представления зарубежных единоверцев о гонениях на ислам в Советском Союзе. И только в результате перестройки хадж из СССР приобрел массовый характер. О самых интересных моментах хаджа при коммунистической власти мы расскажем в этой статье.

Паломничество и пропаганда

Во время Великой Отечественной войны руководство СССР разрешило выезд на хадж шести мусульманам с территории, подведомственной Духовному управлению мусульман Средней Азии и Казахстана (САДУМ). Они путешествовали в период с 7 ноября 1944 года по 15 февраля 1945 года. Первый день месяца зульхиджа в 1944 году пришелся на 17 ноября, и паломники сразу после выполнения обрядов хаджа отправились в пропагандистское турне по арабским странам.

По мнению автора статьи, решение отправить группу мусульман на хадж было подготовлено целым рядом обстоятельств внутри СССР и за его пределами: патриотизмом мусульман на фронте и в тылу; показательным изменением баланса сил внутри советской уммы в пользу САДУМа; наличием в Совете по делам религиозных культов при Совнаркоме СССР чиновников, умеющих просчитывать ситуацию; демонстрацией Востоку и союзникам по антигитлеровской коалиции готовности идти на демократические изменения. Так, хадж, после долгих лет запретов, стал реальностью мусульманской жизни в СССР, но для небольшого круга лиц и далеко не каждый год.

У хаджа 1944 года было множество особенностей, выделяющих его из последующих паломничеств советских мусульман. Он заложил основу для ведения пропагандистских акций, имеющих своей целью убедить зарубежье в том, что СССР является страной, создавшей условия для полноценного развития ислама. Другой особенностью этого выезда на паломничество стали нестандартные сроки – более трех месяцев. После долгих лет отсутствия граждан СССР на хадже надо было убедить мир в позитивном отношении советской власти к исламу, а советской делегации понять настроения лидеров мусульманского мира, возобновить старые и наладить новые контакты, создать задел на будущее. Все это прекрасно понимали руководители СССР и именно поэтому разрешили мусульманам столь длительное пребывание вне родины. В то же время анализ архивных документов позволяет утверждать, что контроль со стороны партийно-государственных структур за поведением паломников до самого конца 80-х годов был очень жестким.

Проблема хаджа в советское время находится в фокусе внимания зарубежных исследователей. При этом часть из них, используя архивные документы, делает выводы, не основанные на источниках. В этом смысле показательной является одна из работ сотрудника Центра российских и восточноевропейских исследований Тель-Авивского университета Якова Роя. Этот исследователь утверждает, что «нескольким тщательно отобранным мусульманам было разрешено осуществлять хадж ежегодно». При этом он анализирует документ, хранящийся в Государственном архиве Российской Федерации, что придает выводу солидность и обоснованность. Но это всего лишь стандартный отчет о хадже 1944 года, и только о нем. Тем не менее, опираясь на этот документ, израильский исследователь делает выводы о характере хаджа во все последующие годы советской власти.

В то же время нельзя отрицать тот факт, что некоторые мусульмане отправлялись в хадж по нескольку раз и они действительно были проверены и весьма тщательно отбирались, в том числе органами государственной безопасности. Анализ выступлений этих мусульман в ходе многочисленных встреч с зарубежными единоверцами позволяет утверждать, что паломники из СССР были, безусловно, лояльны по отношению к советской власти, кроме того, многие из них прекрасно знали все тонкости религии и арабского языка, обладали даром красноречия и достаточно быстро ориентировались в сложных ситуациях. Именно поэтому можно утверждать, что специалисты, дававшие разрешение мусульманам на хадж, отлично делали свою работу. Подтверждением высокого уровня отбора кандидатов на хадж может служить тот факт, что все группы паломников всегда возвращались на родину в полном составе. Задачу, возложенную на них руководством страны, – повышение престижа советского государства – выполняли почти всегда хорошо. Что невозможно сказать о частых скандалах, связанных с артистами, отказывавшимися возвращаться в СССР из-за границы. Был даже такой анекдот: «Что такое Малый театр? Это труппа Большого после возвращения с зарубежных гастролей».

Несмотря на приведенные факты, ряд светских исследователей, политиков и, что особенно удивительно, нынешних руководителей уммы, ошибочно утверждают, что после долгих лет запретов хадж был восстановлен только в 1945 году и даже в послевоенные годы.

Относительно хаджа 1947 года многие авторы совершенно справедливо отмечают: к паломничеству готовились 40 человек от всех духовных управлений СССР; хадж планировался за счет средств самих верующих; поездка одного паломника стоила примерно 10 тыс. руб.; большую часть денег верующим предоставляли духовные управления. Но эти авторы не говорят главного – имел место процесс подготовки советских граждан к хаджу, но не было самой поездки.

Этот вывод основан на анализе документов, обнаруженных автором статьи в Государственном Архиве Российской Федерации. В них четко показано, что власти СССР запретили хадж 1947 года под предлогом заботы о здоровье советских людей и невозможности транзита из-за установления противохолерного карантина в арабских странах. Но забота о здоровье советских мусульман была всего лишь предлогом, а причиной – нежелание советских руководителей видеть усиление ислама в СССР.

Хадж коммуниста

Большой интерес представляют события хаджа 1974 года. Он был типичным по количеству допущенных к нему участников – 19 человек. Но у этого паломничества была особенность, которая не афишировалась в советский период. Речь идет об участии в паломничестве авторитетного ученого, директора Института востоковедения АН СССР и крупного партийного функционера (с 1946 по 1956 годы был первым секретарем ЦК КП Таджикистана) Бободжана Гафурова. Его портрет до сих пор украшает один из холлов Института востоковедения РАН.

В ходе хаджа у Гафурова состоялось две беседы с королем Саудовской Аравии Фейсалом. Энциклопедические познания советского востоковеда о догматике и истории ислама настолько поразили первое лицо королевства, что монарх произнес: «Удивительно, если коммунисты такие убежденные верующие, то это во сто раз похвально!»

Востоковед Владимир Алпатов так описывает и анализирует паломничество своего коллеги: «В 1974 году много шума наделала неожиданная поездка Бободжана Гафуровича в Мекку. Сейчас в Таджикистане уверены, что он к концу жизни преодолел в себе атеизм и оценил свет истинной веры. Но представляется, что и здесь он, прежде всего, был политиком, ощущавшим себя представителем своей страны. По его мнению, такой поступок мог создать хорошее впечатление о нас в Саудовской Аравии и во всем мусульманском мире». Авторитетный востоковед Игорь Дьяконов о хадже Гафурова писал: «Вернувшись в Москву, он созвал ближайших людей в свой кабинет в институте и сказал приблизительно так: – Что я был первым секретарем ЦК компартии Таджикистана – это чепуха. Что я был членом ЦК КПСС – чепуха. Что я был академиком – это тоже чепуха. А вот что я хаджи – это в моем кишлаке оценят. – И уехал на родину умирать».


Первые советские паломники отправились в хадж из Средней Азии.
Фото предоставлено ИД «Медина»

Автор статьи не может согласиться с мыслью Алпатова о том, что это была неожиданная поездка. Она могла быть таковой для подавляющего большинства советских граждан, но не для партийно-государственного руководства СССР. История Советского Союза изобилует примерами опоры на ислам и мусульман во внешней политике. В ходе последнего периода Великой Отечественной войны руководители духовных управлений стали ездить по странам мусульманского Востока. Во время таких поездок они давали многочисленные интервью для ведущих газет, встречались с авторитетными мусульманами и главами государств Среднего и Ближнего Востока. Эти встречи подробно освещались СМИ этих государств, в том числе и в газетах, журналах, которые многие годы своей работы занимали антисоветские позиции. Зарубежным собратьям по вере дарились документальные фильмы, альбомы, посвященные жизни советских мусульман и исламским памятникам в СССР, тысячами раздавались экземпляры Корана, отпечатанные в Советском Союзе. Надо отдать должное исторической справедливости: превосходное качество печати и оформление альбомов и Корана вызывали восторг и удивление. Интересно, что почти весь тираж экземпляров этой священной для мусульман книги, отпечатанный за счет духовных управлений, уходил в распоряжение государственных органов, прежде всего Совета по делам религиозных культов при СМ СССР, затем его правопреемнику – Совету по делам религий при СМ СССР, а также в МИД СССР. Так Коран становился не только ценным подарком для высокопоставленных зарубежных мусульман, но вещественным доказательством торжества свободы совести в советском государстве.

Начиная с 50-х годов прошлого века руководители советских мусульман под строгим контролем со стороны властей участвовали в большом количестве международных конференций в борьбе за мир, участвовали в переговорном процессе по освобождению советских военнопленных в Афганистане и при замирении сторон в ходе межнациональных конфликтов внутри СССР.

Анализ архивных документов дает возможность заявить, что самостоятельность духовных управлений мусульман была сведена почти к нулю, поэтому их участие в формировании списков паломников в период с 1944 по 1989 год можно считать весьма формальным. В условиях советской реальности, почти до самого развала СССР, они находились под контролем Совета по делам религий, структур госбезопасности; важную роль играл и МИД СССР. Но главное слово оставалось за ЦК КПСС.

Все хаджи советских граждан в период с 1944 по 1989 год объединяет несколько общих черт: немногочисленность и абсолютная лояльность выезжающих; многие паломники ездили на хадж многократно – в первую очередь руководители духовных управлений, так как партийно-государственный аппарат СССР имел с ними достаточно прочные связи и мог абсолютно точно рассчитывать на их лояльность; поездки на хадж не были постоянными. К претендентам на выезд предъявлялись жесткие требования: чтобы они не способствовали оживлению религиозной жизни в своем регионе; владели восточными языками; знали правила поведения и догматы ислама; имели высокий уровень интеллекта и приятные внешние данные, дабы «оставить у мусульман зарубежных стран правильное впечатление о жизни мусульман в СССР».

Таким образом, можно сделать вывод: в Советском Союзе хадж организовывался не для удовлетворения потребностей мусульман, а для решения задач, которые руководители партийно-государственного аппарата СССР считали актуальными.

Граница открывается

Политика перестройки и гласности самым серьезным образом сказалась на организации хаджа в 1990 и в 1991 годы. Впервые за годы советской власти в 1991 году на хадж выехала не горстка мусульман, а действительно большая группа, примерно 1,5 тыс. человек. Сотни паломников отправлялись на хадж прямыми авиарейсами «Ташкент–Джидда». Несмотря на высокую стоимость билетов – примерно 16 тыс. руб. (при средней зарплате в СССР около 248 руб.), количество паломников превысило их суммарное число за период с 1944 по 1989 годы.

Такая численность советских паломников стала возможной во многом благодаря резко выросшей активности мусульман СССР и давлению, которое смог оказать председатель САДУМа и депутат Верховного Совета СССР Мухаммад Садык Мухаммад Юсуф на Михаила Горбачева.

В одночасье выросшее число советских паломников произвело большое впечатление на короля Саудовской Аравии Фахда ибн Абдулазиза. Он взял на себя расходы по их размещению и питанию. Монарх был также прекрасно осведомлен о том, что рядовые советские мусульмане испытывали острую нужду в Коране. Он подарил мусульманам СССР 1 млн. экземпляров этой священной книги.

Из этой партии 400 тыс. экземпляров Корана оказалось в распоряжении САДУМа. Но Мухаммад Садык Мухаммад Юсуф, ставший председателем этого Духовного управления в 1989 году, допустил две ошибки. Первая заключалась в отсутствии гласности при бесплатном распределении части книг. Вторая, еще более скандальная ошибка – продажа другой части книг. Мусульмане, узнавшие об этих фактах, обвинили руководителя САДУМа в коррупции и недостойном поведении. Ссылки на то, что все эти действия были согласованы с саудовской стороной и деньги предназначались для развития ислама на подведомственной территории, не смогли убедить главных оппонентов 38-летнего муфтия. В результате 5 июля 1990 года в соборной мечети Ташкента Тилля-шейх был собран Совет имамов, который низложил молодого муфтия и избрал временное руководство САДУМа, на период до созыва съезда.

В 1991 году советские власти уже были не в состоянии чинить серьезные препятствия для желающих выехать на хадж. В последний год существования СССР значительно большей проблемой стала необходимость собрать нужную для хаджа сумму денег. Каждый решал ее в силу собственных возможностей. Для 135 московских мусульман эта непростая задача была отчасти решена за счет пожертвований предпринимателей, при этом саудовский король опять взял на себя основные расходы по их приему.

Подсчет количества паломников с 1944 по 1991 год позволяет говорить о том, что в хадже побывало почти 5 тыс. граждан Советского Союза. Для того чтобы осознать, какие перемены произошли за последнее время, достаточно указать, что в 2011 году на хадж выехало почти 23 тыс. человек, а в этом году около 20 тыс. граждан одной только России.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Горькие плоды независимости придатка НАТО

Горькие плоды независимости придатка НАТО

Владимир Винокуров

Латвия остается одним из активных игроков на антироссийском фронте Европы

0
1966
Селедка в чае

Селедка в чае

Леонид Жуков

Разговор на кухне о клевете между мойкой и холодильником

0
437
Оппозиция в Сирии подняла новое знамя

Оппозиция в Сирии подняла новое знамя

Александр Шарковский

"Фронт национального освобождения" написал на своем стяге формулу ислама буквами цвета крови

0
1782
Почему Россия делает ставку на Башара Асада

Почему Россия делает ставку на Башара Асада

Кирилл Семенов

Антон Мардасов

Дамаск меняет баасистскую идеологию на культ "светского ислама"

0
1788

Другие новости

Загрузка...
24smi.org