0
1077
Газета Печатная версия

06.06.2018 00:01:00

Имамов Ямала посадят за парты

Нефтегазовый Север пытаются избавить от "джихадистского синдрома"

Тэги: экстремизм, исламисты, террористы, ямал, углеводороды, имамы


экстремизм, исламисты, террористы, ямал, углеводороды, имамы Курсы для духовных лидеров пройдут на базе «проблемной» мечети Ноябрьска. Фото со страницы соборной мечети г. Ноябрьска в «ВКонтакте»

До конца года все имамы Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО) должны пройти курсы повышения квалификации. Данная практика проводится в ЯНАО несколько лет – а именно с ввода в 2015 году в Сирию российских ВКС. После появления на Ближнем Востоке запрещенного в России «Исламского государства» участились случаи «миграции» жителей заполярного Урала к террористам. В конце 2015 года Ямал прогремел на всю Россию в связи с историей местного жителя Анатолия Землянки, проникшегося идеями джихадизма, сбежавшего в Сирию и там превратившегося в палача на службе ИГ. И ранее Ямал, как и соседние с ним Ханты-Мансийский автономный округ (ХМАО) и Тюменская область, был в группе риска по индоктринации местного населения джихадистской идеологией.

Курсы повышения квалификации имамов в этом году пройдут в Ноябрьске на базе соборной мечети города. В Ноябрьске проникся идеями джихадизма житель этого города Анатолий Землянка. Имамом мечети Ноябрьска служил духовный наставник Землянки Аслан (он же Абдусамад) Хуранов. В 2010 году Хуранов попытался избежать ареста, совершив вместе с супругой подрыв на самодельном взрывном устройстве. Имам-бомбист выжил. Отсидев срок за незаконное хранение взрывчатых веществ, Хуранов в 2013 году уехал «на джихад» в Сирию. С 2012 года проживает в Стамбуле бывший глава мусульманской общины из Нового Уренгоя «Нур ислам» Дмитрий-Хамза Черноморченко – салафит, главный редактор сайта «Голос ислама», близкого по взглядам платформе «Братьев-мусульман» (запрещенная в России террористическая организация). Наставником Черноморченко был проповедник Исомитдин Акбаров. Акбаров служил на легальной основе имамом на Ямале, пока в родном ему Узбекистане его разыскивали за терроризм. В 2010 году Акбаров был убит в Тюмени в ходе спецоперации. Формально мусульманские общины ЯНАО и ХМАО относятся к лояльному российским властям Ханты-Мансийскому муфтияту Тагира Саматова. В реальности же они – конгломерат разобщенных приходов, многие члены которых относятся к действующей в России власти крайне негативно.

«Постоянные пертурбации, в том числе среди руководителей Духовных управлений мусульман, ДУМов, не способствуют выстраиванию полилога между верующими и местными жителями, лидерами уммы и диаспор, государственной властью и органами местного самоуправления», – сказал «НГР» профессор Тюменского университета Александр Ярков, ведущий эксперт Экспертного научного центра по противодействию идеологии экстремизма и терроризма. В ноябре 2016 года появились сообщения, что муфтий Тагир Саматов уходит в оппозицию к Центральному духовному управлению мусульман (ЦДУМ) во главе с верховным муфтием Талгатом Таджуддином (см. «НГР» от 16.11.16). Вскоре распространилась инсайдерская информация, что ЦДУМ добивается принудительной отставки Саматова с должности муфтия. Муфтият Таджуддина якобы предъявил Саматову те же претензии, что и Саматов Таджуддину в свое время – а именно игнорирование реальной ситуации с мусульманами Северного региона. Саматову инкриминировали то, что он не контролирует обстановку даже в Сургуте, где находится его резиденция. В конце апреля с.г. в Дербенте ликвидировали банду террористов ИГ, которой руководил житель Сургута Александр Свистак. В августе прошлого года террорист ИГ Артур Гаджиев устроил в Сургуте массовое избиение при помощи ножа. Инсайдерские источники сообщают, что после этих случаев особенно негативно к муфтию Саматову были настроены как раз представители кавказских общин региона. После этого Саматов якобы сложил с себя полномочия и эмигрировал в Объединенные Арабские Эмираты.

Однако муфтий Свердловской области (Центральный муфтият) Абдуль-Куддус Ашарин сообщил «НГР», что сведения об отставке Саматова не соответствуют действительности. «Он в Сургуте, на должности. Да, его пытаются снять с должности, но те, кто делает такое, в итоге сеют смуту». По словам Ашарина, Саматов приложил много усилий к организации курсов по повышению квалификации имамов региона, чтобы имамы могли противостоять идеологии терроризма. «Я был на таких курсах в Ханты-Мансийске. Там проводили занятия преподаватели из исламских вузов Татарстана, из других регионов. Занятия были по Корану, Сунне, акыде (учение о вероубеждении. – «НГР»), фикху (исламское право. – «НГР»), арабскому языку. Имамы и их наставники могли свободно общаться друг с другом. В такой обстановке они могли увидеть, в чем они больше всего нуждаются. Это были уникальные курсы», – считает муфтий.

В этом году кроме сугубо мусульманских дисциплин имамы будут изучать российское право и методы профилактики экстремизма. Занятия будут проводить преподаватели из Тюменского госуниверситета и исламские ученые из Татарстана. «Я сам как сотрудник вуза – главного исполнителя госзаказа иногда читаю  лекции на курсах переподготовки имамов, – говорит Александр Ярков. – Курсы проводятся в Тюменской области, ХМАО и ЯНАО уже четыре года. Их инициатор – правительство Тюменской области при поддержке ДУМов. В целом это позитивное мероприятие в условиях того, что не у всех имамов есть религиозное, а то и светское образование, особенно в сельской местности».

По словам эксперта, в ЯНАО и ХМАО есть еще одна не менее острая проблема. «В последнее время имамами там работают не татары и  башкиры, а выходцы из Средней Азии и Кавказа. Не все они позитивно настроены к особенностям той культуры, которую именуют сибирским исламом. Ислам Сибири насыщен элементами архаичной культуры и в некоторых вопросах может противоречить догматам. Отличаются задачи курсов в Тюменской области и по округам. В Тюмени главная задача – дать имамам знания по догматике и особенностям применения норм шариата в современных условиях», – рассказывает Ярков.

«Появление в горячих точках бывших жителей Тюменской области – следствие многих факторов, – продолжает эксперт. – В условиях неустойчивого положения тех, кто не мог быстро найти себе место под «нефтегазовым фонтаном», достаточно успешно работают вербовщики террористических организаций. Это первое. Второе: религиозные деятели не ведут или боятся вести из-за угроз физической расправы разъяснительную работу среди тех, кто изучает религию не в мечети, а на конспиративных квартирах. Мало проводится имамами работа в СМИ и  социальных сетях. Третье – моральное, а то и количественное давление со стороны мигрантов, особенно молодых. Эти мигранты в регионе ведут себя так, как им бы на их родине никогда не позволили. Они становятся социальной доминантой. Для некоторой части местной молодежи выход – в психологической защите за счет приобщения к религии доминантов, то есть к исламу. Отсюда появление в мечетях региона русских юношей и девушек».

«Индоктринация граждан России экстремизмом и терроризмом – следствие текущей ситуации с профилактикой этих явлений, – сказал «НГР» президент информационно-аналитического центра «Религия и общество» Алексей Гришин. – У нас молодые офицеры спецслужб вербуют свою агентуру в ячейках экстремистов. А у экстремистов есть инструкция: с первого раза не соглашаться, а со второго-третьего можно и нужно. Это позволит экстремисту преследовать цели своей организации на легальной основе под крышей спецслужб и обеспечить себе защиту. И вот полиция ловит этого экстремиста «на горячем», а ФСБ говорит: «Отставить, это наш агент!» Или наоборот. И пока силовики переспрашивают друг друга, кто из экстремистов чей агент, эти экстремисты убирают с дороги лояльных деятелей в исламском сообществе. Они делают ложные доносы, офицеры получают погоны и лампасы. А поскольку выделяются федеральные деньги, есть еще и коррупционная составляющая. У центрального аппарата «Исламского государства» главная задача – идти на сотрудничество с ФСИН, МВД и армией по линии профилактики терроризма».

«Сейчас губернатор региона не может позвонить в администрацию президента России и спросить: такой-то имам пророссийский или нет? – продолжает эксперт. – А когда куратором внутренней политики был Владислав Сурков, на Старой площади была сформирована целая система работы с исламом. АП РФ была головным органом, вторым была ФСБ, а третий уровень – администрации регионов. Все уровни следили друг за другом и не допускали коррупционных и других перекосов. А что сейчас? По распоряжению АП РФ головной блок сформирован на базе главного управления ФСБ по защите конституционного строя. В самой АП РФ начальник блока и многие подчиненные – выходцы из ФСБ. Региональный уровень – это чиновники, которые ответственны за рейтинг губернаторов. Они взаимодействуют с местными управлениями ФСБ». «Создается триумвират под крышей ФСБ. Этот триумвират формирует все программы по работе с исламом, выбивает под них финансирование. Он же сам себя контролирует», – резюмирует Гришин.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Правозащитники взялись за межнациональное согласие

Правозащитники взялись за межнациональное согласие

Екатерина Трифонова

Силовикам и депутатам рекомендовано действовать и говорить аккуратнее

0
2335
Халифа Хафтар зачищает Дерну от исламистов

Халифа Хафтар зачищает Дерну от исламистов

Равиль Мустафин

Маршалу оказывают содействие Египет, ОАЭ и Франция

0
1433
Путин прикажет силовикам внимательнее посмотреть  на экстремизм и Telegram

Путин прикажет силовикам внимательнее посмотреть на экстремизм и Telegram

Иван Родин

Либеральную повестку по защите свободы слова Кремль отдал писателю-патриоту и аполитичным блогерам

0
1791
"Исламское государство"  как феномен государства-организации

"Исламское государство" как феномен государства-организации

Александр Неклесса

От торжества утопии к постсовременному акционизму

0
3388

Другие новости

Загрузка...
24smi.org