0
3744
Газета Печатная версия

19.09.2018 00:01:00

Кровь и почва Поросенкова Лога

Стремление монополизировать тему гибели царской семьи порождает внутрицерковные конфликты

Тэги: романовы, николай ii, поросенков лог, ганина яма, останки царской семьи, мемориал, рпц, рпцз, царебожники, монархисты, краеведение, екатеринбург, история, конфликт, царские дни


16-13-2_a.jpg
Хотя РПЦ не признает связь Поросенкова Лога
с трагедией царской семьи, это место посещают
паломники.
 Фото со страницы
«Мемориал Романовых» в «ВКонтакте»

Ни приуроченное к 100-летию расстрела семьи Николая II заседание Синода РПЦ в Екатеринбурге, ни положительные результаты экспертизы, которую над обнаруженными в 1993 и 2007 годах останками провел Следственный комитет, не приблизили разрешения проблемы признания церковью подлинности останков Романовых. Представители Московского патриархата неоднократно давали понять, что круглые даты – не повод для принятия исторических решений. При этом Екатеринбургская епархия заявила о желании получить территорию Поросенкова Лога (около 3 га) в бессрочное пользование. «Церковь с ее вековыми традициями и уникальным опытом увековечения памяти способна, как никто другой, сохранить мемориальное место, связанное с памятью всех неправедно убиенных», – сообщила епархиальная пресс-служба.

Однако начиная с 1999 года в Поросенковом Логе функционирует мемориал Романовых, администрация которого находится в сложных отношениях с РПЦ. На странице администрации мемориала в Facebook было опубликовано сообщение Департамента лесного хозяйства Свердловской области Свердловскому краеведческому музею о том, что работа по передаче территории Поросенкова Лога музейщикам приостанавливается из-за того, что епархия претендует на ту же территорию. Согласно сообщению, «в силу исторического и духовного значения царской темы в Российской Федерации, во избежание разногласий между светской и религиозной сторонами» сроки рассмотрения заявки музея на передачу территории лога под организацию мемориала Романовых приостановлены.

При этом создание музейного комплекса стало бы фактически легитимацией уже существующего мемориала. Его предыстория начинается в конце 1970-х годов, когда поисками останков царской семьи занимались кинорежиссер Гелий Рябов и краевед Александр Авдонин, председатель организовавшего мемориал общественного фонда «Обретение». Сейчас на месте установлен поклонный крест, территория освящена и проводятся экскурсии, однако священнослужители РПЦ появляются там редко, рассказал «НГР» представитель «Обретения» Илья Коровин. Зато до восстановления канонического общения РПЦ и Русской православной церкви заграницей (РПЦЗ) мемориал посещали иерархи последней, а после – представители ее не пошедшей на воссоединение с Московским патриархатом части и общин так называемых катакомбников, отрицающих «сергианскую» церковь.

Среди основных претензий организаторов мемориала Романовых к официальной церкви – пренебрежительное отношение священноначалия к находкам краеведов, подтверждающим, по их мнению, что продвигающиеся в качестве центров почитания царской семьи места – в частности, монастырь в Ганиной Яме – имеют к гибели императорской четы мало отношения. «Казалось бы, мы не можем быть против церкви как таковой, мы ни в коем случае не против нее. Но в то же время противоположная сторона нас укоряет: вот, эти гробокопатели требуют постоянно какого-то признания. Никто никакого признания не требует. Церковь никогда не интересовалась вопросами обнаружения и сохранения останков. По вопросам, касающимся Романовых, есть серьезные разногласия – хотя, конечно, в сравнении с мемориалом они ничтожны. Место высадки Романовых из поезда определено неверно, извините, но церковь нагло врет. Храм, который построен как бы на крови, – не на крови, монастырь – в стороне, и многое, многое другое. Сообщают, что якобы только РПЦ имеет богатый опыт в сохранении подобных объектов. Но как она может ее хранить, когда оболгана вся уральская история, особенно связанная с именем Николая Александровича? Признание, безусловно, необходимо для того, чтобы сплотить людей, но когда Московский патриархат начинает претендовать на землю, так официально ничего и не признав, но формулирует свои притязания как «для религиозных целей»… Какие могут быть религиозные цели и искренность в такой ситуации?» – заявил «НГР» Коровин.

Соблазн причислять всех склонных к альтернативным православным юрисдикциям монархистов (а вместе с ними – и организаторов мемориала в Поросенковом Логе) к так называемым царебожникам велик, но непродуктивен. Царебожники, рассказывает сотрудник Института философии РАН Алексей Зыгмонт, организационно от РПЦ обычно не отделены (хотя существует немногочисленная Царская православная церковь и ряд других «альтернативных» групп, которые можно к ним причислить). «Царебожниками в последнее время обозначают вообще всех кого не лень, практически любого православного монархиста. В то время как научно для них есть два-три четких критерия: почитание Николая II как искупителя, а Ивана Грозного и других православных русских царей как святых, и определенная оппозиционность по отношению к РПЦ, – сказал он «НГР». – Поросенков Лог – это место, в котором были найдены останки царевны Марии и царевича Алексея, которые ни царебожники, ни РПЦ не признают истинными. Они считают, что раз люди не идут к этим останкам – значит, они не подлинные, и об этом говорить нечего. У них присутствует версия ритуального убийства царской семьи, которая всем царебожникам очень дорога, и это тоже яркий показатель – они верят, что эти останки сожгли, а потом растворили в кислоте, так что реальных останков быть не может».

Тем не менее контекст взаимоотношений этих групп со священноначалием РПЦ достаточно однотипен. Очевидна и определенная конкуренция мемориала Романовым с официальной церковью, и такое важное в вопросе почитания царской семьи место, как Поросенков Лог, церковь вряд ли согласится оставить на попечении краеведов (тем более – не признающих ее версии событий июля 1918 года). Несмотря на то что вопрос о подлинности обнаруженных под Екатеринбургом останков для нее до сих пор не закрыт.

Протоиерей Всеволод Чаплин считает определенное разномыслие, не выходящее за рамки канонических норм и православной догматики, вполне допустимым в церковных стенах. «В некоторых околоцерковных СМИ царебожниками называют просто активных почитателей Николая II и его семьи, которых даже в богослужении именуют мучениками, пострадавшими за Христа. Я считаю, что нужно уметь взаимодействовать с самыми разными церковными группами, – сказал он «НГР». – Нельзя придумать все церковные движения сверху. Те из них, которые были придуманы сверху, по большей части выродились и исчезли. Самые яркие общественные инициативы идут от активных мирян, отдельных священнослужителей, приходских общин, монастырей. Нужно избегать их игнорирования, не только на уровне епархий, но и на уровне интеллектуальных структур – Библейско-богословской комиссии или Межсоборного присутствия. Очень плохо, когда они игнорируются, а люди потом уходят в какие-то параллельные сообщества, отравленные борьбой за лидерство и взаимными разбирательствами». При этом вопрос о признании останков царской семьи, по его мнению, священноначалие сегодня отодвигает на неопределенный срок: «Причина в том, что присутствует страх поссориться и с властями, и с теми группами, о которых идет речь. В свое время некоторые предлагали почтительно относиться и к Ганиной Яме, и к Поросенкову Логу – во всяком случае, какие-то манипуляции с жертвами большевистского режима там происходили. Я не вижу большой угрозы противостояния между людьми, посещающими разные мемориальные места».

«Мне кажется, то, что там реально происходит, – это желание РПЦ в лице митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла (Наконечного) перестраховаться, она это делает довольно часто. Чтобы в случае, если останки признают, у РПЦ там была своя инфраструктура», – говорит Алексей Зыгмонт. «Прошение, поданное митрополитом Кириллом, звучит довольно абстрактно: они хотят получить эту землю «для религиозных нужд», безвозмездно, в бессрочное пользование, что показывает, что они хотят там утвердиться, пусть и под обтекаемыми формулировками: вроде как память новомучеников, останки каких-то невинно убиенных людей, а не Романовых и так далее. Конечно, они опасаются конкуренции: в первую очередь со стороны музейщиков, во вторую – со стороны оппозиционных церковному официозу внутрицерковных групп. Епископам очень не нравится, когда они возникают, перехватывают инициативу, совершают богослужения. Официально раскрученный центр – это Дивеево, и если в Поросенковом Логе возникнет мемориальный комплекс, который делают музейщики-краеведы, то это будет совершенно невыгодно церкви: он будет оттягивать на себя и туристов, и паломников. Это не ново. Митрополит Кирилл начинал служить молебны в Поросенковом Логе еще в 2016 году». Общая логика развития имущественных конфликтов между музейщиками и церковью, считает Зыгмонт, подсказывает, что в том или ином виде епархия скорее всего получит желаемое.

«Не очень понятно, почему сейчас поставлен этот вопрос, – возможно, есть угроза неконтролируемой со стороны церкви деятельности на мемориале», – предположил, в свою очередь, Чаплин.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Националисты выдвинули Зеленскому ультиматум

Националисты выдвинули Зеленскому ультиматум

Татьяна Ивженко

Команда украинского президента представила европейцам свое видение и план урегулирования в Донбассе

0
580
Демократическое послушание в Екатеринбурге

Демократическое послушание в Екатеринбурге

Андрей Мельников

Епархия оказалась одной из сторон политического противостояния

0
373
Греция прорвала блокаду ПЦУ

Греция прорвала блокаду ПЦУ

Милена Фаустова

Москва теперь может наказать Афины разрывом евхаристического общения

0
325
В церковь тянут за язык

В церковь тянут за язык

Андрей Мельников

Милена Фаустова

Надо ли изучать в школе богослужебную речевую культуру

0
487

Другие новости

Загрузка...
24smi.org