0
1602
Газета Печатная версия

02.07.2019 16:32:00

Башкирия испытывает на прочность Совет муфтиев

Централизация духовной власти настораживает исламских лидеров России

Роман Силантьев

Об авторе: Роман Анатольевич Силантьев – профессор Московского государственного лингвистического университета.

Тэги: мусульмане, башкирский муфтият, нигматуллин, айнур биргалин, совет муфтиев россии, равиль гайнутдин


мусульмане, башкирский муфтият, нигматуллин, айнур биргалин, совет муфтиев россии, равиль гайнутдин До ноября обязанности главы ДУМ Башкирии исполняет имам Айнур Биргалин. Фото с сайта www.dumrb.ru

Если прошлый год оказался, пожалуй, самым спокойным в новейшей истории мусульманских организаций России, то в последнее время ситуация начала обостряться.

Главной интригой в среде татаро‑башкирских приверженцев ислама стало будущее Духовного управления мусульман Республики Башкортостан (ДУМ РБ), которое по числу зарегистрированных общин уступает только татарстанскому муфтияту и Центральному духовному управлению мусульман (ЦДУМ). В конце апреля после череды скандалов председатель ДУМ РБ муфтий Нурмухаммад Нигматуллин ушел в отставку и через два месяца скончался. До выборов, назначенных на ноябрь, его обязанности исполняет молодой имам Айнур Биргалин, который понравился далеко не всем.

Главной претензией к Биргалину стало его враждебное отношение к суфизму, которое обычно ассоциируется с ваххабитами. Сам он комментировал этот вопрос следующим образом: «Ко мне много претензий, потому что якобы я салафитского толка мусульманин. Обвиняют, что я ваххабит. На самом деле это говорят мои оппоненты, которые позиционируют себя как аулия, приверженцы культа святых. Апеллируют они к тому, что наши предки были суфиями. Во‑первых, это не так. Какая‑то часть была приверженцами суфизма, да, но не все. Я придерживаюсь научного подхода в исламе. И если я не позволяю какому‑то аулия привнести в религию свое видение, нельзя меня причислить к радикалам». В ответ имам‑хатыб из города Давлеканово Илмир Ахметзянов заявил, что «с приходом в ДУМ РБ Биргалина ваххабиты вдохновились, им кажется, что они управляют всем и влияют на все. Ведь уже в нескольких последних официальных интервью в СМИ новоявленный временный муфтий Биргалин открыто выражал позицию против посещения священных мест, святых аулия, суфизма и тарикатов».

В итоге давлекановская мечеть перешла из ДУМ РБ в ЦДУМ, затем ее примеру хотела последовать мечеть города Мелеуза, однако руководство башкирского муфтията успело этому воспрепятствовать. Разгорелся скандал, и в Сети появились заявления о рейдерском захвате мелеузовской мечети, что не прибавило стабильности в республиканской общине.

Айнур Биргалин пользуется открытой поддержкой муфтия Равиля Гайнутдина, которому жизненно важно сохранить главный актив Совета муфтиев России – ведь в Башкортостане сосредоточено подавляющее большинство общин СМР. Если ДУМ РБ провозгласит независимость или вольется в состав ЦДУМ, то Равиль Гайнутдин по своему влиянию окажется на уровне муфтия Крыма. Впрочем, не исключен вариант и распада ДУМ РБ в том случае, если делегаты его съезда не удовлетворятся кандидатурой нового председателя. Возрождение суфизма в Башкортостане в полной мере затронуло и общины ДУМ РБ, которые вряд ли потерпят ущемление своих интересов. Борьба с суфизмом не прибавит Биргалину и внешних союзников – муфтияты Северного Кавказа, ДУМ Республики Татарстан (ДУМ РТ) и Духовное собрание мусульман России (ДСМР) открыто стоят на просуфийских позициях.

Для Совета муфтиев России 2019 год был отмечен радостным событием – после десятилетнего перерыва глава этой организации был принят президентом России. Впрочем, положительный эффект от этой встречи оказался в значительной степени нивелирован визитом Равиля Гайнутдина в США, где он на встрече с сотрудниками Госдепа покритиковал российское законодательство и поддержал салафитов, осудив борьбу с их идеологией. Параллельно Гайнутдин дал программное интервью, где в очередной раз призвал создать единый общероссийский муфтият с центром непременно в Москве (его появлению, естественно, мешают «некоторые представители властей и определенные силы в РПЦ»), поддержал протесты против строительства собора в Екатеринбурге и посетовал на появление конкурирующих ДУМов.

Следует заметить, что высказываемые уже четверть века претензии Равиля Гайнутдина на лидерство в российской умме вызывают у других муфтиев уже не опасения, а иронию, что показал комментарий муфтия Нафигуллы Аширова. «Каждый из российских муфтиев и имамов спит и видит себя главным муфтием Российской Федерации. Мечтать не вредно. На сегодняшний день объединение всех российских Духовных управлений мусульман в федеральный муфтият – вещь не только невозможная, но и вредная», – с привычной безапелляционностью заявил Аширов, после чего демонстративно принял участие в конференции ДСМР в Санкт‑Петербурге, где наградил орденом главного оппонента СМР в Северной столице муфтия Равиля Панчеева.

По всей видимости, чаша терпения Аширова переполнилась, чему особенно способствовали понижение статуса в СМР с сопредседателя до простого члена президиума, неуважение Равиля Гайнутдина к зоне юрисдикции ДУМ азиатской части России, в которой он зарегистрировал целый ряд общин прямого московского подчинения, а также чересчур либеральные богословские эксперименты первого зампреда ДУМ РФ Дамира Мухетдинова. Формально из Совета муфтиев Аширов не вышел, однако считать его членом этой организации уже затруднительно. Вместе с Ашировым Гайнутдин фактически потерял 10% своих общин.

На Северном Кавказе подошел к концу многолетний конфликт между бывшим уже главой Ингушетии Юнус‑Беком Евкуровым и муфтием Исой Хамхоевым. Все попытки Евкурова сместить Хамхоева и даже ликвидировать Духовный центр мусульман Ингушетии успеха не имели, хотя в своем апогее этот конфликт дошел даже до обысков в доме муфтия и его родственников. В январе с.г. Координационный центр мусульман Северного Кавказа приостановил членство Хамхоева, однако в итоге в отставку ушел сам Евкуров. События в Ингушетии наглядно показали, что с муфтиями‑традиционалистами выгодней дружить, нежели воевать.

ДСМР сумело за последний год переоформить на себя полтора десятка общин ДУМ РФ в Санкт‑Петербурге и Черноземье. Серьезным достижением его главы муфтия Альбира Крганова стало также закрепление за собой участка под строительство мечети в Новой Москве. На территории дружественного Духовному собранию ДУМ Татарстана произошла смена руководства Болгарской исламской академии, где тандем Рафика Мухаметшина и Камиля Исхакова сменил молодой ученый из Уфы Данияр Абдурахманов.

Таким образом, до выборов нового главы ДУМ РБ конфигурация российской уммы серьезных изменений не претерпит. С высокой долей вероятности она не претерпит их и после, поскольку новый глобальный передел сфер влияния невыгоден властям, к помощи которых будет активно взывать Равиль Гайнутдин. В этом году главе СМР исполняется 60 лет, и есть основания полагать, что юбилейный год ему сильно не испортят.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Большинство британских консерваторов не против премьера-мусульманина

Большинство британских консерваторов не против премьера-мусульманина

Ольга Позняк

Справедливы ли обвинения правящей партии в исламофобии

0
599
РПЦ отступилась от «города бесов»

РПЦ отступилась от «города бесов»

Милена Фаустова

Сторонники храмостроя рассердили не только гражданских активистов, но и мусульман Екатеринбурга

0
4819
Новости религий

Новости религий

0
855
К собору просят пристроить мечеть

К собору просят пристроить мечеть

Милена Фаустова

Почему даже массовое возведение домов молитвы не разрешит всех проблем мусульман

0
1730

Другие новости

Загрузка...
24smi.org