0
10252
Газета Печатная версия

17.12.2019 18:23:00

Пастор из Грозного: «Мы слишком маленькие, чтобы нами заинтересовались»

Лидер баптистской общины рассказал «НГР» о привлекательности Чечни для евангельских христиан

Тэги: чечня, грозный, баптисты, дом молитвы, чеченская война


чечня, грозный, баптисты, дом молитвы, чеченская война Воссозданный дом молитвы открылся в Грозном в конце ноября. Фото с сайта www.baptist.org.ru

В Чеченской Республике, похоже, пытаются избавиться от стереотипа исключительно мусульманского региона. В городах восстанавливают храмы, однако христианское присутствие в регионе не исчерпывается русским православием. Есть здесь и баптистская община. В конце ноября в республиканской столице открылся восстановленный молитвенный дом евангельских христиан. Пастор грозненской общины баптистов Рувим ВОЛОШИН рассказал ответственному редактору «НГР» Андрею МЕЛЬНИКОВУ о том, почему по собственному почину отправился на служение в Чечню и кого он там встретил.

– Рувим Степанович, как в такой, казалось бы, моноэтничной и монорелигиозной республике появилась необходимость в открытии молитвенного дома евангельских христиан? В Грозном много верующих-баптистов?

– Разве только там, где много верующих, открываются дома молитвы? Прежде всего надо сказать, что история нашей общины в регионе начинается с 1886 года, то есть она насчитывает более 130 лет. Сейчас у нас есть статус религиозной группы. Когда что-то формируется, оно начинается с малого. В конце 1980-х годов община в Грозном была порядка трехсот человек. И в основном это были инженеры, технари. Предприятий было много, и приезжали люди как молодые специалисты. А кто-то принимал решение быть верующим уже тут, на месте. В результате известных событий в начале 90-х количество баптистов в городе сократилось, как, впрочем, и мирного населения тоже. Однако до 2005 года в этом месте проходили регулярные собрания, совершались молитвы. Сюда привозили гуманитарную помощь и распространяли не только среди прихожан, но и среди всех, кто в этом нуждался! Поэтому, когда мы узнали, что совсем все замерло, было печально. Но я тогда был занят другим служением и был очень увлечен… А в 2013 году моя супруга выразила готовность ехать куда угодно на служение. Я и предложил: «В Чечню!» Сначала она была в замешательстве. Но через пару месяцев спросила: «Как там в Чечне?» Летом 2014 года мы посетили Грозный. Ей понравилось, и мы объявили руководству Российского союза евангельских христиан-баптистов о нашей готовности ехать на служение в республику, чтобы там создать условия для богослужений и чтобы светильник Божий не угас, чтобы люди, которые там еще есть или приезжают как специалисты работать, получили возможность поклонения Богу… Мы и не предполагали строиться, потому что нам достаточно было арендовать помещение. Но в наш адрес звучали упреки, что, мол, мы секта, раз нет постоянного и открытого адреса. Нам ограничили возможность собираться для молитвы в арендованном помещении. Из местных арендодателей мы не хотели никого подставлять, чтобы у них не было проблем с родственниками. Тогда мы поняли, что нужно что-то свое. Власти относятся благосклонно ко всему, что имеет официальную регистрацию. Поэтому нам не было каких-то ограничений, ущемлений. Я бы сказал так: необходимость строительства помещения продиктована сложностью арендовать помещения для проведения молитвенных собраний. Тогда решили восстановить здание на месте старого дома молитвы, где он ранее располагался. Здание находилось в аварийном состоянии. Его нельзя было использовать, пришлось провести реконструкцию.

– То есть предложение обосноваться поступило не от руководства республики?

– Это было наше давнее желание и томление, властям мы только отправили уведомление. У руководства республики есть понимание, что здесь проживают и православные христиане, и с ними уже есть выстроенные отношения. Но когда мы пришли, нашлось место и для нас. Мир слишком тесен, чтобы конфликтовать. Да и времени нет на распри. А вопросов перед верующими слишком много. Жизнь слишком короткая, чтобы тратить время на вражду. Сейчас мы взаимоотношения выстраиваем и постепенно знакомимся. Надеюсь, мы не потеряемся в конструктивном диалоге. Мы видим, что количество русских в республике прибавляется. Приезжают специалисты – некоторые по приглашению, некоторые в поисках счастья. В республике кто-то строится, кто-то запускает новые предприятия. Создаются рабочие места! Местные жители достаточно инициативны.

– Русские люди приезжают в Чечню, уже будучи баптистами, или они приобщаются к вере под воздействием вашей проповеди?

– Мне, конечно, льстит ваш вопрос. Будто моя проповедь кого-то может перевести из веры в веру! Я еще не видел таких, чтобы стали там баптистами. Но просто знаю тех, кто приехал в республику, и мне нравится, что они живут наперекор укрепившемуся мнению, что там опасно. За все эти годы мы не видели причин для тревоги. Приезжают и наши верующие, баптисты. Теперь у этих людей есть место, где они могут молиться. Так что вовсе не обязательно, что там происходит обращение людей в баптистскую веру. Решение, верить или нет, человек принимает самостоятельно. «Вера от слышания, а слышание от Слова Божьего!» Человек не может обратить в веру… Это явление зависит только от Всевышнего!

– То есть община приумножается за счет верующих, приехавших в Грозный с уже оформившимися баптистскими убеждениями?

– Да.

– Когда вы в первый раз приехали в республику, сколько там проживало верующих, переживших все военные годы?

– Трое. Из тех троих сейчас только одна женщина все еще живет в республике, но она в таком немощном состоянии в связи с возрастом, что не может посещать наши собрания. А теперь нас на время общения собирается человек 30–40.

– Евангельские христиане известны активной проповедью. Существуют ли возможности для миссионерства в Чечне?

– Про евангельских верующих? Сущая правда! Но ведь проповедь не только в словах. Когда-то мать Тереза предложила: «Говорите везде и во всякое время! И если понадобится, используйте слова!» В этом высказывании скрыта истина. Возможности для миссионерства? Не знаю. Мы это не оцениваем. Мы живем по законам Российской Федерации! Мы просто живем, молясь Иисусу Христу, оглядываясь на Него, и рассказываем о Нем, если нас об этом спросят. Если проповедь и звучит, то только в стенах молитвенного дома. Если к нам есть вопросы, мы отвечаем, если о чем-то попросили – стараемся помочь. Мне кажется, это не менее важно, чем проповедь словами.

– В вашей общине состоят только русские или есть и представители кавказских народов?

– Признаюсь, я никогда не интересовался национальностью наших верующих. Мы не спрашиваем национальность.

– Местные жители, мусульмане, интересуются вашей общиной?

– Наверное, мы слишком маленькие и незаметные, чтобы про нас слышать и нами интересоваться. И дом на месте старого дома молитвы мы только-только открыли. Есть ли любопытство? Думаю, что да! Но это, наверное, характерно для любого живого человека! Местные жители как раз являются очень активными проповедниками своих убеждений и верований!

– На фотографиях заметно, что полы дома молитвы устланы коврами, а прихожане сняли при входе обувь. Видимо, это влияние мусульманской среды, то есть практики, сложившейся в мечетях?

– Безусловно, это часть контекста. Нужно понимать, что в восточной традиции люди всегда снимали обувь при входе в дом. Писание говорит, что так было при встрече Моисея с Богом! Господь сказал Моисею, чтобы он снял обувь, потому что земля, на которой он стоял, святая – место встречи с Богом. Мусульмане старательно соблюдают это установление. Мы согласились, что это поможет им понимать, что мы чтим Вечного не меньше, чем они. Мы не осуждаем тех, кто в другие храмы и места поклонения заходит обутый. Но для себя и в нашем контексте решили так.

– Вы поддерживаете контакты с официальными лицами республики?

– Конечно. Ровно настолько, насколько этого требуют место, событие и время.

– А с самим руководителем Чечни не встречались?

– Ну как вы себе это представляете? Такая маленькая община организовала встречу с человеком мирового масштаба? Зачем отвлекать человека, который решает проблемы совсем другого уровня? Мы общаемся с руководителем отдела по делам религии. Это наш уровень. Как-то встретились с замминистра по делам национальностей. Рассказали, во что верим и как это выражается. Тот уровень взаимодействия с властями, который уже есть, для нас достаточен. Надеюсь, что и мы для них доступны!


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Тогда я остаюсь

Тогда я остаюсь

Сергей Шулаков

Судьба новомученика на фоне ХХ века

0
263
В Бангладеш построили мечеть в честь убийцы Буданова

В Бангладеш построили мечеть в честь убийцы Буданова

Артур Приймак

Спонсор «Исламского государства» невольно подыграл чеченским властям

0
2282
Победа вопреки

Победа вопреки

Александр Храмчихин

Российская армия выиграла чеченскую войну благодаря высокому моральному духу

0
4907
Война никогда не кончается. В галерее "11.12" открылась выставка "1999"

Война никогда не кончается. В галерее "11.12" открылась выставка "1999"

Дарья Курдюкова

0
1233

Другие новости

Загрузка...
24smi.org