0
1417
Газета Стиль жизни Печатная версия

01.11.2000

Люди страсти

Тэги: коллекционирование


ЗА СВОЮ жизнь я много потолокся среди разных собирателей. Нумизматов. Фалеристов (знаки, награды). Бонистов (бумажные деньги). Обогатился здорово. Не коллекционным материалом - человеческими впечатлениями. Ибо побывал среди людей страсти. Самой красочной публики.

* * *

Кто вообще есть коллекционер? Человек с уцелевшим в нем детством. Все дети какое-то время увлекаются коллекционированием - замечали? Стало быть - абсолютно детская черта. Коллекционер это чудо первозданного азарта проносит через всю жизнь. Греясь им и выживая им же (как правило, коллекционеры - долгожители; их неувядающая эмоциональность явно к этому причастна). Тут попробую рассказать о типах коллекционеров - по моей собственной классификации. Тип - это что выходит из сочетания страсти с конкретным характером. Самые удивительные синтезы получаются.

Абсолютно забавный - это вечный лох (недотепа). Собирать может годами, десятилетиями, израсходовать большущие деньги - но все не впрок. Как не разбирался в коллекционном материале сначала - так и не разбирается до конца. Ему в любой момент могут втюхать (объегорить, продавая) всякую дрянь, выдавая за приличную вещь. У лоха плохая память -то есть он забывает, какая монета, знак, марка редкая, дорогая, какая нет; втюхивающий этим колоссально пользуется. Но еще хуже - лох хронически не видит качества. То есть в отличной сохранности предмет или только начищен, подновлен, подкрашен. В нумизматике есть монеты с особым, тяжким дефектом - заделанными дырками. Лоху можно сто раз показать, как заделка выглядит, - и все бесполезно. Не различает самостоятельно. Дорогие собирательские предметы часто подделывают - вечный лох и тут беззащитен. Коллекции вечных лохов на диво богаты фальшаками. Там только самые дешевые экземпляры подлинны. Которые никто не подделывает. Мое изумление тут - почему человек из лоховского состояния не может выйти? Что препятствует? Большая загадка. И ведь не сказать, что повинна общая дурость охваченного собирательской страстью индивидуума. Знавал толковейших, сообразительных, удачливых по жизни людей. Впечатление самое внушительное, а в коллекционерстве - хронический лох. "Великолепно одетый дурак", - как выразился об одном таком некий язвительный собиратель.

Антипод вечного лоха - собиратель-мошенник. Вообще-то, по моему опыту, любой коллекционер, если представится случай объегорить, - не удержится. Но это так, пассивно. Именно - если случай сам в руки идет. Но есть народ акульего плана, только надуть и стремящийся. Акульего, ибо операция заканчивается тем, что у вас отрывают полбока. Причем есть жулики - они предполагают, что ты ни черта не смыслишь, и пытаются, что называется, дешево тебя купить. Раз за разом. И неудачи их не смущают. Мне один из них всучивал дрянной значок за первостатейный раз пять подряд. Не смущаясь повтором. Догадываюсь: считал, что в какой-то момент я ослаблю бдительность и попадусь. Знаменитое русское "авось", если хотите. Признак нерационалистичности. Но есть мошенники высшего класса. Жулики-психологи. Жулики-цицероны. Речистые, как депутаты Думы. Красноречие почти гипнотическое. И приемы убеждения наработаны. Поразительно умеют доказывать, что продаваемый предмет - особо ценен. Знавал двух таких. Рыжего верзилу Женьку - гения втюхивания. И приземистого пьянчугу Вальку - карикатура на человека, но гений тоже. С этими двумя если только заговоришь насчет их товара - есть серьезный риск купить (и купиться). Невзирая на все твои познания и опыт. Я у Вальки даже специально выспрашивал: как достигает? Он мне загадочно - "я воздействую". Я ему: "Я бы тоже хотел воздействовать". Он, не раздумывая: "У тебя не получится". Проницательный, хоть и пьянь. Я и сам чувствовал - не получится. Валька с монетной толкучки редко уходил без полусотни выручки (в доперестроечные времена), я же, хорошо, если оставался при своих.

Еще об этом типе собирателей - пардон, что так затяжно, но сидит в печенках: он теперь модернизируется. Идет в ногу со временем - то есть наглеет. Что имею в виду? В стародавние времена жуликоватый собиратель мог вас "кинуть" на двадцать, от силы на тридцать процентов от реальной стоимости коллекционного предмета. Больше - нет. Почему? А не принято. Есть ведь такая очень сильнодействующая вещь - атмосфера. Что принято, что не принято.

А теперь? Интересуюсь ценой на латунную медаль "60 лет Киргизской ССР". Тертый калач меряет меня глазами пару секунд (смысл понимаю прекрасно: лох передо мной или не лох?) и говорит: "Вообще-то стоит тысячу, но для вас, человека почтенного, отдам за восемьсот". "Человек почтенный" ему возражает: "Да на таганской толкучке, где магазин "Нумизмат", такие медали идут по десятке". Калач, ничуть не смущаясь: "Ну, за десятку не отдам, а если двадцать - она ваша". Вот так - с восьмисот до двадцати?! Подобной амплитуды в надувательстве прежде не было. Ничего не поделаешь - дух времени. Отовсюду сообщения о грандиозных аферах, гигантских кушах, вот жуликоватые собиратели и прикидывают: а чем мы хуже? В рамках ремесла?

Собиратель-богач. Он же - невидимка. Теперь появились такие. Их никто не видит. Действуют так: нанимают знающих толк, и те для них покупают предметы. Имея за то оговоренный процент. Само собой - такие посредники стараются процент превысить. И коллекционер-невидимка никогда не узнает, действительно ли посредник положил в карман, скажем, двадцать-тридцать процентов - или все сто. Если не двести. Но для них, видимо, тут проблемы нет. При их-то средствах. Иногда действуют и в открытую. Заскочат на шикарном джипе на ту же таганскую толкучку, быстренько купят несколько отличных вещей - и газу. Видимо, опасаясь, как бы их не заприметили. Не сели бы "на хвост" какие-нибудь собиратели с пистолетами.

Коллекционер углубленного плана. Украшение собирательской толпы. Такие обязательно обзаводятся каталогами, читают про собираемый материал дополнительно, ходя для того в Ленинскую библиотеку, выписывая там редкие специальные издания. Эти особенно охочи до редкостей и знают их отлично (в монетном, например, деле опознать редкость бывает сложно; иногда - по очень мелким признакам вроде запятой не там, точечки какой-нибудь в неположенном месте и т.п.). У коллекционеров углубленного плана и коллекции, как правило, отличные. Полагаю, что в основе углубленности - выдающаяся память. Был (может, и есть) знаменитый собиратель рублей Анны Иоанновны Полуйко из Нижнего Новгорода (даже составил и издал каталог этих рублей - единственный в мире каталог на такую тему). Так он помнил все монеты, какие вообще видел. Хоть через двадцать лет увидит во второй раз - вспомнит. Коллекционеры углубленного плана знают себе цену - с собирателями рядового пошиба не общаются. Ведут знакомство только с себе подобными. И свои монеты продают и покупают друг у друга - видимо, считая личность партнера гарантией качества. В общем, эта публика - клуб в клубе нумизматов. Аристократия.

Близко к этому типу собирателей примыкает коллекционер классический. Может быть, название неточно, но как такого назвать точно? Это собиратели старого, дореволюционного склада. У которых навыки и натура унаследованы от их собирателей-отцов, а у тех - от собирателей-дедов (есть такие династии коллекционирующих). Они среди нынешних шустрых, предприимчивых, нередко плутоватых собирателей - белые вороны. Порядочны неправдоподобно. Стоят на том, что никакие жульничества, игры ценами, прочие манипуляции с коллекционным материалом недопустимы. Я знавал пару таких - могли продать вам монету или знак в рассрочку. С платежом после. Таким же образом купить. То есть наличествовал сильный элемент доверия - вещь среди прочих собирателей малопопулярная. Впрочем, если сделать вывод, что это некие идеалисты, не знающие жизни, - то будет неверно. Все они знают и жулье видят насквозь. Только подстраиваться под общий нынешний стиль собирательства брезгуют. Не могут просто. И то самое доверие оказывают не всякому, а разборчиво. Приглядевшись к человеку. Впрочем, становится таких экземпляров все меньше. Это несомненно уходящая порода. В "толпу" коллекционеров ходили и ходят крайне редко. Интересно продают свой материал - когда продают. Стараются достойному - раз. И не торгуются совершенно - два. Назначат цену (не самую высокую) - и все. Стоя на том неколебимо. Как-то странно даже бывает видеть этакого рафинированного, культурного собирателя рядом с пиратской физиономией профессионального коллекционера-барыги. И эволюция выступает наглядно.

Собиратель-мученик. Это фигуры жалкие, смешные или драматические - как взглянуть. Их собирательство - сплошное терзание. Суть его - нерешительность. Покупая коллекционную вещь, они мучаются: не переплачивают ли? Продавая, тоже мучаются: не мало ли запросили? Выложить серьезную, по собирательским понятиям, сумму вообще не в состоянии. Во всяком случае, быстро. Потому что дух захватывает. А ведь в собирательстве оно как? Имеется у кого-то на руках привлекательная монета, бона, знак - берут быстро. Даже за высокую цену. Потому что привлекательная вещь - это раритет. Не устаивает коллекционерское сердце. А кроме того, проверенный опытом расчет есть - в случае чего продать эту вещь за высокую цену (или даже еще выше) всегда получится. Ибо привлекательность опять-таки неотразима. И вот вечно колеблющийся не решится купить сразу, а когда наконец соберется с духом и подойдет к продающему - у того уже взяли. Невеселый остаток дня колеблющемуся обеспечен. А может - и недели. Вот так мыкается бедолага длительно и безысходно. И бросить собирать не может, и процесс для него оборачивается горькими переживаниями при возвращении с нумизматической толкучки. "И кой черт меня тянет в это дело, столько нервов положил, а отвязаться не могу".

Собиратели непонятные. Есть и такие, представьте. Сейчас объясню, в чем дело. Буду списывать этот тип прямо с завсегдатая собирательских сборищ, которого я наблюдал долго - пока не бросил коллекционное увлечение за вынужденностью срочно реализовать накопленное (бывают такие моменты в жизни коллекционера - потрясение, я вам скажу, тоже шекспировской силы; первое время ощущение, словно близкого человека не стало; просто сиротой себя чувствуешь). Познакомился с ним в те далекие времена, когда собиратели еще кучковались в Парке Горького. По воскресеньям. На лавочках. Он, как и я, только приступал - а только приступающие начинают (это понятно) со всякого рода дешевки. Потом, по мере втягивания и обзаведения соответствующими познаниями, переходят уже к нормальным коллекционным предметам. Но вот этот тип - Володя - ни к чему не перешел. Как начал "работать" по тертым пятакам в никакую цену, так и продолжил. И продолжал до самого момента, когда я из дела выбыл. Уверен - он и ныне на том же уровне. Причем продает-покупает напористо, с толковым, убеждающим разговором. Сообразиловку демонстрирует - если с ним свяжешься, в выигрыше не будешь. Это точно. Он будет. Но все эти прибыли-потери - в пределах пяти рублей современными деньгами. Не больше. Отчего он застрял так - ума не приложу. Я по другим совершенно случаям встречал примерно такой тип людей - как-то остановившихся в жизни. Что-то освоили, где-то укрепились - и стоп на все времена. Может, он из них? Стороной узнал - он еще поэт. Средней руки. Объясняет что-нибудь? Может, его горячая поэтическая натура играет в собирательство только? Извлекая азарт, будоражение? Кто его знает - у творческих людей самые диковинные бзики бывают.

Собиратели от тоски. О таких разговаривая, ерничать нет никакого желания. Здесь мы сталкиваемся с человеческим горем. У собирателей это популярно: "в коллекционеры идут неудачники". Неточно, потому что и иные причины бывают. От богатства тоже, как видели, могут идти. Но в немалом числе случаев и от неудачливости случается удариться. Знавал человека, который стал коллекционером после мучительной смерти единственного сына, в котором он души не чаял. Ну что тут скажешь? Знавал также человека, который ударился в это дело с одной-единственной целью - скопить деньги на кооперативную квартиру дочери, когда подрастет. Ибо никаких иных материальных возможностей не имел. А сколько ударяется, чтобы было куда сбежать из дома? От раздражительной жены? От недоброжелательной тещи? От уродливых жилищных условий, когда практически своего угла даже нет? Когда вспоминаю таких вот печальных собирателей - особое раздражение вызывает расхожее, уличное представление о собирателях, как о жадных накопителях или жуликах, нацелившихся ободрать какого-нибудь лопуха. Коллекционерство - это еще пристанище бедолаг и неудачников. И достойное, если вспомнить, какие еще занятия могут быть ему конкурентами. Пьянство, например. Все бы несчастливцы уходили в собирательства - мы бы, как общество, куда приятнее были.

Ну, а теперь об общей для всех решительно видов собирателей черте: коллекционном романтизме. Коллекционеры - это помимо прочего люди, верующие в чудо. Это несомненно. Вера эта подвигает их заниматься собирательством очень и очень. Суть веры - вдруг когда-то, как-то попадет в руки задешево, а то и вообще едва ли не даром великолепная вещь. Я не встречал собирателя, который бы не надеялся на это. И по-моему, таких нет в природе. Потому что это тот священный огонь, который питает собирательский пыл. Это мотор, если хотите, без которого коллекционер не приходит в действие. Исчезнет вера - скорее всего исчезнет и собиратель. То есть перестанет быть таковым. Или, во всяком случае, сдаст в горении. Наивна эта вера? Высосана из пальца? В том-то и дело, что нет. Было б так - она вряд ли удержалась бы. Дело в том, что случаи изумительных везений случаются и жадно передаются из уст в уста. Я убежден, что число их и сами они преувеличены - дело естественное для всякого устного сведения. Но все равно - ведь случаются же! Я, например, достоверно знаю о нескольких таких происшествиях. Последнее по времени - лет пятнадцать назад - проданная за копейки горсть не то монет, не то кусочков металла, покрытых густой зеленой плесенью. Оттер дома купивший - перед ним горсть редчайших петровских серебряных монет малого номинала (достоинства), бесценность. Или: некто принес уродливость, смутно похожую на монету, страшно загрязненную плюс залитую каким-то варом. Кто-то купил бросово - и опять же после восстановления оказалась уродливость редчайшим сребреником (серебряной монетой) аж Киевской Руси. Не наличествующим даже в коллекции Исторического музея и Эрмитажа (самые богатые государственные собрания монет). Купивший сменял тот сребреник в Историческом музее, получив за него десятка четыре самых лакомых дореволюционных серебряных рублей.

Ну как после этого не продолжать быть собирателем? Любой категории?


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Красивое встречается так редко…

Красивое встречается так редко…

Елена Вигдорова

Слова, марки, монеты, детали быта, характеры и опять слова

0
738
В каждой избушке  свои кружки

В каждой избушке свои кружки

Александр Хорт

Напиток как двигатель коллекционирования

0
982

Другие новости

Загрузка...
24smi.org