0
2198
Газета В мире Печатная версия

28.10.2019 17:55:00

Аргентина выбирает прошлое

Перонисты побеждают на президентских выборах и возвращаются к власти

Наиля Яковлева

Об авторе: Наиля Магитовна Яковлева – ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН, кандидат исторических наук.

Тэги: аргентина, президентские выборы, маурисио макри, реформы, киршнер, фернандес


237-8-01350.jpg
Кристина Фернандес де Киршнер снова встанет
 у руля Аргентины, правда в тандеме с Альберто
 Фернандесом. Фото Reuters

27 октября в Аргентине состоялись президентские выборы. Победу (по предварительным данным с 48% голосов) одержала коалиция Frente de todos («Всеобщий фронт») с Хустисиалистской (перонистской) партией в качестве основной политической силы. Ее представители Альберто Фернандес и Кристина Фернандес де Киршнер займут посты президента и вице-президента Аргентинской Республики 10 декабря, когда действующий глава государства Маурисио Макри передаст атрибуты верховной власти.

Отрезок времени между выборами и передачей власти называется транзитным и может быть омрачен как нарушением договоренностей, достигнутых в результате политических торгов, так и реакцией рынков, инвесторов, бизнеса на результаты выборов, сходной с той, с которой страна столкнулась после праймериз 11 августа, которые предопределили победу Фернандесов. Тогда местная валюта обесценилась на треть по отношению к доллару США, произошел обвал фондового рынка, упали показатели суверенного рейтинга страны, ускорилось бегство капитала. Нельзя не учитывать и возможное воздействие на внутреннюю обстановку ухудшающегося регионального контекста и социальных волнений в Боливии, Чили, Эквадоре.

Победу «формуле FF» (A. Fernandez – K. Fernandez de Kirchner) обеспечили нижние слои городского среднего класса, а также жители беднейших провинций, особенно пострадавшие от экономической рецессии последних лет, разочарованные политикой нынешнего правительства и отказавшие ему в кредите доверия. Большинство избирателей не приняли во внимание, что президент Макри и его кабинет с самого начала были вынуждены решать неразрешимую задачу квадратуры круга или, как говорят в Аргентине, «оживления мертвой кошки». Макристы оказались заложниками тяжелых социально-экономических проблем, доставшихся им в наследство от «продуктивной модели», сложившейся в годы правления Киршнеров (2003–2015), а также изменившейся в худшую сторону международной конъюнктуры и роста протекционистских настроений в мире.

В 2015 году Макри пришел к власти с обещанием провести давно назревшие структурные реформы и на этой платформе «заделать образовавшиеся в экономике трещины»: устранить бюджетные дисбалансы, сократить огромный государственный долг, преодолеть изоляцию от мировых кредитных организаций и фондов, обеспечить приток в страну иностранных инвестиций, снизить налоговую нагрузку на бизнес, обуздать инфляцию и т.д. Нельзя сказать, что ничего не было сделано, но ситуация оказалась настолько запущенной, что в конечном счете все получилось с точностью до наоборот.

Для проведения жизненно важных преобразований Макри элементарно не хватило времени. Кроме того, у правительства не было большинства в Конгрессе, поддержки политических партий, гражданского общества, профсоюзных организаций, помощи международных структур и доверия инвесторов. Крупным просчетом, по мнению многих экономистов, явилась избранная правительством с учетом политической конъюнктуры и психологического состояния общества тактика градуализма – осуществления постепенных изменений, неспособных в сжатые сроки снять груз накопившихся проблем и привести к ощутимым улучшениям. В результате за время президентства Макри госдолг вырос с 254 млрд до 323 млрд долл., дефицит бюджета – с 3,6 до 5,3% ВВП, инфляция подскочила с 27,5 до 57,3% (третье место в мире после Венесуэлы и Зимбабве). Налоги не сократились, зато из-за повышения тарифов на общественный транспорт и коммунальные услуги снизились реальные доходы большинства населения.

Не оправдались надежды и на приток иностранного капитала, напротив, после того как в 2018 году Федеральная резервная система США повысила ключевую ставку, многие инвесторы покинули аргентинский рынок. Правительство было вынуждено обратиться за помощью к МВФ, открывшему Буэнос-Айресу кредитную линию Stand by на рекордную сумму свыше 57 млрд долл. Полученные средства ушли на выплату процентов по долгам, поэтому реальный сектор экономики не дождался дополнительных вливаний. Провал экономической политики правительства стал первопричиной электорального фиаско (40% голосов) проправительственного альянса Juntos por el Cambio («Вместе за перемены»).

Подводя итоги девятых президентских выборов (с 1983 года, когда была восстановлена демократическая форма правления), можно сказать, что с приходом к власти перонистов в Аргентине формируется тренд на реставрацию авторитарного популизма. Именно так считывают намечающийся политический разворот международные эксперты и подчеркивают, что экономика, и без того находящаяся на грани коллапса, может окончательно сорваться в пике, а это, в свою очередь, чревато социальным взрывом. Стране предрекают резкое обесценение валюты (песо), новый виток инфляции, бегство капиталов, увеличение риска дефолта по суверенным долгам, в конечном счете – сползания в очередной социально-экономический кризис. Если прогнозы окажутся верными, подтвердится известный тезис, что Аргентина стабильна в своей нестабильности.

Главным бенефициаром электоральной победы перонистов становится Фернандес де Киршнер. Пост вице-президента позволит ей руководить верхней палатой Национального конгресса (по Конституции, вице-президент является председателем Сената с решающим голосом), освободиться от судебного преследования по обвинению в коррупции, отмывании денег и других серьезных преступлениях (было возбуждено 13 дел), а также контролировать действия президента в случае возникновения каких-либо разногласий. Мало кто сомневается, что именно она будет лидером победившего тандема.

Среди проигравших – сама Аргентина, электорат которой позволил реанимировать перонистский проект, превративший потенциально богатую страну в хронического должника, променял республиканские ценности на популистскую демагогию, предпочел изоляционизм открытости миру. Маурисио Макри, вступивший на пост президента в значительной мере благодаря расколу и интригам в перонистском закулисье и неприятию большинством аргентинцев направленного на раскол общества стиля управления Киршнеров, мечтал превратить Аргентину в «нормальную» республику, избавив ее от авторитарной популистской матрицы. Видимо, для достижения этой «нормы» еще не пришло время, и сегодня Аргентина упустила исторический шанс изменить вектор общественного развития.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Выпить с другими горами

Выпить с другими горами

Елена Семенова

На «Биеннале поэтов в Москве» прошел футбольный матч Россия – Латинская Америка

0
1318
Невыносимое великолепие Туркменистана

Невыносимое великолепие Туркменистана

Виктория Панфилова

Бердымухамедова считали реформатором, но реформы забуксовали, едва начавшись

0
6063
Нур-Султан освободит немецкий бизнес от налогов

Нур-Султан освободит немецкий бизнес от налогов

Виктория Панфилова

Германия инвестирует в Казахстан 2,5 миллиарда евро

1
1445
100 дней, которые потрясут Аргентину

100 дней, которые потрясут Аргентину

Петр Яковлев

Наиля Яковлева

Связи Буэнос-Айреса с Москвой могут получить новый импульс

0
2597

Другие новости

Загрузка...
24smi.org