0
2079
Газета Культура Печатная версия

02.07.2013 00:01:00

В колоде только пики

Чеховский фестиваль привез в Москву первую часть тетралогии Робера Лепажа "Карты 1: пики"

Тэги: театр, чеховский фестиваль


театр, чеховский фестиваль Сцена из нового спектакля Лепажа. Фото с сайта МКТС

Спектакль этот относительно новый, поставлен в 2012 году. Чеховский фестиваль дает нам возможность увидеть масштабную работу режиссера, определяющего развитие современного театра, поставленную, можно сказать, только-только.
 На этот раз режиссер свои размышления о жизни современного человека вставляет в формат карточной колоды и начинает с пиковой масти, которая при гадании, как известно, связана с неприятностями от мелких до самых крупных – с неудачами, ударами судьбы, финансовым разорением, изменой, болезнью, смертью.  
Излюбленный метод Лепажа – сочинять спектакль сообща. Шесть актеров, занятых в постановке про пики и играющих множество разных ролей, также  вместе с режиссером сочинили сюжеты для первой части тетралогии.
Карты здесь – модель мира, а почему бы и нет? С книжных прилавков на нас сегодня смотрят зазывные заголовки: «Библия вкуса», «Библия секса», «Библия кулинарии», «Икона стиля» и т.д и т.п. Так почему бы и карточную колоду не уподобить модели мироздания.
Один из героев спектакля, солдат, застигнутый капитаном с картами, так оправдывается перед военным начальством: «Для меня туз – Иисус,  двойка – Старый и Новый Заветы. Шестерка – шесть дней творения, семерка – седьмой день творения, когда Бог отдыхал. Десятка – десять заповедей, королева – пресвятая Дева, валет – дьявол».  Как говорится, кесарю – кесарево, а слесарю – слесарево. Солдат по-солдатски изложил свое устройство мира.
Спектакль идет на сцене цирка на Цветном бульваре. Лепажу нужен тот тип пространства, в котором судьба ходит по кругу, где жизни людей в ее повседневности в гостиничном ли номере отеля, за игровым столом ли казино, в бассейне ли, на кухне ли обслуги того же отеля, на учениях ли в армии, в смотровом кабинете ли доктора, сообщается  вид сверху.  Словно всевидящее око вынимает из длящейся жизни пазлы игры и выставляет на публичное обозрение то, что люди хотят сокрыть…
Моделью карты в спектакле стал люк. Вот сцена приподнимается и в сумраке становится видно, как там, под сценой или под землей, солдаты насилуют солдата. Люк чуть-чуть опускается, и мы видим стойку бара. А вот выплывает бассейн, из которого идет легкий пар, где собираются поплавать игрок Марк, пара молодоженов и представительница древнейшей профессии со сногсшибательной фигурой в откровенном купальнике. Вот мексиканская обслуга убирает комнаты отеля в Лас-Вегасе, и маленькая шустрая горничная дает мастер-класс новенькой. Они говорят по-испански. Вот все работающие в отеле от танцовщиц в перьях до барменов и горничных собираются на ланч. Вокруг сцены в воздухе зависли экраны. Сейчас  это  телевизоры. Джордж Буш-младший объявляет о войне в Ираке. Мексиканская диаспора отеля бурно обсуждает событие. Маленькая мексиканка оказывается верноподданной американкой. Кстати, в зале публика особо отреагирует на ее реплику, когда она придет к доктору узнать свой диагноз. Оказывается, она здорова, у нее просто менопауза. «Я вам заплатила 850 долларов, чтобы услышать о моей менопаузе?» (Аплодисменты). А дальше последует монолог о нищете, которая заставляет идти на крайности, она украла эти деньги.
Разрозненные в начале  судьбы героев благодаря отелю в Лас-Вегасе создатели спектакля  соединяют, сталкивают. Подсевший на игру Марк, представитель крупной телекомпании, разорен игрой. Но вот ему повезло, он выигрывает у молодожена. Только что Джозеф венчался с невестой, которая беременна, но не в церкви, а в том же отеле, а венчал их двойник короля рок-н-ролла  Элвиса Пресли. Свадебная месса вся из хитов Пресли.
Кажется, спектакль не стремится к цельности. Театр уподоблен кино: вот один кадр, другой, третий. Сколки биографий, судеб. Цельность утрачена, чувство причастности ко всеобщему потеряно.
Лас-Вегас – вот новый Вавилон, где каждый во власти случая, какая карта кому ляжет, никто не знает. Каждый в колоде, но кто тасует ее?
Лепаж царству карточной случайности противопоставляет мистику. Вот он, валет, он же дьявол, он же и квебекский житель, похожий на техасца, вторгается в жизнь, чью-то разрушает, как молодоженов, а чью-то почему-то спасает.
Он идет то по ходу вращающегося круга сцены, то против него. Он человек и Лас-Вегаса, и пустыни. Есть в этом режиссерском решении отсвет фильма Терри Гиллиама «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», и мистической пустыни в фильме «Прирожденные убийцы» Оливера Стоуна.
Марк, выиграв деньги,  велит их отдать горничной своего номера, а сам уходит в пустыню, в которой демон в обличье ковбоя его спасает. Беглец от суеты мира стоит нагой, охваченный красным столбом света, попавшим в воронку вихря. Но Марк не сгорает в пустыне. Валет почему-то хочет, чтобы игрок вернулся домой. «Домой?» – переспрашивает Марк, давая понять, что дома у него нет, точнее, в тот, что есть, он не хочет возвращаться. Он бросил вызов судьбе, он больше не хочет, чтобы его тасовали.   

Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Убийцей оказался будущий юрист

Убийцей оказался будущий юрист

Наталья Савицкая

У системы высшего образования большие проблемы, раз за оружие берется студент-правовед ведущего вуза

0
1185
Бизнес обошел стороной рациональное природопользование

Бизнес обошел стороной рациональное природопользование

Анастасия Башкатова

0
1151
Китайский материнский капитал перегоняет российский

Китайский материнский капитал перегоняет российский

Михаил Сергеев

Пекин готов тратить значительную долю ВВП на решение демографических проблем

0
1835
Добывающая промышленность оживает после кризиса 2020 года

Добывающая промышленность оживает после кризиса 2020 года

Ольга Соловьева

Однако «золотой век» российского экспорта продлится недолго

0
936

Другие новости

Загрузка...