0
5685
Газета Культура Печатная версия

07.07.2022 17:55:00

Хвала великим цукербринам. В Театре Наталии Сац поставили оперу по роману Виктора Пелевина

Тэги: театр наталии сац, премьера, опера, виктор пелевин, константин комольцев, театральная критика


театр наталии сац, премьера, опера, виктор пелевин, константин комольцев, театральная критика Режиссер показал жизнь человека, полностью зависимого от компьютера и соцсетей. Фото Елены Лапиной

Детский музыкальный театр имени Сац смело можно назвать одним из самых прогрессивных и экспериментальных площадок столицы, а то и страны. Обращение к минималистской опере Филиппа Гласса «Жестокие дети», премьера забытой оперы Пауля Хиндемита «Нуш-Нуши», музыкально-перформативные «бродилки» с Петром Айду – список можно продолжить.

Вот уже несколько лет худрук и режиссер Георгий Исаакян уверенно держит курс на музыку XX века, шаг за шагом занимаясь просвещением и воспитанием публики. В этот раз режиссер сделал шаг совсем экспериментальный – заказал оперу по роману Виктора Пелевина «Любовь к трем цукербринам» молодому екатеринбургскому композитору Константину Комольцеву.

Тексты самого загадочного российского писателя еще не звучали в музыкальном театре, для автора из Екатеринбурга – это вообще первая работа в подобном жанре, к тому же либретто (под загадочными инициалами М.Д.) написал уехавший из страны драматург Михаил Дурненков. А главное «ноу-хау» постановки – это попытка создания виртуальной дополненной реальности с помощью AR-эффектов.

Перед спектаклем зрителям выдавали не программки, а айпады (возможно, театр будущего выглядит именно так). На гаджетах (театр закупил их специально для спектакля), которые по команде нужно было поднимать вверх, появлялись фигурки персонажей, созданных с помощью специального приложения. Так, в ключевые моменты к исполнителям на сцене «присоединялись» три цукербрина – три шарика, больше напоминающие вирус или же вступающий в диалог с главным героем виртуальный помощник-бот.

Впрочем, спектакль оказался любопытен и без внедрения современных технологий (которые, к слову, для автора этих строк не сработали). Георгий Исаакян, сценограф Денис Сазонов, художник по свету Антон Астахов создали футуристическое киберпространство, в котором холодно-отстраненные сцены Киклопа со жрецами резко менялись динамичными, эпатажными, вроде остро пародийного радиоэфира ведущего Вени с тремя женщинами-феминистками.

Сохранив сложный, запутанный пелевинский сюжет, режиссер показал жизнь человека, полностью зависимого от компьютера и соцсетей. Системный администратор Кеша (в другом измерении просто Ке) уверен, что все ему подвластно в этом мире – «хвала трем цукербринам», но другая реальность, увы, не принесла счастья. Влюбившись в новость дня, анимэшную Little Sister, герой окончательно стал узником виртуальной реальности, оставив здесь душу, а в подлинном мире – тело, привязанное к компьютеру.

Трагический финал оказался неизбежен – информационный террорист Бату принес бомбу, и беззаботный мир взорвался: режиссер натурально изобразил катастрофу и тех, кто убегал от действительности.

Константин Комольцев, словно отвечая специфическому постмодернистскому языку Пелевина, смешал самые разные стили на стыке современной академической, электронной и клубной музыки. Причем они возникали там, где им по логике «не положено» быть – например, в сценах Киклопа и жрецов из первобытного мира звучал дискотечный бит, а в любовном дуэте Кеши и Little Sister (Михаил Гущенко и Мария Юрковская) отчетливо слышались отсылки к Вагнеру.

В партиях вокалистов также царила полная эклектика: речитативы и мелодекламация сменялись ариозным пением, крики – монотонным квазипсалмодированием, а Кеша и вовсе читал философский рэп в духе Оксимирона. Электронные сэмплы и джинглы вполне естественно существовали с тембрами инструментов: оркестр Театра Сац, помещенный в угол сцены, под уверенным руководством дирижера Сергея Михеева воспроизводил весь спектр приемов и техник новейшей музыки.

Жаль только, что в этой модной партитуре так и не нашлось место Прокофьеву – его опере «Любовь к трем апельсинам», тоже, кстати, о человеке играющем (сам Пелевин назвал свой роман, опираясь на сказку Карло Гольдони).

Возможно, подобные вполне логичные переклички мы услышим уже в следующих спектаклях Исаакяна. Режиссер планирует продолжить свой диалог с будущим показом голографического балетного спектакля на музыку Габриэля Прокофьева (внук Сергея Прокофьева) и компьютерной драмы по мотивам фильма «Она» Спайка Джонза. 


Читайте также


В Киеве призвали атаковать Крымский мост

В Киеве призвали атаковать Крымский мост

Наталья Приходко

Украинцев готовят к возможности затягивания боевых действий

0
3658
Окно в Европу для России закрывается

Окно в Европу для России закрывается

Геннадий Петров

ЕС может ответить на референдумы в Запорожье и Херсоне отменой шенгенских виз

0
5423
В Мариинском пришло время бельканто

В Мариинском пришло время бельканто

Вера Степановская

Театр в прошедшем сезоне неожиданно сделал акцент на итальянской опере

0
1356
Несогласные ищут новые формы консолидации за рубежом

Несогласные ищут новые формы консолидации за рубежом

Дарья Гармоненко

Пока эмигранты-пацифисты поддерживают друг друга только в интернете

0
2803

Другие новости