0
3996
Газета Экономика Печатная версия

23.10.2023 19:36:00

Россию делают колыбелью ноономики

Вместо материальных потребностей на первый план выдвигаются духовные

Тэги: наука, экономика, ноономика, общество, духовные потребности, экономика знаний

On-Line версия

наука, экономика, ноономика, общество, духовные потребности, экономика знаний «Экономика знаний» оказалась не высшим этапом постиндустриального развития, а еще одной промежуточной стадией. Фото РИА Новости

Инвестиции в образование, здравоохранение, науку, культуру, технологии становятся ключевым фактором перехода России к новой модели развития. Это уже аксиома, но теперь такой тезис приобретает особый смысл. Потому что, как выясняется, речь идет о новой модели не только и даже не столько экономического развития. Все чаще в трудах российских ученых появляются рассуждения о переходе от экономики к «ноономике» – принципиально иному укладу. Концепция предполагает формирование такого общества, для которого важнее удовлетворение духовных, а не материальных потребностей. И хоть со стороны она может показаться утопической, идея завладевает умами все большего числа исследователей, причем не только в России.

Начавшаяся и в мире, и в России эпоха перемен предполагает не только переориентацию товарных и денежных потоков, трансформацию рынков, пересмотр правил, но и сдвиги более масштабного характера. Российские ученые все чаще поднимают вопрос о переходе к «ноономике». Можно найти несколько определений, что это такое: «неэкономический способ организации хозяйства для удовлетворения потребностей»; «хозяйственная система, развивающаяся от экономики к системе, где люди вступают в отношения в сфере, лежащей «по ту сторону» собственно материального производства».

Несмотря на то что пока довольно трудно прочувствовать, что же такое «ноономика», так как сама концепция еще молода, ученые начинают уже не просто посвящать ей свои работы, но и «прикладывать» основные принципы «ноономики» к сегодняшней российской экономической ситуации. Тем более что сейчас как раз в повестке дня и смена экономической парадигмы, и формирование экономики нового типа и т.д.

Так, директор Института народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН Александр Широв в своей недавней презентации о «генезисе ноономики» сообщил, что «Россия должна пройти стадию усложнения экономики». Список требований к новой экономической модели в изложении Широва включает, в частности, увеличение значимости секторов человеческого капитала и социальной политики, рост затрат на НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы).

Также в России развивает концепцию ноономики академик РАН Сергей Глазьев. Но главная фигура, с которой связана эта теория, – президент Вольного экономического общества, член-корреспондент РАН Сергей Бодрунов. Как можно судить по трудам и выступлениям ученого, «ноономика» – это даже не новая экономическая модель, а то, что постепенно и при объединении усилий государства, бизнеса и общества должно прийти на смену экономике как таковой. Если рассматривать экономику как «способ удовлетворения потребностей людей».

Переход к «ноономике» как новому укладу – процесс постепенный. Он включает в себя реиндустриализацию, технологическое обновление «на основе знаниеемких технологий», когда знание становится главным ресурсом. Но при этом важна ориентация именно на социальные параметры, на безусловное удовлетворение витальных потребностей людей (в еде, жилье, безопасности, достойных условиях жизни), а также потребностей личностного развития.

«Экономика как сфера экономических отношений между людьми по поводу производства и обмена продукции будет сжиматься вплоть до полного исчезновения», – пояснял в одной из лекций Бодрунов. Новой стадией развития станет неэкономический способ организации хозяйства для удовлетворения потребностей, причем и сами потребности станут иными – прежде всего духовными, а не материальными.

Извлечение прибыли перестанет быть самоцелью. Потребление товаров и услуг станет более рациональным, учитывающим в том числе последствия для окружающей среды. Само это потребление будет строиться на том, что реально требуется человеку, а не на навязанных извне желаниях.

232-4-1-650.JPG
Расходы бюджета на здравоохранение и образование приобретают особую важность
для России, но все еще отстают от мировых показателей. Данные в процентах к ВВП
для РФ и стран Организации экономического сотрудничества и развития. 
Источник: презентация Александра Широва; ИНП РАН




















Существенную роль будут играть образование, наука, культура, здравоохранение – все, что касается развития человеческого капитала. При этом, как можно судить по отдельным ремаркам Бодрунова, культивирование духовных потребностей – следствие не только воспитания общества, но и достижения все же определенного уровня и качества жизни населения.

Такая концепция со стороны может показаться утопической. Хотя она встраивается в том числе в заявления руководства страны о развитии государства-цивилизации с опорой на духовно-нравственные ценности, она хорошо сочетается с конституционными поправками, прописывающими необходимость обеспечения в стране экономической, политической и социальной солидарности, и т.д.

Самый простой пример – продвижение волонтерства как особого, благородного порыва молодежи, о чем вскользь упоминает и Бодрунов в одной из своих статей.

Ноономика завоевывает умы. Как рассказал ранее Бодрунов, счет публикаций о ней идет уже на сотни, и среди авторов есть исследователи в том числе из других стран, включая Китай, Израиль, Мексику, Австрию.

Но, отметим, части экспертов все еще довольно трудно разобраться с контурами обсуждаемой ноономики. «Термин «ноономика», если под этим понимать какую-то стадию развития экономики, для меня пока четко не определен, хотя его используют, – сообщил «НГ» замдиректора Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов. – Известен термин «ноосфера», в частности ноосфера Вернадского, но это футуристический термин для отдаленного будущего, напоминающий либо коммунизм Карла Маркса, либо конец истории по Фукуяме, которые отличаются диаметрально противоположными формами собственности на средства производства: общественной и частной. И оба выглядят неким идеалом или даже утопией. Первый из-за отсутствия стимулов, второй в силу неучета культурных различий».

«Возможно, под ноономикой понимается постиндустриальная экономика, период развития, когда относительная важность промышленного производства снижается, а услуг, информации и исследований растет», – отметил он. И если говорить о более старом термине «постиндустриальная экономика», то это предполагает, что сейчас происходит переход к «экономике знаний».

«Концепция ноономики – логическое продолжение и развитие идеи ноосферы, сформулированной В.И. Вернадским. Для ноономики характерно увеличение доли интеллектуальных затрат на производство, а знания становятся основным ресурсом будущего развития общества», – говорит при этом доцент РЭУ им. Г.В. Плеханова Мери Валишвили. Однако, по мнению эксперта, есть существенный риск, связанный с неравномерностью пространственного развития, когда все блага будут сконцентрированы у центра мировой экономики, в то время как периферия будет лишена знаний. И именно это ключевая проблема для определения будущего российской экономики и общества, ее решение требует существенной структурной перестройки уже в ближайшее время, считает Валишвили. Но даже «экономика знаний», как, видимо, считает часть ученых, не высшая ступень, а лишь промежуточная. Потому что следующий этап – это, судя по некоторым исследованиям, уже не экономика в привычном нам понимании.

Тем не менее, судя по упомянутой презентации Широва (ИНП РАН), в процессе формирования ноономики цифровые технологии играют важную роль как раз из-за своего влияния на текущие сугубо экономические процессы. Например, «ключевое направление влияния новых информационных технологий на экономику – снижение транспортной и торговой наценки», сообщается в презентации. И это, кстати, рассматривается как повод для поиска других механизмов финансирования инфраструктуры.

«Цифровизация – это автоматизация процессов, а значит, повышение прозрачности и управляемости экономики. За счет цифровизации компании и государство в целом смогут снижать издержки и принимать решения на основе точных данных», – комментирует гендиректор компании PRO32 Игорь Мандик. Благодаря применению цифровых технологий процессы логистики, дистрибуции и реализации товаров и услуг могут стать более эффективными, подтверждает доцент Финансового университета при правительстве Никита Андриянов.

«Сокращение транспортных расходов и оптимизация процессов снабжения может снизить издержки производителей, что в теории может сказаться на конечной цене продукта», – пояснил он. Хотя, по уточнению эксперта, в реальности, конечно, не исключены и определенные «но», связанные с изменениями в налогообложении, в затратах на само производство и т.д. Но, как бы то ни было, Андриянов делает вывод, что «ноономика представляет собой переосмысленный подход к экономическим процессам с учетом современных информационных технологий».



Читайте также


Российская промышленность оживилась в январе

Российская промышленность оживилась в январе

Ольга Соловьева

Кадровый голод будет подстегивать рост зарплат и в 2024 году

0
804
Послание президента России Федеральному Собранию 2024. Видео и текст

Послание президента России Федеральному Собранию 2024. Видео и текст

0
1687
Потребители с трудом исцеляются от "кредитного безумия"

Потребители с трудом исцеляются от "кредитного безумия"

Анастасия Башкатова

Прививка Центробанка действует с отсрочкой в несколько кварталов

0
2151
Ташкент готов отправить своих солдат на помощь Астане

Ташкент готов отправить своих солдат на помощь Астане

Виктория Панфилова

Союз Казахстана и Узбекистана должен обеспечить безопасность Центральной Азии

0
3013

Другие новости