0
1059
Газета Печатная версия

28.08.2008 00:00:00

Писатель запаса

Тэги: интервью, иванов, писатель


За прошедшее лето Алексей Иванов принял участие сразу в нескольких проектах: съемках документального фильма «Хребет России» с Леонидом Парфеновым, создании сценария к фильму Павла Лунгина об Иване Грозном, постановке мюзикла по «Сердцу Пармы». В связи с этим мы решили задать ему несколько вопросов.

– Алексей Викторович, роман Ольги Славниковой «2017», как и некоторые ваши книги, посвящен Уралу. Вам он интересен с этой точки зрения?

– Да, роман мне интересен. Но это не значит, что я разделяю точку зрения Ольги Славниковой. На мой взгляд, смыслы и культурные архетипы Урала – не такие, как в романе «2017».

– У вас остается время для прозы?

– Сценарий для фильма Павла Семеновича давно уже готов, и фильм снят. А по мюзиклу я не работаю, я же не композитор и не либреттист. Но я еще делаю сценарий для полнометражного 3D-мультфильма, затеял книгоиздательский проект в Перми, делаю тексты для двух фотокниг, а кроме того – готовлюсь к другим телепроектам, о которых еще рано говорить. Так что для писательской деятельности времени не остается. Да и желания пока нет: все, что хотел, я сказал в «Блуде и МУДО». Так что я – писатель запаса. Меня смело можно вычеркнуть из списков.

– В каком литературном жанре вы чувствуете себя наиболее уверенно?

– Никогда не задумывался об актуальности жанра. Наверное, фэнтези, женский детектив, поп-звездные мемуары. Про себя же могу сказать, что я не «пробовал жанры». Я писал то, о чем хочу, и так, как требовалось для раскрытия темы. Если итоговый продукт можно запихнуть в прокрустово ложе жанра, то ради бога, пусть запихивают, но я этого не делал. Уверенность или неуверенность я испытываю от осмысления темы, а жанровые каноны не имеют для меня никакого значения.

– Что бы вы посоветовали писателям, работающим в провинции?

– Писателям можно посоветовать только одно: работать над текстами. А стремиться в Москву или нет – это личный выбор каждого. Здесь нельзя навязывать свою точку зрения. Кому как удобно.

– Как семья относится к вашей литературной деятельности?

– Моя семья живет за счет моих доходов от моей литературной деятельности. Доходы хорошие. И семья довольна – то есть одобряет.

– Вы как-то говорили, что не занимаетесь «самовыражением». Почему?

– По большей части, самовыражение – это компенсация своих комплексов. В жизни я достаточно успешен, чтобы компенсировать былые неудачи без помощи литературы: зачем тогда мне самовыражаться? А чужое самовыражение, то есть чужие комплексы, мне не интересны – своих забот хватает.

– Кого из современных критиков вы наиболее цените?

– Я пишу очень разные вещи. Поэтому для анализа нужен комплексный подход, который априори неуместен в критике. Следовательно, говорить о системной интерпретации – и интерпретаторах – не приходится. Каждый случай индивидуален. Но я благодарен за внимание Льву Данилкину, Галине Ребель, Павлу Басинскому, Дмитрию Володихину, Борису Кузьминскому, Михаилу Визелю, Дмитрию Быкову, Вадиму Нестерову, Александру Щипину, Константину Мильчину, Наталье Курчатовой, Владимиру Иванченко, Анне Старобинец, Александру Гарросу, Кириллу Решетникову, Петру Дейниченко – и всем тем, кто щедро и доброжелательно грохнул немало своего времени на мои опусы.

– Вы ведете дневник?

– Не веду. Мне это неинтересно.

– Откуда у вас такой запас острот, каламбуров и афоризмов?

– Из головы.

– Если бы вы могли вернуться в прошлое, что бы вы переиграли в своей жизни?

– В своей жизни мне переигрывать нечего, потому что не от меня зависело, что 13 лет я провел «без права переписки». Если бы я мог подействовать на ситуацию вообще, то, переигрывая жизнь, убрал бы факторы, сожравшие огромный кусок плодотворного времени.

– Что вас привлекает в творчестве Владимира Сорокина?

– Качество текстов, остроумие, культурный багаж, злость, артистизм мысли.

– Вы когда-нибудь писали стихи? Вас интересует поэзия?

– Стихи я никогда не писал и в поэзии разбираюсь очень слабо.

– Вы любите путешествовать? Какая из цивилизаций за пределами России вас наиболее привлекает?

– Путешествовать я люблю, но не люблю путешествовать «верхоглядски». Долгое время путешествия были основным способом моего заработка – я работал в турфирме. И сейчас путешествия – съемочные экспедиции – очень значимая часть моей деятельности. А за пределами России мне было бы интересно посмотреть на цивилизацию Океании – на руины Нан-Мадола и его окрестностей.

– Вы увлекаетесь эзотерикой?

– Не увлекаюсь и не интересуюсь. Эзотерика представляется мне глубокомысленным калейдоскопом глупости.

– Куда, по вашему мнению, дрейфует современная русская литература?

– К непрофессионализму и личностной несостоятельности авторов. Но туда плывет не только литература, но еще и многие другие отрасли деятельности.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Главам ОАЭ и Катара удалось побрататься

Главам ОАЭ и Катара удалось побрататься

Равиль Мустафин

Принимать Кубок Азии по футболу в 2027 году скорее всего будет Саудовская Аравия

0
190
Москва и Рига сливаются в оценках "Дождя"

Москва и Рига сливаются в оценках "Дождя"

Геннадий Петров

Российский иностранный агент оказался недостаточно иностранным для властей Латвии

0
361
Счетную палату быстро переделывают на конституционный лад

Счетную палату быстро переделывают на конституционный лад

Иван Родин

У очередного главы финансово-надзорного органа будет по-современному расширенная компетенция

0
305
Оппозиция ориентируется на "рассерженных пацифистов"

Оппозиция ориентируется на "рассерженных пацифистов"

Дарья Гармоненко

Появление электоральной группы затронутых спецоперацией не обязательно приведет к росту протестного голосования

0
356

Другие новости