0
1376
Газета Печатная версия

27.05.2020 20:30:00

Коронавирус на вэлфере – 2

Продолжение записок социального работника пандемической эпохи

Тэги: наркомания, жизнь, карантин, тюрьма, ночлежка


наркомания, жизнь, карантин, тюрьма, ночлежка Какой еще карантин – праздник у нас, тусовка! Илья Репин. Вечеринка. 1881. ГТГ

Жить

Тощая наркоманка Кейша зашла в приемную, пошатываясь, в повязке и покашливая:

– Я только из больницы. Лежала там с коронавирусом. Мне нужны продуктовые талоны, наличка и направление в ночлежку.

– Хорошо. А где ваши документы, справка о выписке из больницы?

– Ничего нет. Они не отпускали. Говорили, что еще не вылечилась. Я сбежала.

– Ну надо было, наверное, вылечиться вначале.

– Я не могла этого выдержать. Там так депрессивно! Все вокруг умирали.

– Без справки ничем не могу помочь. Вам надо назад в больницу.

– Вы, я вижу, отказываетесь войти в мое положение. Вот вы сами хотите жить?

Вредный для легких

Звонит освободившийся три месяца назад клиент Хосе:

– Алекс! Что за безобразие? Я со своими друзьями из «Латинских королей» (Latin Kings – латиноамериканская криминальная группировка. – А.Г.) тусим на крыше моего дома. День рождения любимой герлфренд – матери моих троих детей, никакого оружия или наркотиков. Ничего нелегального не делаем, а тут заявляется полиция и всем выписывает штраф, а меня как организатора вечеринки арестовывает. Объясняют, что ходит-бродит какой-то опасный для здоровья вирус и мы нарушаем карантин. Какой карантин? Я за последние три месяца был в двух огнестрельных разборках. Это чудо, что меня не задело. Чего я должен бояться какого-то вредного для легких коронавируса?!

Бюрократ

Я подошел к сиротскому «кубику» покойного коллеги. Ему было 72. Стул, компьютер, гора бумаги. Почему он не ушел на пенсию в 65? Еще я думал вчера, что начальница моего отдела дома прячется, а сегодня выяснилось, что она потеряла сознание прямо посередине перекрестка. Ее забрали в больницу. Что происходит в этом безумном городе? Тут приоткрыла дверь секретарша:

– Алекс! Пришла твоя любимая трансуха Тамара-Борис. Хочет видеть только тебя.

Я вышел в приемную. Тамара-Борис была молодым трансом и бывшей наркоманкой. Всегда одета в самое модное и дорогое. Наверное, воровала в магазинах или подрабатывала проституцией.

– Алекс! Куда вы меня поселили?

– Я тебе нашел комнату в специальной трехкомнатной квартире. В каждой комнате по трансу. Зачем тебе приют, где тебя могут обидеть? А в квартире только такие же, как ты.

– Вы не могли найти мне в соседи нормальных, человеческих трансов? А вы знаете, что они воруют мои вещи? Вы не представляете, что мне надо делать, чтобы на них заработать.

– У тебя есть копия заявления в полицию?

– Буду я еще к легавым ходить.

– Я не могу тебя никуда в другое место поместить без доказательств из полиции. Мы уже послали деньги за этот месяц хозяину дома.

– Еще они украли мой метадон.

– Что?

– Ну, метадоновая клиника сейчас один день в неделю работает и выдает одну бутылочку на неделю. Они у меня уже пару раз из холодильника воровали.

– Есть бумага из полиции?

– Ну хорошо. Я знаю, что вас, бюрократов, этим не проймешь. А как насчет того, что они меня преследуют по религиозным соображениям? Они ненавидят мою религию.

– Это какую?

– Я сатанистка. Вот, я написала официальное письмо о моем религиозном притеснении.

– Сейчас из-за эпидемии в приютах нет свободных мест. Приходи через недельку, или две, или месяц, когда она закончится. Что-нибудь придумаем.

– Вы бюрократ и крючкотворец! И вы против нас – приверженцев церкви Сатаны! Я звоню моему адвокату! Вы потеряете работу!

Тамара-Борис выбежала из «кубика». Я вернулся за стол, сделал чаек, оглянулся по сторонам по привычке, плеснул в кипяток немного виски и сделал маленький обжигающий глоток.

Никого нет

Рональд пришел за направлением в ночлежку прямо из тюрьмы, которую расчищали из-за эпидемии. Я устало спросил сквозь повязку:

– Где справка об освобождении?

– Ой, начальник! Потерял.

– Ладно. Разберемся. Побудь в зале ожидания.

Я вернулся в свой «кубик» и посмотрел Рональда в компьютере.

Блиииииинннн!! Комп показывал, что он еще в тюрьме и ему еще пару лет сидеть за вооруженное ограбление. А кто же тогда сейчас в зале ожидания? Он сбежал? Скорее всего в компьютере еще не отметили, что отпустили. Сбежать из тюрьмы, а потом явиться в государственный офис за продуктовыми карточками и ночлегом было бы уже слишком. Я пошел искать по офису, кто мог бы разобраться. Но никого из начальства не было. Что делать? Я сам набрал тюрьму по телефону. Трубку взял дежурный.

– Я из соцслужбы. Вы Рональда сегодня выпустили?

– Я простой надзиратель. Не знаю, как в компьютере посмотреть. Все начальство дома на больничном или с осложнениями в больнице.

– Ясно. Спасибо.

Я положил трубку и распечатал Рональду направление в ночлежку.

Нью-Йорк


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Совет Европы предлагает превратить тюрьму в обсерватор

Совет Европы предлагает превратить тюрьму в обсерватор

Екатерина Трифонова

Россия может пренебречь новыми правилами углубления гуманизации

0
1681
Пандемия опять выходит из-под контроля

Пандемия опять выходит из-под контроля

Данила Моисеев

После повсеместного снятия карантина во многих странах возвращаются к ограничительным мерам

0
2137
Под COVID-фильтр для гастарбайтеров попали соотечественники

Под COVID-фильтр для гастарбайтеров попали соотечественники

Екатерина Трифонова

Людям с положительным тестом власти отказывают в принадлежности к "русскому миру"

0
1972
За самонадеянность Жаир Болсонару платит сполна

За самонадеянность Жаир Болсонару платит сполна

Данила Моисеев

Журналисты подадут в суд на заболевшего COVID-19 главу Бразилии

0
474

Другие новости

Загрузка...