0
1922
Газета Печатная версия

09.09.2020 20:30:00

Открытки в рай самим себе

Гора финиковых косточек и другие тихие вещи

Тэги: проза, рассказы, вещи, быт, бытие, открытки, рай, неудачники, одиночество, владимир войнович


34-14-12250.jpg
Наталия Гилярова. Финтифля:
Рассказы.– [б.м.]: Литературное
бюро Натальи Рубановой» /
Издательские
решения, 2020. – 182 с.
У читателей появилась возможность услышать голос автора, прозвучавший было в начале века, замеченный тогда Владимиром Войновичем, который писал: «Наталия Гилярова является одаренной писательницей с собственным видением мира, выразительным и сочным языком, имеющем в своем истоке следы платоновского словотворчества… Обладает несомненным чувством юмора… Проза ее необходима читателям, ценящим достоинства, благодаря которым литературный текст становится фактом искусства» (журнал «Истина и жизнь», 2003, № 9). Наталия Гилярова возвращается в литературу с новой книгой.

Уже внешний вид сборника рассказов настраивает на тихое созерцание и готовит к открытиям неординарным. На обложке книги «Финтифля» – натюрморт Давида Штеренберга 1919 года, где скромные бытовые вещи представлены с таким искусством, что зритель видит не быт, а бытие. На английском языке «натюрморт» – still life, что в переводе значит «тихая жизнь». Это определение в равной мере относится и к обложке, и к содержанию. Это жизнь, тихая той тишиной, которая позволяет откровениям – быть… и быть замеченными.

Читатель не найдет в этом томике головокружительных приключений и сногсшибательных событий. Здесь ничто не бряцает и не грохочет: происходит напряженная внутренняя жизнь героев, их открытия мира.

«В рай открытки шлют самому себе до востребования, и там они лежат, разложенные мозаикой до самого горизонта. И чем лучше открытки, чем ярче – тем веселее будет востребовать их – потом...» (рассказ «Открытки в рай»).

Проза Гиляровой насыщена неожиданными словообразами. Язык скорее поэтический, чем прозаический. Это значит: многие слова, из тех, что стоят рядом, никогда раньше так не располагались. А фразы имеют ритм. При этом язык не усложненный, как это бывает в перенасыщенных мыслью «интеллектуальных» текстах, а особый дискурс для общения единомышленников в искусстве, который помогает преодолеть бездну молчания, непонимания и, вероятно, одиночества.

Что же происходит за – или под – обложкой, чем удивляет «Финтифля»? Здесь 10 рассказов, вереница героев. Разных, но похожих. Одна неприкаянная героиня находит опору в музыке («Шкура от кутюр»). Другая хранит дыхание возлюбленного в воздушном шаре («Шар»). А герой-калека зачем-то отсылает самые красивые вещи в никуда – любимую кружку и даже парик жены («Посылки в рай»). Вот почти и все. И хотя все они неустроенны, неприкаянны, несчастливы, чтение не огорчает: напротив. Во-первых, герои находят для себя пусть и небольшие утешения, но для них достаточные. И они не столько жалеют себя, сколько удивляются: что это за мир такой странный? И начинают догадываться – кто о чем. А собирание зерен смысла само по себе дает наслаждение. Вот как рассказывает об этом один из них: «Нужно собирать смыслы, коллекционировать, как косточки тропических фруктов. Насобирать их много, гору, и спрятаться за ней, или взгромоздиться на нее, или начинить этими косточками свою грудь и стать сильным, вечным» («Читальня»).

И мы вместе с этими бедолагами чувствуем, что приобретаем, и закрываем книжку с ощущением, что это была и не книжка вовсе, а сундучок: «В древности, до книгопечатания, библиотеки хранили неведомое, и современникам, слышавшим о них легенды, представлялись зоопарками мысли, любопытными и пугающими… Но и теперь неведомое продолжает храниться в обычных районных читальнях. И словари в них – как сундучки...» («Читальня»).

Не только словари, но иногда и просто художественные книги, добавим мы.

Тель-Авив



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Бамбуковая палка мастера дзен

Бамбуковая палка мастера дзен

Антонина Глобулина

Российские писатели проехали по Монголии, чтобы достичь просветления

0
452
Приглашение к смерти

Приглашение к смерти

Геннадий Евграфов

Рассказ об инквизиции и о том, что в жизни может возникнуть ситуация, когда изменить ничего нельзя и примириться ни с чем невозможно

0
779
Дракон мертв. Да здравствует дракон?

Дракон мертв. Да здравствует дракон?

Анна Кречетова

Перестройка и Ельцин, спецслужбы и либералы, насилие и правда в романе Игоря Харичева

0
1368
Он в землю вцепился руками

Он в землю вцепился руками

Григорий Шехтман

Стланик в стихах и прозе Варлама Шаламова

0
475

Другие новости