0
1530
Газета Печатная версия

28.07.2021 20:30:00

Домашняя Некропия

До фильма, после и параллельно с ним

Тэги: гильермо дель торо, кино, ужасы, лавкрафт, том круз, хоррор, фантастика, джеймс кэмерон, блокноты, зарисовки, хэлбой, лабиринт фавна, блэйд, музей, спецэффекты, распутин, феликс юсупов


28-15-2480.jpg
Перед тем как снять фильм, Гильермо
дель Торо его прорисовывает. 
Иллюстрация из книги
Книга дель Торо похожа на иллюстрированный альбом, роскошный каталог из тех, что издают к пафосным выставкам. Выставочный зал здесь – дом режиссера, в котором собраны образцы фан-арта: игрушки, фигурки к различным фильмам, изобразительные объекты – в этом собрании чистый салонный декоративизм смешивается с радикальным искусством и тинейджерским граффити. Каждый актер успешного фильма или сериала выпрашивает – а иногда может стащить без разрешения – часть реквизита или костюма, что-то связанное с ролью. Гильермо дель Торо чаще всего разрешения спрашивать не надо, его дом переполнен объектами со съемок: оружием Хелбоя, доспехами, масками – деталями грима, силиконовыми конечностями, эскизами костюмов... За библиотекой литературы ужасов присматривает Говард Ф. Лавкрафт, изваянный в натуральную величину в натуральной, весьма респектабельной пиджачной паре. На заре своей деятельности Гильермо дель Торо основал первую в Мексике компанию по изготовлению реквизита для хоррор-спецэффектов «Некропия», и хоррор отчетливо заявляет о себе в этой экспозиции частного собрания. С одной стороны, ирония куратора-хозяина выступает здесь в качестве примиряющей концепции. Но с другой – некоторые экспонаты настолько шокируют, что непонятно, как в таком доме вообще можно жить.

Авторами предисловия и послесловия соответственно стали Джеймс Кэмерон и почему-то Том Круз. Большинство интервью для книги делал американский писатель-фантаст, сценарист и телеведущий Марк Скотт Зикри. Дель Торо рассказывает о своих успешных и невоплощенных проектах, о работе над ними. И, кроме единичного вопиющего случая отвратительной пошлости в отношении героя одного из комиксов Распутина и князя Феликса Юсупова, высказывания режиссера интересны и любопытны.

Отдельная часть артбука посвящена рабочим блокнотам дель Торо, подобно тетрадям одаренного, обуянного какой-либо субкультурой школьника исписанным вариантами сценарных решений, иллюстрированным рисунками невозможных фантастических монстров. На некоторых страницах присутствуют кляксы искусственной крови – уж этого-то добра у кинематографистов в избытке. Иногда они выполнены в стиле средневековых манускриптов с изукрашенной буквицей – как эскиз страницы книги к фильму «Лабиринт фавна». Порой в них вклеены различные памятные мелочи – так, в блокноте № 3 сохраняется чек на поездку в лондонском такси и корешок заявления в полицию о потере блокнота предыдущего. Для многих из нас показалось бы странным обращаться в полицию при потере записной книжки. Однако для Гильермо дель Торо его блокноты представляют серьезную ценность. «Мы видим, как он обдумывает проблемы и вырабатывает решения, как он воспринимает настоящее и будущее сквозь призму тщательно оберегаемого оптимизма, уравновешенного болезненным опытом, – поясняет Зикри. – На этих страницах работы Гильермо переплетаются самым таинственным образом... Они вместе истекают кровью, делятся друг с другом идеями. Словно игрушки в лавке ожили, пока ее хозяин спит. Экстравагантный дизайн персонажа-вампира, впервые намеченный при обдумывании «Блэйда-2», нашел применение в «Штамме», литературной трилогии Гильермо, написанной в соавторстве с Чаком Хоганом. Наброски шестереночных механизмов и чудовищ со щупальцами кочуют из одного проекта в другой».

28-15-12250.jpg
Гильермо дель Торо. Кабинет
редкостей: Мои зарисовки,
коллекции и другие одержимости.
Пер. с англ. Н. Аллунан.– СПб.:
Азбука, Азбука-Аттикус,
2021. – 280 с.
Значительная часть книги – интервью, статьи, репродукции страниц блокнотов – посвящена одному из самых удачных фильмов Гильермо дель Торо «Лабиринт фавна». Каждый из создателей блокбастеров стремится выпустить так называемую режиссерскую версию; в данном случае блокноты – сугубая режиссерская версия. «Страницы блокнота хранят такие отброшенные по пути яркие детали, как дети, проглоченные колодцем, подменыш, подкинутый эльфами на место похищенного младенца, золото, разложенное на столе для искушения Офелии (позже его сменили яства), и, пожалуй, самый неприятный образ – мертвые дети, пожирающие фей. Каждая из этих идей по отдельности могла сработать, но вместе они образовывали нескладную, по выражению Гильермо, историю. А он ставил перед собой цель создать изящный фильм на все времена», – рассказывает Зикри.

Заметки и эскизы в блокнотах, рассказ режиссера дают представление о том, насколько тщательно продумана каждая деталь в его фильмах. Платье Офелии в розочках, словно на обоях или посуде, например, должно напоминать платье Алисы, попадавшей в Зазеркалье и в Страну чудес. Флейта мудрого фавна – из человеческой берцовой кости, правда, в фильме он на ней не играет, хотя такая задумка была. Жуткого вида «бледный человек» ничего дурного людям не делает, пока его не потревожишь. Однако глаза, которые он вставляет в отверстия на ладонях наподобие ран, адресуют к католическому культу стигматов.

Чрезвычайно забавные, иногда личные, совсем не продажные, да и вообще любые объекты Гильермо дель Торо обращает к своей пользе. И хотя нельзя сказать, что в его фильмах совсем уж нет банальности, у этого режиссера и сама банальность чрезвычайно разнообразна, удивительна, порой пугает и уже почти готова обратиться в противоположность самой себе.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


«Кинотавр» открылся документальным фильмом о Сергее Бодрове-младшем

«Кинотавр» открылся документальным фильмом о Сергее Бодрове-младшем

Наталия Григорьева

Режиссер Петр Шепотинник узнает, можно ли снять оптимистическое кино о трагически погибшем актере

0
571
Надо ли избавлять россиян от «Искушения»

Надо ли избавлять россиян от «Искушения»

О разрастающейся культуре запрета и упреков

0
693
 Выставка.  «Этюды о рисунках. Итальянский вклад в русский символизм»

Выставка. «Этюды о рисунках. Итальянский вклад в русский символизм»

0
205
Каким станет мир будущего

Каким станет мир будущего

Сергей Шикарев

Андрей Щербак-Жуков

К юбилею Станислава Лема в России пройдет конкурс научно-фантастического рассказа

0
3038

Другие новости

Загрузка...