0
5606
Газета Печатная версия

20.10.2021 20:30:00

История 18+ про стыд и позор

Монолог женщины, у которой одного больше, чем другого, и наоборот

Тэги: рассказ, ирония, америка, позор, стыд, билл клинтон, хиллари клинтон, моника, калории, брак, развод, дети, чувства, миллионер


40-16-3480.jpg
Стало раз – и все видно… 
Рисунок Олега Эстиса
Вот у меня кроме стыда и позора – ничего. Причем позора – больше, чем стыда. В смысле – мне от себя не стыдно. Если я что и сделала, значит, сделала и всё. Вот позор – это другое дело, это не стыд, это уже получается позор.

Как бы объяснить, чтобы близко к жизни и чтобы никого из знакомых не обидеть…

Допустим, Моника с Клинтоном давным-давно, 100 лет назад и не у нас. Допустим, у них там было, и Моника даже запомнила подробности вида и тому подобное.

Допустим, Клинтон тоже запомнил, например, про то, что Моника была в берете, а платье Моникино было синее.

Допустим, Клинтон с Моникой потом это тихонечко вдвоем вспоминали бы и рассказывали он ей про свое, а она ему про свое.

Конечно, для них обоих это был бы не стыд и тем более никакой не позор.

Допустим, Хиллари про Монику с Клинтоном кто-нибудь доложил. Допустим, кто-нибудь случайно без спроса в кабинет к президенту зашел, увидел и доложил.

Это уже получается позор. То есть позор – это когда перед собой не стыдно, а перед другими – стыдно, потому что стало раз – и всем все видно.

Между прочим, те, кому стало раз – и все видно… Хоть бы они уже заткнулись и не вякали про стыд. В случае чего я про них такое могу рассказать, что никакими глазами не увидишь.

Это я сейчас чуточку отвлеклась, просто у меня накипело.

Еще про Монику с Клинтоном – для лучшего понимания сути дела про стыд и позор.

Моника потом от позора начала сильно заедать – в смысле калорийности.

Калории – вообще страшная вещь, особенно при позоре. В шоколаде, например, 534 калории на 100 граммов. Это в черном. В белом шоколаде 541 калория на 100 граммов. То есть получается перевес в семь калорий по сравнению с черным. Это я не чтобы обидеть Америку за черных. Тем более тогда Моника на коленях стояла не для того, для чего сейчас стоят некоторые, а сами все в белом шоколаде.

Про Хиллари после позора мне лично ничего хорошего не известно. Знаю из СМИ, что Хиллари сильно переживала – позор все-таки на весь мир. Многие рассуждали, как же теперь Клинтон будет – должность, тому подобное, плюс жена Хиллари.

Интересно, что по телевизору тогда показали, как Хиллари Клинтона держала за ручку и поддерживала под спинку. А Клинтон за это поклялся Хиллари и другим, кому было интересно, под присягой, что он – да, но нет. Соврал, конечно. С другой стороны, куда ж человеку деваться, если позор.

Позор, не позор, а Клинтона опять начали держать за ручку и поддерживать под спинку много кто, кроме его жены Хиллари, причем держали и поддерживали во всем мире. Если б что, Клинтон мог бы пойти с Моникой на третий срок подряд, и ничего – прошел бы как миленький, на второй же прошел – и ничего. И Хиллари с миром – опять бы, и ничего.

Это все про что? Про стыд и позор, которые не мешают, а идут только на пользу. Хотя вроде и не про то… В смысле калорийности – точно про то.

Ладно…

Теперь опять насчет меня.

В мире неспокойно. Между прочим, во мне тоже неспокойно. В основном я стараюсь не думать, ни про мир, ни про себя с моим позором. Про свой стыд я и так не думаю. Я уже вам объяснила на примере Клинтона с Моникой – почему.

Некоторые думают и про то, и про то, и про то, а оно все равно. Малышева сказала, что от мыслей у человека часто бывает депрессия и диспепсия. Конечно, какой же это организм выдержит, чтобы думать про все. Тем более Мясников говорит, что депрессию выдумали американцы. Допустим, американец сравнивает какую-нибудь одну американку с какой-нибудь другой американкой. Тут у американца и начинается депрессия плюс диспепсия.

Между прочим, я б не хотела, чтоб меня американец сравнивал. Конечно, я женщина, меня наши в жизни столько сравнивали, столько сравнивали… А про американца – я б не хотела. Про наших я всегда знала, что именно они сравнивают, а про американцев – кто ж их знает.

Я, например, за американца никогда бы не вышла. Не потому что, а потому что. Если б за миллионера в возрасте, я б решилась, а так – нет. Как говорится, где родился, там тебе и конец. Про конец я не потому, что мне 45. Я замужем была четыре раза, четыре раза развелась. Детей у меня двое – Саша и Маша. А фамилию я не меняла, чтоб не позориться. Не потому что на всякий случай, а потому что сразу чувствовала. Если б за миллионера в возрасте – я б тоже фамилию не меняла. Не потому что, а потому что я уже сейчас про миллионера чувствую.

У меня с чувствами всегда. Это у меня от мамы, она тоже всегда, только она не разводилась. А не разводилась, не потому что, а потому что чувствовала – разводись, не разводись.

Да, я про Клинтона с Моникой не досказала…

Алла Хемлин - писатель


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Бюрократия занялась юридическим саботажем "русского мира"

Бюрократия занялась юридическим саботажем "русского мира"

Екатерина Трифонова

Верховная власть зовет соотечественников домой, чиновники МВД выдвигают дополнительные условия

0
2084
Венесуэла: есть ли свет в конце туннеля

Венесуэла: есть ли свет в конце туннеля

Виктор Хейфец

Прошедшие региональные выборы могут открыть новую страницу в истории страны

0
576
"Делом Рашкина" власть указывает КПРФ верную дорогу

"Делом Рашкина" власть указывает КПРФ верную дорогу

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Дежурное давление на партию может перерасти в спецоперации по принуждению к лояльности

1
5400
Подростковый бунт – беспощадный, но не бессмысленный

Подростковый бунт – беспощадный, но не бессмысленный

Елена Герасимова

На Всероссийском родительском собрании разбирались в современном конфликте отцов и детей

0
1981

Другие новости

Загрузка...