0
26567
Газета Печатная версия

14.09.2022 20:30:00

Здоровый маразм и материализованный абсурд

Алексей Макаревич

Об авторе: Алексей Макаревич - музыкант, автор песен, художник.

Тэги: детство, книги, мировоззрение, шарль де костер, тиль уленшпигель, михаил бахтин, обэриуты, абсурд, эжен ионеско, антропология, биология, карнавал


Самый простой способ, как я понял, нужно вспоминать поэтапно свою жизнь. Начнем с первой книги, которая меня в детстве еще вштырила. Это Шарль де Костер «Легенда о Тиле Уленшпигеле…». Как она изменила мою жизнь, не очень понятно. Доберусь до одной из следующих книг, и тогда, возможно, появится связка. Это карнавальная история, скажем так. Автора следующей книги, которая изменила мою жизнь, я не помню. Она называлась «Люси». Это не художественное произведение, а книга, посвященная антропологии: о том, как выкапывали человека где-то в Африке. После этого я затеялся стать антропологом или биологом. Но я им не стал, конечно. Я жил в дикой провинции, не туда поступил, не тем занялся, поэтому ничего не получилось. Но отголоски присутствуют до сих пор. Отчасти в том, что я криво, косо, но умею рисовать человека, с руками, с ногами. По крайней мере понимаю, откуда они растут. Следующая книга – «Джазовый аккомпанемент на шестиструнной гитаре». Авторы – Молотков и Манилов, издательство «Музычна Украина». Эта книга на многих повлияла в советское время. Книга была очень редкая, я взял ее у друга и пользовал год или два, потом вернул. Все, что до сих пор я в музыке делаю, происходит отчасти благодаря ей. Это я вспомнил музучилище. Дальше вспоминаю институт. Бахтин «Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса». Вот как раз с «Тилем Уленшпигелем» это все очень сильно взаимосвязано. Бахтин просто перевернул мою жизнь. Я даже самого Рабле не осилил, но Бахтина осилил, и он сработал. Очень сильно на меня повлияли обэриуты, которых я прочитал в девяностые. Тогда вышел журнал «Театр» с большой подборкой их поэзии, рисунков и пьес. До сих пор очень хорошо к обэриутам отношусь: ориентируюсь на них в плане здорового маразма в собственных текстах. До сих пор переворачивает меня творчество Ионеско. Сейчас все эти истории продолжают материализовываться: это та жизнь, которая происходит, и никакого абсурда там нет абсолютно. Ионеско я регулярно перечитываю. Много лет находился под влиянием «Лысой певицы», сейчас в кои-то веки прочитал «Носорога» и понимаю, что все это та же самая история.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


10 тысяч километров до Москвы

10 тысяч километров до Москвы

Вячеслав Харченко

Арбат, Сретенка, страшный угол в кладовке и яичница с помидорами

0
830
Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

0
359
Запрет книг в цифровую эпоху – это скрытая реклама и нежелание работать

Запрет книг в цифровую эпоху – это скрытая реклама и нежелание работать

Марианна Власова

Евгений Лесин

Без классики у нас вообще ничего не будет – ни ценностей, ни души, ни таланта

0
1699
Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

0
1576

Другие новости