0
2130
Газета Печатная версия

09.11.2022 20:30:00

Плоды мудрости

Классические сюжеты Саади созвучны и нашим дням

Тэги: проза, сказка, притча, восток, иран, персия, халиф, падишах, справедливость


проза, сказка, притча, восток, иран, персия, халиф, падишах, справедливость Иногда и падишахи бывают благородными и справедливыми. Иллюстрация из книги

Эта книга – современное прозаическое переложение знаменитой поэмы персидского классика Саади Ширази «Бустан». Ее автор – детская писательница Сепиде Халили. В книгу вошли те части поэмы, которые сам автор именовал рассказами. Эти небольшие житейские истории простым языком рассказывают о сложном: о том, что такое справедливость, верная расстановка приоритетов, о добрых делах и достойных поступках, о любви и воспитании детей.

Саади прожил яркую жизнь. В предисловии к изданию сказано: «Время жизни Саади совпало с нашествием монгольских полчищ, со страшным разорением цветущих городов Ирана и гибелью населения, и другими потрясениями в средневековом мире – ему самому пришлось спасаться в единственном спокойном городе, откупившемся от монголов. Он столкнулся с Крестовыми походами, попал в плен к крестоносцам, и ему пришлось рыть траншеи в Триполи. Он увидел, как часто добро или зло зависит от самих людей, а особенно от тех, у кого есть власть над целыми народами и странами».

Саади одним из первых стал использовать в творчестве пережитый опыт, включая в назидательные стихи образы не только великих деятелей прошлого, как это было принято, но и своих реальных, часто безвестных современников. Однако в притче «Настоящий друг», открывающей книгу, фигурирует исторический персонаж – властитель Махмуд Газневи, который в начале XI века правил обширной державой, раскинувшейся на землях Ирана, Афганистана, Индии и Средней Азии. Именно ему великий Фирдоуси посвятил свою эпическую поэму «Шахнаме». А Саади повествует, как однажды падишах со свитой возвращался из военного похода и был застигнут песчаной бурей. Один из верблюдов споткнулся, уронив сундук с жемчугом, и все спутники правителя кинулись подбирать рассыпанное сокровище. Вернее, почти все – один слуга ни на мгновение не оставлял своего государя, а на вопрос, много ли жемчуга он успел собрать, ответил, что даже не думал об этом. Махмуд Газневи повелел на всех дворцовых пирах отводить этому слуге место среди самых почетных гостей.

Притча, давшая название всей книге, с юмором повествует о том, как некий властитель думал не только о богатстве и власти, но и о благе подданных. Желая знать народные чаяния, он одевался в простую одежду и неузнанным ходил по городу, прислушиваясь к разговорам, чтобы потом добрыми делами помогать тем, кто в этом нуждается. Однажды он услышал разговор двух нищих, которые по привычке ругали всех богачей и властителей, а заодно и своего падишаха. Владыка скрылся, ничего не сказав, а потом приказал привести во дворец этих нищих, дать им хорошую одежду и усадить за накрытый стол. Он долго беседовал с ними, рассказывая о своих делах, а потом с улыбкой заметил, что надеется – гости не будут думать о нем слишком уж плохо.

42-14-11250.jpg
В гостях у падишаха (По мотивам
«Бустана» Саади в пересказе
Сепиде Халили) / Пер. с перс.
С. Тарасовой, под ред.
Н.И. Пригариной, отв. ред.
Н.И. Пригарина.– М.: Садра,
2022. – 320 с.
(Персидские сказки).
Другой владыка всерьез разгневался на своего визиря, который, как ему донесли, щедро одалживает нуждающимся деньги, ставя лишь одно условие – вернуть долг после смерти шаха. «Визирь опечалился и промолвил: – Я не хотел, чтобы вы узнали об этом, но теперь у меня нет выхода, мне придется все вам рассказать. Мне хотелось, чтобы народ молился за ваше здоровье. Разумеется, мои должники постараются как можно дольше не возвращать долг и будут молиться о вашем долголетии. Разве плохо, если из-за своей нужды они будут желать вам долгой жизни?»

Есть среди героев книги и еще один реальный правитель – халиф Умар II, который занимал престол Дамасского халифата в 717–720 годах. При всем богатстве он был очень скромен в повседневной жизни. Став халифом, Умар II отдал свое состояние в государственную казну, пользовался только доходом с принадлежащего ему земельного участка. А на слова о том, что сам «великий Омар», воспетый Фирдоуси в «Шахнаме», – Умар I – принимал государственное содержание, отвечал, что у того правителя не было других источников дохода, а у него имеется кусок земли. Предания гласят, что халиф в своем аскетизме не имел даже лишней смены одежды.

Он обеспечивал подданных халифата возможностью свободно передвигаться – по его распоряжению были проложены новые дороги, построены постоялые дворы для путников, вырыты колодцы. Всенародно был объявлен указ Умара: «Кого притеснили, пусть входит ко мне без разрешения». Умар II скончался внезапно, и многие подозревали, что он был отравлен собственными родственниками и прежними царедворцами, которым он закрыл доступ к государственной сокровищнице. Притча «Перстень» рассказывает о том, что во владениях халифа Умара II однажды случился неурожай, люди стали бедствовать. Властитель не счел возможным остаться в стороне. «Рассказывают, что у халифа был перстень с очень дорогим и редким камнем, и ни один ювелир не мог назвать его точную стоимость. Тот, кто хоть раз видел этот перстень, уже не мог его забыть». Однако при виде общего несчастья правитель решил продать свою любимую драгоценность: «Лучше пустая оправа без камня, чем сердца, полные печали», – а вырученные деньги пустить на помощь страждущим.

Книга иллюстрирована графическими работами Варвары Семенюк.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Возьмите с собой мои слова и начинайте идти

Возьмите с собой мои слова и начинайте идти

Ольга Камарго

Андрей Щербак-Жуков

Исполняется 130 лет со дня рождения Исаака Бабеля

0
2171
Давай напишем про циркачей в космосе

Давай напишем про циркачей в космосе

Михаил Форрейтер

Герман и Тамара Рыльские о миелофоне фантастов

0
1858
 К 100-летию Владимира Богомолова. Как сделан «Момент истины».

К 100-летию Владимира Богомолова. Как сделан «Момент истины».

Юрий Юдин

Три повода перечитать знаменитый роман писателя-фронтовика

0
2992
Работаю с большим напряжением

Работаю с большим напряжением

Вячеслав Огрызко

Автор повести «Иван» унес с собой в могилу многие тайны советской разведки, литературы и кино

0
1146

Другие новости