0
4063
Газета Печатная версия

18.01.2023 20:30:05

Суперзвезда, отец программиста

22 января – 235 лет со дня рождения Джорджа Гордона Байрона

Тэги: байрон, романтизм, чайльдгарольд, европа, россия, англия, греция, война, гюго, адам мицкевич, гейне, пушкин, лермонтов, евгений онегин, герой нашего времени, семья, программирование


2-9-1480.jpg
Лорд Джордж Гордон Байрон стал примером
подражания для многих. Генри Пирс Боун.
Портрет лорда Байрона. 1837
Да простят меня байроноведы, но, по-моему, отечественными читателями английский поэт лорд Джордж Гордон Байрон (1788–1824) и его творчество воспринимаются прежде всего через призму русской классики. Действительно, в свое время (а именно в начале XIX века) байронизм как романтическое литературное течение покорил всю Европу, не исключая Россию. Лордом Байроном и его персонажами восхищались, им подражали, и все присущие байронизму черты (разочарование в жизни, культ сверхчеловека, мировая скорбь, одиночество) так или иначе отразились в произведениях большинства литераторов той эпохи: Виктора Гюго, Альфонса Ламартина, Альфреда де Мюссе, Генриха Гейне, Джакомо Леопарди, Адама Мицкевича… Что касается России, то среди почитателей и последователей вспоминаются прежде всего Пушкин и Лермонтов. Точнее, Лермонтов и Пушкин: совсем юный Михаил Юрьевич в стихотворении «К *** («Не думай, чтоб я был достоин сожаленья»)» 1830 года видел в Байроне свой идеал и даже отождествлял себя с английским романтиком:

…Я молод; но кипят на сердце

звуки,

И Байрона достигнуть

я б хотел:

У нас одна душа, одни и те же

муки;

О, если б одинаков был удел!..

Как он, ищу забвенья и свободы,

Как он, в ребячестве пылал

уж я душой,

Любил закат в горах,

пенящиеся воды

И бурь земных и бурь

небесных вой.

Правда, два года спустя пришел к выводу, что он все-таки «не Байрон»:

Нет, я не Байрон, я другой,

Еще неведомый избранник,

Как он, гонимый миром

странник,

Но только с русскою душой.

Я раньше начал, кончу ране...

Что, впрочем, не помешало Лермонтову оставаться «байронистом» и создавать таковыми своих персонажей. В «Герое нашего времени», во многом выросшем из байроновской поэмы «Паломничество Чайльд-Гарольда», не только центральный Печорин выведен как типичный «байронист». Грушницкий тоже наделен сходными чертами, но в его случае они смотрятся пародийно. К тому времени («Герой…» написан в 1838–1840 годы) всей этой «чайльдгарольдовщиной» уже в значительной мере пресытились и относились к ней иронически. Пушкин в «Евгении Онегине» прямо применил слово «пародия» к своему главному персонажу:

…И начинает понемногу

Моя Татьяна понимать

Теперь яснее – слава богу –

Того, по ком она вздыхать

Осуждена судьбою властной:

Чудак печальный и опасный,

Созданье ада иль небес,

Сей ангел, сей надменный бес,

Что ж он? Ужели подражанье,

Ничтожный призрак, иль еще

Москвич в Гарольдовом плаще,

Чужих причуд истолкованье,

Слов модных полный

лексикон?..

Уж не пародия ли он?

2-9-2480.jpg
«Байронистом» был и Лермонтов…  Леонид
Пастернак. Михаил Лермонтов. 1891
С иронией описан в пушкинской «Барышне-крестьянке» еще один «байронист» – молодой Алексей Берестов: «Он первый перед ними явился мрачным и разочарованным, первый говорил им об утраченных радостях и об увядшей своей юности; сверх того носил он черное кольцо с изображением мертвой головы. Все это было чрезвычайно ново в той губернии. Барышни сходили по нем с ума».

Но, похоже, позапрошлым веком влияние английского лорда не ограничилось. В книге «Гений места» писатель и журналист Петр Вайль отмечал, что «русский байронизм» «оказался таким долговременным: от Онегина и Печорина до Корчагина и Мелехова. Да и дальше: до тех недавних времен, когда были растабуированы деньги». И далее – уже о самом поэте и причинах его столь долгой и оглушительной славы: «Байрон был, вероятно, первой суперзвездой современного типа. В нем сошлось все, что выводит на первые полосы газет и в заголовки теленовостей. Родовитость – как у принца Чарльза, богатство – как у Гетти, красота – как у Алена Делона, участь изгнанника – как у Солженицына, причастность к революциям – как у Че Гевары, скандальный развод – как у Вуди Аллена, слухи о сексуальных отклонениях – как у Майкла Джексона. Не забудем и талант. Он преуспел бы на радио: современники отмечали глубокий, бархатного тембра голос. Он покорял бы телезрителей редкой красотой, не просто данной от природы, но и которой – сам свой старательный имиджмейкер – добивался тяжелым постоянным трудом».

2-9-3480.jpg
И герой «Евгения Онегина». 
Елена Самокиш-Судковская.
Онегин у себя в кабинете. 1918
Если вспомнить биографию, будущий поэт родился в браке капитана Джона Байрона и Кэтрин Гордон. Хотя мать была единственной наследницей богатого эсквайра Джорджа Гордона, детство прошло в бедности. И даже тот факт, что в десять лет Джордж после смерти двоюродного деда стал пэром Англии, получив титул «барон Байрон» (в обиходе – «лорд Байрон»), мало что изменил. Байрон был непослушным сыном и плохим учеником (несколько лет вообще не учился, потому что лечил врожденную хромоту), зато много читал. В Кембриджском университете постигал не столько науки, сколько плавание, верховую езду, бокс, игру в карты… В 1807 году вышла его первая книга стихотворений «Часы досуга», удостоившаяся разгромной рецензии. К счастью, критика опоздала на год, иначе расстроенный дебютант мог бы и вовсе забросить поэзию. А так за это время он успел написать и часть романа, и множество стихов, и поэму, и сатиру… Настоящий успех пришел в 1812 году, когда увидели свет две первые песни «Паломничества Чайльд-Гарольда»: 14 тысяч экземпляров поэмы, в которой появился первый байронический герой и описаны его размышления и путешествия, разлетелись за один день. Далее последовали сатира «Вальс», рассказ из турецкой жизни «Гяур», поэмы «Абидосская невеста», «Корсар», «Лара»... Помимо литературных занятий имелись и другие: так, еще в 1812-м Байрон выступил со своей первой речью в Палате лордов, и она имела не меньший успех, чем его поэмы. В 1816-м уехал за границу и жил то в Швейцарии, то в Италии, а в 1821-м, когда вспыхнула Греческая война за независимость от Османской империи, начался самый известный и примечательный этап байроновской биографии: поэт решил отправиться на помощь восставшим. И не с пустыми руками – купил бриг, снарядив его оружием, припасами и полутысячей солдат. Отплытие состоялось летом 1823 года. В Греции Байрону пришлось не только отдать распоряжение о продаже всего своего имущества в Англии, поскольку расходы росли, но и заниматься примирением лидеров повстанцев, которые конфликтовали друг с другом. Там он встретил последний день рождения, отметив его стихотворением «Сегодня мне исполнилось 36 лет»:

…О Греция! Прекрасен вид

Твоих мечей, твоих знамен!

Спартанец, поднятый

на щит,

Не покорен.

Восстань! (Не Греция

восстань –

Уже восстал сей древний край!)

Восстань, мой дух! И снова

дань

Борьбе отдай.

О мужестве! Тенета рви,

Топчи лукавые мечты,

Не слушай голосов любви

И красоты.

Нет утешения, так что ж

Грустить о юности своей?

Погибни! Ты конец найдешь

Среди мечей.

Могила жадно ждет солдат,

Пока сражаются они.

Так брось назад прощальный

взгляд

И в ней усни.

Так и случилось: 19 апреля 1824 года лорд Джордж Гордон Байрон скончался от лихорадки. Летом того же года он был погребен на родине, в родовом склепе в церкви Святой Марии Магдалины в Ноттингемшире.

У него осталась единственная законная дочь Августа Ада Кинг (урожденная Байрон), графиня Лавлейс, родившаяся в 1815 году от брака поэта с баронессой Анной Изабеллой Милбенк. В 1816-м супруги развелись. Личная жизнь Байрона всегда была бурной, но в подробности лучше не вдаваться, дабы не попасть под закон о запрете ЛГБТ-пропаганды, пропаганды педофилии и смены пола (хотя пол Байрон не менял). К тому же, как водится, вокруг поэтов всегда ходит немало слухов и сплетен. А вот то, что Ада, впоследствии ставшая женой графа Уильяма Лавлейса, считается первым в истории программистом – известный факт. Она составила первую в мире программу для аналитической машины Чарльза Бэббиджа (так и не построенной при жизни Ады). В ее честь в 1993 году назвали язык программирования Ада. Математический талант она унаследовала от матери, которую Байрон называл «принцессой параллелограммов» и «математической Медеей». В свою очередь, Анна Изабелла опасалась, что дочь вслед за отцом увлечется поэзией, и поощряла занятия математикой. Ада повторила судьбу отца только в одном, скончавшись в 36 лет. А то, что не стала поэтом, наверное, к лучшему: обычно участь детей, пошедших по стопам гениальных родителей, довольно печальна. Впрочем, история не знает сослагательного наклонения.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Волгоград превратился в Сталинград досрочно, Мелитополь советизируется

Волгоград превратился в Сталинград досрочно, Мелитополь советизируется

Василий Матвеев

Возвращение советских названий в Запорожской области вызвало вопросы у противников возвращения коммунистических названий

0
933
"Сталинградская партия" предвкушает переименование Путиным Волгограда

"Сталинградская партия" предвкушает переименование Путиным Волгограда

Андрей Серенко

Для изменения названия областного центра сложилась наиболее подходящая политическая ситуация

0
1747
Какая дальняя авиация нужна стране

Какая дальняя авиация нужна стране

Михаил Ходаренок

Требуется решительное увеличение боевого и количественного состава

0
5375
Российская армия расширяет географию наступления

Российская армия расширяет географию наступления

Владимир Карнозов

Украинские войска оставили Каменское в Запорожской области и Краснополье в Донбассе

0
5134

Другие новости