0
9690
Газета Печатная версия

10.04.2024 20:30:00

Сказки из кармашка

Зуля Стадник о том, почему сократила имя, о спрятанной навсегда первой повести и Стальной Шпильке

Елена Константинова

Об авторе: Зульфия Венеровна Стадник (р. 1984) – детская писательница, автор более 15 книг, руководитель молодежного литературного клуба и детской кино-литературной студии «Литерброд», преподаватель йоги для детей и взрослых. Родилась в Стерлитамаке, живет в Тобольске. Победитель международных литературных конкурсов «Новая сказка» (2018) и «Корнейчуковская премия» (2017), лауреат всероссийских литературных конкурсов – имени Игнатия Рождественского (2020) и «Хрустальный родник» (2020), финалист конкурса «Новая детская книга» (2021), победитель конкурса от издательства «Белая ворона» (2021), финалист премии «Большая сказка» имени Эдуарда Успенского (2022), финалист Всероссийской литературной премии имени Самуила Маршака (2023). Фея тайного ордена детских писателей «Мыхухоль». Участник фестивалей и форумов молодых писателей России.

Тэги: детская литература, педагогика, творчество, тобольск, сказки


детская литература, педагогика, творчество, тобольск, сказки Зульфия в переводе с башкирского языка «кудрявая», «с локонами». Фото из архива Зули Стадник

«Можно ли на тоненькую, как крючок, луну повесить облако? Если планеты – круглые, то яблоки, апельсины и персики тоже планеты? Как скатиться со спины слона?» Из этих и других не менее «простых» вопросов, которыми озадачивала Зулю Стадник ее маленькая дочь Солька, сложилась у тобольской сказочницы новая книжка – «Мама в кармашке». Совсем недавно в том же «кармашке» нашлась и пьеса – «Тобольск в кармашке», премьера спектакля намечена на нынешний театральный сезон. С писательницей Зулей СТАДНИК беседовала Елена КОНСТАНТИНОВА.

– Зуля, чем вам не по душе полное имя Зульфия? Вы же наверняка знаете его значение?

– Знаю, конечно. В переводе с башкирского – кудрявые волосы. Они у меня, и правда, вьются. В детстве дома и в школе все звали меня Зульфией. К этому приучила мама, которой очень нравилось, как звучит мое полное имя, действительно красивое. Но оно просто не про меня. Я из него выросла, как вырастают дети из малышовых прозвищ. У меня появилось собственное самоощущение, и в нем я была Зулей.

– В названии вашей новой книги «Мама в кармашке» загадка…

– Едва моя дочь научилась говорить, я стала записывать за ней. Эта книга – кармашек, в который складывались, перемешиваясь друг с другом, истории, на них налипали крошки от печенья и сухие лепестки цветов. Все, что в ней написано, произошло на самом деле и вместе с тем выдумано. Потому что самые дорогие вещи, которые с любовью подбираешь и сохраняешь в кармашке, спустя некоторое время меняются: лишнее высыпается в прореху, что-то склеивается, что-то меняет форму. Единственное, что неизменно, – нежность и чудеса. Те чудеса, которые случаются каждый день. Но если бы на них не показывал крошечный пальчик подрастающего человека, мы бы прошли мимо. А разгадка названия книги – и в одноименном рассказе.

– Записывая суждения и наблюдения маленькой дочери, вы следовали примеру своей мамы?

– Нет, нашей маме с тремя детьми не хватило бы на это времени и сил. В какой-то момент она осталась с нами одна, ей приходилось много и тяжело работать, чтобы нас прокормить… Раньше родительство вообще было не столь вовлеченным. К счастью, у меня есть возможность становиться расслабленной и дурашливой рядом со своей Солькой, играть с ней, болтать о пустяках, танцевать. В такие минуты она радуется: «Ура, мама стала детской!»

– Потребность сочинять вы ощутили именно после рождения дочери. Но взялись не за сказку, что, казалось бы, логично, а за автобиографическую повесть, и, просидев за ней чуть ли не целый год, в итоге оставили в столе. Тот случай, когда, извините, первый блин комом?

– Эту потребность я ощущала всегда, но отодвигала ее в сторонку. В моей жизни было столько разных занятий, что писательство, казалось, туда просто не поместится. После рождения ребенка, когда захлопываются все двери и тебя оставляют почти наедине с самим собой, поневоле ищешь какого-то самовыражения. Тогда и вспомнилась детская мечта. Начала писать повесть, но не считаю ее автобиографической – скорее основанной на моих детских воспоминаниях. А выдуманный мир, как и в книге «Мама в кармашке», здесь перекликается с реальным. Не назвала бы эту повесть комом… Немного она все же высунула нос – на одном из литконкурсов попала в финал. Эта повесть простодушна и доверчива, этакий щенок, только научившийся ходить. Редактировать ее то же самое, что править детские тексты – исчезает что-то очень славное. Оставила такой, какая есть, себе на память.

– Вообще, насколько вы, имея на личной полке более десятка книг для детей, в том числе попавших в списки бестселлеров – «Сказки переулка Строителей» и «Детский сад на колесиках», строги к себе?

– Как правило, я недовольна тем, что получается, когда по каким-то причинам принуждаю себя писать. Для меня это совершенно губительно – все равно что тянуть росток за стебель, не дожидаясь, пока он сам прорастет. Почти все такие вещи застревают в столе. То, что написано без моего воодушевления, мне кажется безжизненным. Как-то по настоятельной просьбе издательства взялась написать текст. Редактору текст понравился, мне – нет, и я отговорила его от публикации. Редактор счел, что я очень к себе строга. Может быть. Но если я сама радуюсь тому, что рукопись наполнена и звучит, никакие отзывы не могут меня перебить. Понимаю, что мы с читателем на разных частотах. Правда, чаще мое восприятие текста и его совпадают.

– С четырех лет вы живете в Тобольске, где, по вашим словам, «пустынных улочек больше, чем оживленных, и поэтому в них охотно придумываются разные истории». Адреса вдохновения те же?

– Да, по-прежнему живу в Тобольске и все так же вдохновляюсь им. Почти год назад мы перебрались в новый глухой, еще строящийся микрорайон. До сих пор не могу привыкнуть к опьяняющему чувству: протяни руку – и вот он лес. Мимо нашего двора иногда бегают мелкие лесные зверюшки, рядом гнездуются птицы, иногда находим слетков в траве. При этом микрорайон близок к основной части города: пять минут – и ты уже в совершенно другом мире, полном машин и людей. Новое место сразу начало заползать в мои рукописи, особенно в мистическое фэнтези для подростков, над которым сейчас работаю: влажный от дождя гравий, пустынная дорога, темные проемы недостроек, бревна, раскиданные возле лесного костра...

– Учитель русского языка и литературы по диплому, вы, похоже, не работали в школе. Тем не менее ваша склонность к педагогике очевидна. Подтверждение – студия «Литерброд», где ведете занятия с 6–13-летними. А еще вы автор веселых книжек-подсказок: «Пес Абрикос» развивает творческое мышление малышей и обучает их всяким премудростям вроде правил этикета или как запомнить «имена» всех пальцев на руке; «Детский сад на колесиках» адаптирует к детскому саду; «Букашки-первоклашки» готовят в первый класс. Не раскроете несколько беспроигрышных приемов, помогающих не пройти прочитанному тексту, как говорится, мимо ушей ребенка, удержать его внимание и остаться в памяти?

– Я хотела быть учителем, но работа в системе дополнительного образования, думаю, мне подходит больше. Например, еще веду занятия по йоге. У меня даже есть сказочное пособие по детской йоге «Щенок Йожик в поисках косточки».

Что касается писательства… Динамичность, юмор, приключения, легкость и простота языка привлекают многих детей, но мне кажется, когда писатель думает угодить другим, он в ловушке. Так легко скатиться во что-то приторное или банальное. Лучший, думаю, способ – писать для своего внутреннего ребенка, который тоже жаждет приключений и волшебства. И именно так можно найти подходящий тон и ритм, настроиться на нужную волну понимания детства и при этом сохранить уникальность именно своего восприятия.

– Какое событие побудило вас поднять тему дружбы, межличностных отношений, уважения границ другого человека в сказке «С другом не страшно» – о волчонке Сереже, который по вечерам «садился на краешек кровати, пристраивал на коленях небольшую арфу и задумчиво глядел в окно», ожидая, «когда синий квадратик окна, тоненький росчерк луны и жужжание одинокой мухи возле лампы превратятся внутри него в музыку»?

– Эта сказка написана в непростой для меня период: очень сложный перелом, нога не срасталась, самое же непереносимое – чувство страха, которое поглотило меня целиком. Я чувствовала себя одинокой и потерянной, как волчонок Сережа. Но в процессе выздоровления и работы над сказкой поняла, что есть чувство, которое преодолевает страх, – это любовь. Любовь к людям, любовь к жизни и миру. Даже в полной безнадежности она находит выход и, как в этой сказке, побеждает.

– Сенька и лисичка Милана («Дрозд внутри»), Лиля Царапкина и кошка Веснушка («41-я кошка»), паучок Боря и стрекоза Лиза («Букашки-первоклашки»), сон Степка («Баю-баю-бамс!») – кто-то из персонажей поступал вопреки вашей воле?

– Редко продумываю подробный план рукописи. Сказка «Дрозд внутри» выросла из образа лисенка, представляющего, что ветер вентилятора – это настоящий морской ветер. Дальше мои собственные переживания выстроили конфликт, вырисовали других героев... Поступали ли они мне вопреки? Я им ничего не приказывала. Вообще в тексте всегда чувствуется, когда автор слишком нарочито подгоняет персонажей к какой-то цели.

– Учительница-злюка по прозвищу Стальная Шпилька из повести «Чижик все исправит!» – образ собирательный или...

– Знаю педагогов, которые стараются выглядеть серьезнее, опасаясь непослушания учеников. Например, одна из них, моя подруга, очень смешливая и непосредственная, с детьми становилась совершенно другой – строгой и почти неулыбчивой. Наверное, на создание образа Стальной Шпильки значительно повлиял ее рассказ о том, как однажды в городском детском лагере, где она работала воспитательницей, объявили день наоборот: дети «превратились» в воспитателей, а воспитатели и вожатые – в детей. В тот день дети увидели мою подругу веселой и непредсказуемой. И были, по ее словам, шокированы.

– В книге «Она (не) больна» вы выводите повествование на хеппи-энд. Тем самым уводите читателя-подростка от реальности. К чему обман и самообман? Ведь лодки, устремленные в светлые мечты, нередко терпят крушение…

– Действительно ли я увожу читателя от реальности? Мне не попадалось ни одной книги, где ребенок или подросток с онкозаболеванием выживал. Однако статистика говорит о 80% выживаемости. Конечно, речь не о полном выздоровлении, это так называемая ремиссия. Но когда организм молод, шансов на долгую и полноценную жизнь немало. У моей подруги-ровесницы в подростковом возрасте обнаружили рак, сейчас ей около 40 лет. Исцеление моей тети, у которой диагностировали рак крови IV степени, вообще похоже на чудо. Врач предложил ей нестандартный метод лечения. Она выздоровела и в свои почти 70 лет выглядит прекрасно. Примеров тому, что жизнь надолго побеждает болезнь, множество. Мне кажется, моя книга несколько изменила привычное изображение в литературе подростков, больных раком.

– Приходилось ли вам преодолевать неверие в себя, как вашему герою зайчонку Ильке («Липовая лапа») ?

– Наверно, как и каждого. Пример тех, кому жизнь дается сложнее, но не теряющих жизнерадостности, меня всегда вдохновляет. У героя этой книги есть прототип – одноногий спортсмен из Тобольска Илья Пыжов, сейчас он в Тюмени тренируется в областной сборной по баскетболу на колясках.

– С дочкой и мужем вы записываете на видео домашние спектакли по своим сказкам и с куклами, которые смастерили сами. Для кого?

– Издательство «Архипелаг», с которым сотрудничаю, часто просит присылать видеоролики с чтением отрывков из моих книг. Однажды мне стало скучно читать одной…

Традиция чтения книг вслух не нова. В Петербурге есть домашняя студия звукозаписи «Мыши в нише».

– На территории Тобольского музея-заповедника запланирована постановка спектакля по вашей пьесе, которую вы тоже, кажется, достали из кармашка, – «Тобольск в кармашке»…

– Герои пьесы – души городских зданий, валуниты, напоминающие живые камушки с лапками и глазами. Когда строится новое здание, рождается и новый валунит, их жизни крепко связаны друг с другом. Думаю, название спектакля близко общему замыслу, ведь валуниты легко поместились бы в кармашке…


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Шапито во Вселенной

Шапито во Вселенной

Космический цирк, научные эксперименты и прорехи во времени

0
451
В РАМТ поставили современный бестселлер подростковой литературы

В РАМТ поставили современный бестселлер подростковой литературы

Елизавета Авдошина

По ту сторону занавеса

0
5409
Госпитальная педагогика учит жить

Госпитальная педагогика учит жить

Наталья Савицкая

Академическая реабилитация тяжелобольных детей иногда творит чудеса

0
8216
Зачарованная страна Аркадия Гайдара

Зачарованная страна Аркадия Гайдара

Юрий Юдин

Идиллия и любовь в повести «Военная тайна»

0
3252

Другие новости