0
4913
Газета Печатная версия

26.06.2024 20:30:00

Под непрерывным огнем

Герой Первой мировой войны Владимир Безобразов считал, что генеральный штаб должен существовать для строя, а не наоборот

Александр Бартош

Об авторе: Александр Александрович Бартош – член-корреспондент Академии военных наук, эксперт Лиги военных дипломатов.

Тэги: история, россия, первая мировая война


история, россия, первая мировая война Гвардия не сдается. Аристарх Лентулов. Победный бой (военное панно). 1914. Частное собрание

Ученый-историк профессор Владимир Винокуров предлагает вниманию читателей книгу по истории России и ее Вооруженных сил. В отличие от недавно изданных книг о военных дипломатах, генералах Алексее Игнатьеве и Александре Чернышеве, автор рассказывает о непростой судьбе командующего Русской императорской гвардией генерала от кавалерии, генерал-адъютанта Владимира Безобразова.

Автор предоставляет читателю возможность самому определить виновников гибели отборных войск Российской империи – Русской гвардии в составе Особой армии генерала Владимира Безобразова в ходе проведения «злосчастной» Ковельской операции (1916). Среди предполагаемых виновников называют и лично Безобразова, некоторые обвиняют также командующего Юго-Западным фронтом генерала Алексея Брусилова и его начальника штаба генерала Владислава Клембовского. Позволю себе заметить, а много ли у нас в высшем эшелоне на фронтах Первой мировой войны было талантливых и удачливых военачальников? Разве что Алексей Брусилов с его блестящим прорывом в Галиции, результаты которого потом были бездарно растеряны. Можно обвинять и убитого большевиками императора Николая II, мол, бездарный правитель, слабовольный, находился под влиянием императрицы и «темных сил» у трона. Это просто, «вали как на мертвого»!

К одной из несомненных заслуг историка следует отнести его решение приоткрыть многие страницы, связанные с втягиванием России в Первую мировую войну, рассказать читателю о том, как вызревало решение о вступлении России в войну, показать, что представляли собой в мирное время накануне Первой мировой войны войска Русской императорской гвардии, насчитывавшей всего более 1,4 млн чинов, в том числе 42–43 тыс. генералов, штаб- и обер-офицеров. Гвардейские части отличала высокая боевая подготовка. По оценке военных специалистов того времени, в 1914 году кадры русских войск должны быть поставлены на первом месте как по сравнению с нашими союзниками, так и с противниками.

Уже тогда были очевидны вскрытые генералом Безобразовым истоки армейских проблем, которые заключались в неумелом оперативном планировании и управлении начиная от уровня дивизий и корпусов, в недостатке технических средств и слабом военно-промышленном комплексе мирного времени. Увы, эти недостатки не ушли в прошлое и некоторые из них вновь заявили о себе в начальный период Великой Отечественной войны. Тогда же в первых неудачных для нас операциях оказались перемолотыми подготовленные опытные кадры.

Автор показывает, как вступили в бой основные силы Гвардейского корпуса под командованием самого Владимира Безобразова, который уже спустя две недели после начала Первой мировой войны, 13 августа, в составе второго эшелона штаба Гвардейского корпуса выехал с Варшавского вокзала Петрограда на фронт. Вскоре гвардейцы приняли участие в Восточно-Прусской операции – первой наступательной операции Русской армии против Германии в начале Первой мировой войны. Победив в некоторых первых боях, русская армия потерпела поражение в баталии при Танненберге и отступила на исходные позиции на реках Неман и Нарев.

Вызывает волнение и гордость за русских гвардейцев замечательное описание историком Каушенского боя (19 августа 1914 года), который стал следующим важным боестолкновением с участием гвардии. Кульминацией боя стала атака в конном строю 3-го эскадрона конного полка под командованием барона Петра Врангеля на стрелявшую батарею противника под местечком Каушен (сегодня это поселок Междуречье в Калининградской области). Под непрерывным огнем конногвардейцам удалось доскакать до противника, захватить две пушки и четыре зарядных ящика. Будущий глава Белого движения на Юге России, будущий основатель Русского Общевоинского Союза (РОВС), а тогда, в августе 14-го – просто ротмистр Конногвардейского полка Петр Врангель решился бросить эскадрон в конную атаку. Его расчет был на быстроту. Скрытно выдвинув свой эскадрон на расстояние одного километра от вражеской батареи, Врангель пустил его в галоп. Под картечным (а по сведениям полковой истории – и пулеметным) огнем эскадрон потерял почти всех офицеров, под самим Врангелем была убита лошадь, но до батареи конногвардейцы доскакали и захватили оба немецких орудия. За этот подвиг Врангель получил орден Святого Георгия 4-й степени, став в Первую мировую войну первым из офицеров, кто удостоился георгиевской награды. Воистину «благородство обязывает»!

Затем Винокуров показывает, как таяли силы гвардейцев в кампании на Восточном фронте 1914 года в боях в Восточно-Прусской, 1-й Галицийской и Варшавско-Ивангородской операциях, в тяжелых позиционных боях кампании 1915 года. Потери гвардии в боях на Стоходе составили около 50 тыс. человек, то есть почти половину всего личного состава. Исподволь автор подводит читателя к мысли, что потеря Русской гвардии была из самых трагических страниц, во многом подорвавшей военный потенциал империи. Еще он приводит слова императора «Гвардия осиротела!», обращенные к генералу Безобразову вскоре после решения Николая II об отчислении генерала от кавалерии Владимира Безобразова от должности командующего войсками Гвардии с оставлением его генерал-адъютантом, которое состоялось 27 августа 1916 года. Было ли это решение императора результатом наветов и интриг среди высшего командного состава на фронте и при дворе, следствием нерешительности и внушаемости самого самодержца, решать читателю. Владимир Безобразов считал Гвардию оплотом государя и государственного порядка, а ее уничтожение лишило власти мощного рычага воздействия на сеятелей беспорядков в обеих столицах.

Обращает на себя внимание глубокая и по сегодняшний день актуальная мысль Владимира Безобразова, отраженная в его дневнике: «Русский Генеральный штаб в двух последних войнах (японской и Первой мировой. – А.Б.) доказал свою неспособность. Они от­части не виноваты, потому что в Академии занимались хорошо, и затем в штабах были работоспособны. Но система прохождения службы организована неправильно, она заключается в написании бумаг и переходе с одного табурета на другой с повышением в чинах, удалением их, естественно, от живых строевых начал. Генеральный штаб должен существовать для строя, а не наоборот, а потому каждый офицер, успешно окончивший Академию, должен возвращаться в строй при временном исполнении штабной служ­бы и считаться в командировке».

22-15-12250.jpg
Владимир Винокуров. Гибель
русской императорской гвардии
и судьба ее командующего
генерала от кавалерии,
генерал-адъютанта
В.М. Безобразова. – М.:
Горячая линия-Телеком,
2024. – 472 с.
Особое влияние на жизнь и судьбу Безобразова оказали революция, Гражданская война, иностранная интервенция. Во время Февральской революции генерал находился в Петрограде и оказался в нескольких шагах от расправы. 28 февраля 1917 года он обратился к командующему войсками Петроградского военного округа генерал-лейтенанту Сергею Хабалову, которому была передана вся полнота власти в столице, и потребовал принятия решительных мер для подавления беспорядков. Настаивал на решительных мерах против Таврического дворца, где в то время уже заседал Совет рабочих и солдатских депутатов, который назвал центром руководства бунтом. Был арестован, но вскоре освобожден, вышел в отставку. В 1919 году Владимир Безобразов через Финляндию и Швецию эмигрировал в Данию, а оттуда в 1923 году – во Францию. К Белому движению и впоследствии к РОВСу, возглавляемому своим бывшим подчиненным Петром Врангелем, а после его смерти генералами Александром Кутеповым и Евгением Миллером, не примкнул.

Его жизненное кредо было выражено в следующей емкой формуле: «Я не принадлежу к числу учредителей русской революции, равно не состою ни углубителем, ни закрепителем ее неразумных действий, а остаюсь тем, чем я был, т.е. русским патриотом, сторонником здоровой демократии и предпочитающим в настоящее время монархию конституционную как более подходящую для современной России». В общем: «гвардия погибает, но не сдается!»

Жизнь и судьба Владимира Безобразова, как сотен тысяч его современников, вынужденных покинуть Россию, подтверждают непреложный факт, что одной из ошибок советской власти стало планомерное уничтожение, в лучшем случае «выдавливание» из страны слоя «бывших». Здесь и «философский пароход», на котором Россию вынужденно покинули более 160 видных интеллектуалов и мыслителей, караван судов со 140 тыс. эмигрантов, отправленный Петром Врангелем из Крыма в 1920 году, и многие другие «ручейки» беженцев, вынужденных покинуть Родину и упокоиться на погостах во Франции, Италии, Болгарии, Сербии, Канаде и в других государствах.

Одному из таких кладбищ в пригороде Парижа Сен-Женевьев-де-Буа посвящены строки Рождественского: «Здесь похоронены сны и молитвы. / Слезы и доблесть. «Прощай!» и «Ура!». / Штабс-капитаны и гардемарины. / Хваты полковники и юнкера».

На этом кладбище нашли последний покой писатели Иван Бунин, Дмитрий Мережковский, Виктор Некрасов, Алексей Ремизов, Иван Шмелев, виднейший государственный деятель царской эпохи Петр Струве, великие князья Гавриил и Андрей Романовы и многие другие. Эти люди были вынуждены навсегда покинуть Родину, которая стала для них враждебной и чуждой. При этом подавляющее большинство сохранили трепетную любовь к родимой земле и мечтали когда-нибудь вернуться в Россию.

Декларируя бесклассовый социум, новая российская власть устроила гонения, террор, направленный на побежденные сословия, на «бывших», которые при доброжелательном и бережном обращении могли бы внести немалый вклад в развитие молодой Советской России, стать в ряды ее защитников в Великой Отечественной войне. Но многое сложилось иначе...

Оставаясь патриотом России и верным воинской присяге, Владимир Безобразов со свойственной ему целеустремленностью и энергией продолжит в наступившем 1920 году особую активность в деле формирования добровольческих сил. В Сербии встречался с Петром Врангелем и обсуждал с ним перспективы формирования Добровольческого корпуса на территории страны. Однако разгром Врангеля вскоре положил конец этим планам, хотя Владимир Безобразов и продолжает говорить своим единомышленникам о том, что «Нам следует готовить армию для нового удара по главному направлению Петроград–Москва». Здесь и на ряде других страниц своей книги Владимир Винокуров показывает трагедию Белого движения и неспособность его лидеров признать обреченность дальнейшей борьбы с Советской Россией.

Такую логику изложения автор книги продолжает соблюдать и при описании дальнейших действий Безобразова после его переезда во Францию в 1927 году, где он стал председателем объединения «Кавалергардская семья», состоял советником по военным вопросам Высшего монархического совета. Постепенно вырисовывается образ убежденного монархиста, стойкого патриота, который при всем своем уме и проницательности не смог подняться выше классовых, сословных предрассудков. На этом фоне по-иному выглядит личность графа Алексея Игнатьева – современника Безобразова, раскрытая в одной из предшествующих монографий. Особенным качеством книги Винокурова, как и всех его работ, следует признать наличие мощного заряда патриотизма. С особым волнением описывает автор одиссею тральщика «Китобой» Российского Императорского флота, экипаж которого под командой 28-летнего лейтенанта Оскара Ферсмана осенью 1919-го чудом вырвался из красного Кронштадта, прибыл в Великобританию, где отказался спустить Андреевский флаг и в 1920 году ушел в Крым к Врангелю. В ночь с 15 на 16 ноября 1920-го «Китобой» навсегда покинул Россию, конвоируя идущий в Константинополь транспорт «Херсон».

Значительная часть белой эмиграции стала категорическим противником возвращения в СССР, выдвинув идею непримиримости. К этой части эмиграции присоединился и духовно оставался с ней до последних дней своей жизни генерал от кавалерии, генерал-адъютант Безобразов.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Польше сооружен антиукраинский памятник жертвам геноцида

В Польше сооружен антиукраинский памятник жертвам геноцида

Валерий Мастеров

Монументальное эхо Волынской резни

0
2320
Большая любовь Колчака

Большая любовь Колчака

Алекс Громов

Если бы не Первая мировая, Россия догнала бы США

0
1143
Эти волшебники все умели

Эти волшебники все умели

Вера Чайковская

Художники группы «13» считались «формалистами», но именно они создали тот «поэтический реализм», которым мы гордимся

0
1101
Коминтерн приобретает прикладное значение

Коминтерн приобретает прикладное значение

Роман Трунов

Успех необычного начинания прямо зависит от эффективной политической коммуникации

0
3160

Другие новости