0
7847
Газета Печатная версия

14.07.2020 16:46:00

«Фашизм и кастовость – как двоюродные брат и сестра»

Индийская писательница и общественная активистка рассказывает о национализме, левой идее и политизированном творчестве

Тэги: индия, каста, западная цивилизация, национализм, глобализм, расизм, религия, культура, политика, махатма ганди, black lives matter


индия, каста, западная цивилизация, национализм, глобализм, расизм, религия, культура, политика, махатма ганди, black lives matter Арундати Рой критикует левых за неспособность справиться с кастовой системой. Фото GettyImages

Арундати РОЙ известна своей активной антинационалистической позицией и правозащитной деятельностью в русле левой повестки. Писательница награждена Букеровской премией за роман «Бог мелочей» (1997), а в 2017 году увидел свет ее второй роман, «Министерство наивысшего счастья», действие в котором разворачивается в Кашмире. За общественный труд ей была присуждена Сиднейская премия мира. На родине Рой подвергалась преследованиям, отказалась от главной литературной премии Индии из-за несогласия с политическим курсом страны, в частности по вопросу атомного оружия. Востоковед Оксана КОТКИНА обсудила с писательницей актуальную повестку в сфере религии, культуры и политики.

– Вы много писали о волне национализма в современной Индии, критиковали индуистский коммунализм, называя его фашизмом. Вас не считают предателем национальных интересов?

– Любого, кто критикует правительственную политику или действия правительства, а также поведение толпы и парамилитарных формирований, действующих под покровительством правительств а, мейнстримные медиа характеризуют как антинационально настроенного или предателя. Кашмирцы с 1990-х годов живут в условиях самой интенсивной военной операции в мире. 5 августа 2019 года нынешнее правительство отменило предусмотренный индийской Конституцией специальный статус штата Джамму и Кашмир. Штат был разделен на две части. С тех пор кашмирцы живут не только в условиях военной, но и цифровой осады. Сейчас все мы, ограниченные в передвижениях из-за пандемии коронавируса, тем не менее имеем доступ к нашим телефонам и интернету. Подумайте, каково это – быть абсолютно отрезанным от мира. Кашмир всегда был спорной территорией. Это факты. Здесь нам о них говорить не разрешается, а если мы все же говорим, тогда на нас начинают навешивать ярлыки. Уверена, что в России вам лучше известно, как это работает.

– В то же время вы выступаете против западного глобализма. Какую идеологическую альтернативу национализму и глобализму вы видите?

– Я против приватизации жизненно важных инфраструктурных объектов и корпоративной глобализации (капитализма), которая привела к бесконечным войнам за ресурсы, миру, полному беженцев, выкорчевыванию и переселению миллионов с их исконных земель, уничтожению экосистем, разграблению планеты и концентрации богатства в руках очень немногих. Это не то же самое, что выступать против любой международной торговли. Но в целом да, я действительно считаю, что особенно сейчас, в условиях пандемии, мир вынужден осознать, что не только страны, но и местные сообщества должны стремиться к определенному уровню самостоятельности и устойчивости. Национализм же, который я имею в виду, не имеет отношения к рынку, это какая-то разновидность индусского национализма с демонизацией мусульман как предателей и чужаков.

– В одном из своих эссе вы написали, что война с прошлым нас не исцелит. Вы описываете, сколько всего в Индии пришлось бы разрушить, чтобы восстановить справедливость по отношению к коренным индийским племенам адиваси.

– Возможно, речь идет о моем эссе об индуистской толпе, уничтожившей мечеть Бабура в 1992 году на том основании, что под ней был индуистский храм? И я сказала, что если следовать этой логике, то коренные индийские племена адиваси могут считать каждый индуистский храм своей первоначальной родиной.

– В романе «Бог мелочей» проповедник-иезуит Маллиган умирает индуистом в ашраме, другой персонаж, Велюта, – индуист. Вы видите в Востоке выход из тупика западной цивилизации?

– Вообще-то Велюта не индуист. Там есть длинный отрывок в романе, объясняющий, как много далитов, ранее известных как неприкасаемые, приняли христианство в надежде избежать кастового бича. И не только христианство. Многие приняли сикхизм и ислам. Но в Индии все сообщества вне зависимости от религии продолжают практиковать кастовую систему, представляющую собой одну из самых жестоких иерархичных систем, когда-либо изобретенных человеком. Если вы имеете в виду индуизм, когда говорите о Востоке, то я бы ответила, что нет почти ничего более застойного.

– По прочтении ваших книг складывается впечатление, что вы критикуете и левую идею. Так каких моральных ориентиров следует придерживаться в современном мире?

– Я критиковала индийских левых главным образом за их неспособность справиться с кастовой системой, которая до сих пор служит основной движущей силой индийского общества. Старшие члены политбюро всех левых течений, как марксистских, так и марксистско-ленинских, как парламентских, так и внесистемных и даже запрещенных, были из высших каст. Коммунисты просто искусственно приравняли касту к классу. Именно об этом весь роман «Бог мелочей». Он привел в ярость марксистскую партию Кералы того времени, в котором протекает действие романа. И левые партии продолжают вести себя так, будто любая критика – это осуждение. Это не так, я сторонник и поклонник многого из того, что сделали левые, и того, что они из себя представляют. Но требовать абсолютного поклонения просто смешно.

– Кастовая дискриминация законодательно запрещена , но проявляется на уровне мировоззрения. Какова ситуация с кастой неприкасаемых в сегодняшней Индии? Можно ли говорить, что речь в индийском обществе идет не о расизме, а об экономическом расслоении?

– Любое общество, практикующее кастовую систему, – это расистское общество. Кастовость и расизм – это одно и то же, за тем исключением, что кастовая система требует «божественного благословения». Брахманы, находящиеся на вершине кастовой пирамиды, считаются бхудевами – богами на земле. Именно поэтому кастовость и фашизм – как двоюродные сестра и брат. Если вы почитаете, что Махатма Ганди, человек, перед которым преклоняется весь мир, писал о черных африканцах в Южной Африке, вы ужаснетесь. Он редко отзывался о них иначе, как о «дикарях». Я подробно писала об этом в книге «Доктор и святой». Недопустимо смешивать расизм и кастовость с экономическим неравенством. Экономическое неравенство – это следствие расизма и кастовости, и не видеть этого – вот это и есть расизм и кастовость.

– Как вы оцениваете американские протесты против расизма?

– Протесты движения Black Lives Matter в Америке привели меня в восторг и очень воодушевили. Это кульминация серьезной активистской работы и глубокого творчества афроамериканского сообщества в сфере литературы, музыки и поэзии. Тем не менее я волнуюсь, как бы не вышло так, как уже бывало в прошлом, когда американское движение за права человека было очень умно нейтрализовано огромными корпорациями и фондами.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Лукашенко адаптировался к протестам

Лукашенко адаптировался к протестам

Антон Ходасевич

Литва призывает Россию и Францию заняться урегулированием ситуации в Белоруссии

0
1594
Константин Ремчуков: К лету 2021 года может возникнуть очень сложная политическая и экономическая ситуация в РФ

Константин Ремчуков: К лету 2021 года может возникнуть очень сложная политическая и экономическая ситуация в РФ

2
2497
Ливан оказался без денег и правительства

Ливан оказался без денег и правительства

Геннадий Петров

Франция и ЕС требуют от бейрутских политиков прекратить препирательства и срочно выбрать премьер-министра

0
596
Противостояние в Белоруссии обостряется

Противостояние в Белоруссии обостряется

Антон Ходасевич

Граждане ответили на инаугурацию Лукашенко новой массовой акцией протеста

0
8161

Другие новости

Загрузка...