0
1130
Газета СНГ Печатная версия

06.09.2000

Владимир Горбулин: "Мы рано или поздно придем к сотрудничеству"

Тэги: Горбулин, Украина, Россия

Владимир Павлович Горбулин - доктор технических наук, профессор, академик Национальной академии наук Украины. Родился в 1939 г. Образование - Днепропетровский университет, физико-технический факультет (1962 г.), инженер-механик. В 1962-1976 гг. работал в КБ "Южное" (разработка стратегических ракетных систем); в 1977-1988 гг. - в аппарате ЦК КПУ; с 1980 г. - заведующий сектором ракетно-космической и авиационной техники. В 1992 г. - генеральный директор Национального космического агентства Украины; с 1994 по 1999 гг. - секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины; с 1996 г. - заместитель председателя Совета по вопросам науки и научно-технической политики при президенте Украины. Член Высшего экономического совета президента Украины. С 1999 г. - советник президента Украины. С июля 2000 г. - председатель Государственной комиссии по вопросам оборонно-промышленного комплекса Украины. Президент Федерации баскетбола Украины. Член Союза журналистов Украины, член Международной академии астронавтики. Лауреат Госпремии СССР (1990 г.), премии Академии наук Украины (1988 г.), награжден орденами Трудового Красного Знамени (1976 г., 1982 г.); тремя медалями, орденом Князя Ярослава Мудрого 5-й степени (1997 г.).

-ВЛАДИМИР ПАВЛОВИЧ, возглавляемая вами структура создана полтора месяца тому назад как центральный орган исполнительной власти, решения которого обязательны для выполнения другими органами исполнительной власти. Какие задачи стоят перед ней?

- Госкомиссия создана для того, чтобы выработать и реализовывать государственную политику в области оборонно-промышленного комплекса.

Сегодня каждое министерство и ведомство в этой сфере работает фактически автономно, финансирование их деятельности из госбюджета происходит без координации, и даже выделяемые небольшие средства распыляются. Не выработаны приоритетные направления государственной оборонно-промышленной политики, отсутствует координация между планами Министерства обороны относительно разработки требуемых тактико-технических характеристик новых систем вооружений и оборонными заказами, которые выдаются промышленности. Нет действенной связи между перспективными заказами и работой институтов Национальной академии наук, кафедр и лабораторий вузов. Нет постоянного стыка - не только в стратегическом планировании, но и в ежегодном.

Новая структура будет определять основные направления развития оборонно-промышленного комплекса, координировать деятельность всех ведомств, работающих в этой отрасли, контролировать расходование средств и выполнение госзаказа, выступать с законодательными инициативами в сфере ОПК.

- Накануне парламентских выборов 1998 года специальная следственная комиссия Верховной Рады подготовила отчет о том, что неконтролируемость военного хозяйства привела к его разбазариванию. В доказанных комиссией фактах злоупотреблений в сфере торговли оружием и военной техникой фигурировали многие очень известные государственные деятели...

- Факты разбазаривания, безусловно, были. После выведения войск из стран Варшавского договора на Украину было ввезено огромное количество вооружений и военной техники. В 1991-1992 годах Вооруженные силы насчитывали около миллиона военнослужащих. Можете себе представить? А Министерство обороны Украины только формировалось. Я думаю, что в тот период практически невозможно было установить строгие рамки и четко хозяйничать, не по плечу эта задача была военному ведомству Украины. Этим и объясняются злоупотребления.

- Существует мнение, что в первую десятку стран-экспортеров на мировом рынке торговли оружием Украина попала только благодаря возможности реализовывать излишки вооружений и военной техники. Как вы видите перспективы Украины на этом рынке?

- Не могу согласиться с таким мнением. Действительно, реализация излишков вооружений и военной техники стала одной из основных составляющих доходов от торговли оружием. Но далеко не только за счет этого мы вошли в первую десятку. Например, при реализации танкового контракта с Пакистаном (а это достаточно значительная сумма) создавался практически новый образец бронетанковой техники.

Я не думаю, что вопрос стоит таким образом: как только распродадим излишки, Украина выйдет из списка государств, успешно работающих в этой сфере. У нас есть потенциал для новых разработок. Должен сказать, что в стадии подписания находится ряд перспективных контрактов, требующих высоких технологий и позволяющих загрузить нашу промышленность.

- Насколько я помню, не так давно руководство "Укрспецэкспорта" заявило о том, что для разработки новых современных образцов вооружений и военной техники требуются многомиллиардные инвестиции, которых у государства нет...

- "Укрспецэкспорт" - это специфическая организация, которая должна упорядочить торговлю оружием. Ранее право экспортировать оружие имели многие заводы, конструкторские бюро, фирмы. Каждый из них торговал, исходя из своих собственных интересов и забывая иногда об интересах государства. Поэтому поначалу "Укрспецэкспорт" существовал за счет того, что, скажем, помогал реализовывать излишки военной техники и вооружений. Но с реализацией упомянутого танкового контракта, с появлением других заказов "Укрспецэкспорт" встал на ноги. Я думаю, что после завершения пакистанского контракта следует ожидать определенного спада в объемах, вырученных за счет продажи вооружений. Но речь не идет об обвальном снижении, потому что в течение этого года мы сумели неплохо поработать на рынке вооружений в плане поисков новых заказов.

Что касается заявления, о котором вы говорите, то оно характеризует в целом состояние экономики Украины - при том, что в 2000 году у нас впервые сформирован бездефицитный бюджет, финансирование оборонной промышленности идет далеко не в тех объемах, которые требуются. А перевести оборонную промышленность на рыночные рельсы, как вы понимаете, невозможно. Поэтому я вижу одну из основных задач Госкомиссии по вопросам ОПК в том, чтобы деньги, получаемые за счет реализации вооружений, не "проедались", а шли на разработку новых видов вооружений.

- На внешнем рынке вооружений уже много лет существует конкуренция между Украиной и Россией. Отчего ее не удается устранить, несмотря на многочисленные соглашения и договоренности?

- Я даже подписывал первый из таких документов в 1993 году от имени Национального космического агентства. В то время Украина и Россия обязались сотрудничать в разработке систем вооружений. Но по причине существовавших тогда политических разногласий это соглашение на практике было похоронено. Как и множество других подобных документов. На мой взгляд, наиболее яркий пример, характеризующий такую ситуацию, - это танковый контракт с Пакистаном. Сотрудничество Украины и России в этом вопросе позволило бы, даже по предварительным оценкам, дать работу тысячам человек в оборонной промышленности РФ. Но вместо того чтобы договориться, некоторые российские чиновники расценили участие Украины в этом контракте как посягательство на права России продавать танки. Правда, свою роль в этом сыграла неразбериха, царившая в связи с происходившими в то время в России структурными преобразованиями. В частности, вопросом пакистанского контракта занималось Минэкономики РФ, переговоры велись с людьми, которые никогда никакого отношения не имели к разработке вооружений.

Мне кажется, что проблема конкуренции между Украиной и Россией на внешних рынках вооружений уходит корнями во времена СССР. В Советском Союзе отдельные образцы оружия изготавливались на Украине, основная масса - в России. В момент провозглашения независимости никто не задавался целью определить дальнейшие формы сотрудничества и разработать взаимные обязательства при работе на традиционных рынках бывшего СССР. При этом оба государства оказались в трудном экономическом положении и остро нуждались в средствах, которые они хотели получать за счет торговли оружием. Тут, к сожалению, было не до этических проблем. Я бы мог назвать множество примеров, когда Россия вела себя некорректно в отношении заказов, которые могли бы быть выгодными и для России, и для Украины...

Обо всем этом я говорил еще в 1998 году Евгению Примакову, когда он был министром иностранных дел РФ. Мы рассмотрели целый список направлений перспективного сотрудничества. Во время визита министра обороны РФ Игоря Сергеева тоже подробнейшим образом обсуждались вопросы взаимовыгодного сотрудничества в сфере ОПК. Но как только наши договоренности опускались на более низкий уровень, всегда начинались разговоры о том, кто кого обманывает... Это такая труднообъяснимая, с моей точки зрения, ситуация, характеризующая в большей мере недальновидное поведение определенной части соответствующих представителей каждой из стран. Из-за так называемых политических разногласий оба государства несут потери, мы не только теряем перспективные рынки, где могли бы совместно работать, но непроизвольно ставим подножки друг другу на тех рынках, где уже работаем.

Все же, я думаю, мы все равно рано или поздно придем к сотрудничеству. Это диктуется экономическими интересами. Например, если бы россияне в свое время использовали разработки по боевому комплексу "Универсал", то затраты на создание комплекса "Тополь-М" были бы существенно меньше, да и время создания значительно сократилось бы.

- Кажется, сотрудничество в сфере ракетостроения более успешно?

- Мы действительно плодотворно сотрудничаем в области ракетно-космической техники. Подтверждением тому можно считать проект "Морской старт", в котором оба государства тесно работают. Второй пример - использование стратегического комплекса СС-18 в качестве ракеты-носителя. Проект получил название "Днепр". Он вообще показателен, поскольку родился только благодаря энтузиазму людей, в свое время создававших СС-18 в Днепропетровске. Часть этих людей сегодня живет и работает в России. Они смогли убедить всех, что предусмотренную договорами об СНВ утилизацию ракет можно провести и в такой форме - использовать как ракету-носитель. Лучшего примера настоящей конверсии не найти. Это не только экономически выгодно, такие проекты поднимают международный авторитет наших государств.

- Владимир Павлович, если говорить о военно-техническом сотрудничестве в целом, то существует ли на сегодня для Украины дилемма выбора основного партнера - Россия или НАТО?

- Мне однажды почти такой же вопрос задавали на пленарном заседании Верховной Рады. Я ответил, что мы и с Россией работаем плохо, и с НАТО тоже. А если искренне - Россия работает со странами НАТО по "МиГам" и в танкостроении, и мы ищем свои проекты. И если есть возможность использовать в новых разработках передовые технологии и повысить конкурентоспособность образцов вооружений, то зачем создавать дилемму?

Я просто считаю, что возможности ВТС у России с Украиной значительно выше, чем со странами НАТО. И если основная часть конструкторских бюро в авиации и танкостроении находится в России, а ремонтные заводы - на Украине, то не целесообразно ли проводить модернизацию многих образцов этой техники совместно? И если нас не приняли с Ан-70 в Европе, то не следует ли нам поискать рынки сбыта в ином месте?

Как видите, вопросов много, а жизнь и заключается в том, чтобы находить на них ответы.

Киев


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Порошенко сменил  риторику

Порошенко сменил риторику

Татьяна Ивженко

За полгода до президентских выборов основные кандидаты соревнуются в антироссийских лозунгах

0
1857
Рок обвертеть собой иль икру, иль сало

Рок обвертеть собой иль икру, иль сало

Евгений Лесин

Елена Семенова

К 310-летию со дня рождения сатирика и дипломата Антиоха Кантемира

0
1063
Население России за январь-июль 2018 года сократилось на 91,9 тыс. человек

Население России за январь-июль 2018 года сократилось на 91,9 тыс. человек

0
779
В Киеве заговорили о необходимости прямых переговоров с Москвой

В Киеве заговорили о необходимости прямых переговоров с Москвой

Татьяна Ивженко

Украина призывает Россию отменить выборы в ДНР/ЛНР

0
6171

Другие новости

Загрузка...
24smi.org