0
6029
Газета СНГ Печатная версия

02.10.2014 00:01:00

КАРТ-БЛАНШ. Ликвидация вместо люстрации

Очищение власти в Украине рискует обернуться сведением политических счетов

Артур Гущин

Об авторе: Александр Владимирович Гущин – доцент Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ).

Тэги: украина, люстрация, выборы, правый сектор, партия регионов, шуфрич, аваков, майдан, янукович, порошенко, ес, яценюк, пасе, ярема, донбасс


украина, люстрация, выборы, правый сектор, партия регионов, шуфрич, аваков, майдан, янукович, порошенко, ес, яценюк, пасе, ярема, донбасс Фото Reuters

Одной из главных новостей на украинском направлении помимо вопросов, связанных с соблюдением перемирия в Донбассе и предвыборной парламентской кампанией, стала новость о принятии люстрационного закона, который имеет официальное название – Закон «Об очищении власти».

Обсуждение закона проходит на фоне систематических действий радикалов, прежде всего «Правого сектора», которые не просто проводят акции по сносу памятников Ленину и заталкиванию депутатов, близких к Партии регионов, в мусорные баки, но и оказывают физическое воздействие на политических деятелей. Ярким примером этого явилось избиение в Одессе депутата Нестора Шуфрича. Не случайно министр внутренних дел Арсен Аваков уже заявил: «Еще пару разбитых лиц Шуфричей, линчеванных Пилипишиных – и Европа отвернется от нашей победившей революции. Боюсь, что и Америка тоже. Господа радикалы, не будьте маргинальными дебилами – не идите в тупое, инстинктивное и спровоцированное желание судить правом толпы. Примем законы, такие как недавний люстрационный: назначим и законную меру наказания, и меру ответственности – цивилизованно и достойно статуса украинца. Иначе – провокация пещерного хаоса и войны на ожесточение внутри страны, в помощь внешнему врагу». Таким образом, в восприятии Авакова закон о люстрации – это выход из положения, то есть легальный инструмент в отличие от действий радикалов. При этом министр не обращает внимания на то, что радикалы атакуют народных избранников, а не чиновников, в то время как сама люстрация не распространяется на законодательную ветвь власти.

Главной смысловой составляющей закона является то, что каждый политик или чиновник, который занимал свою должность в период администрации Виктора Януковича – с 25 февраля 2010 года по 22 февраля 2014 года, – должен быть уволен с государственной службы. Таким образом, реализуется принцип, который декларировался многими участниками майдана, требовавшими запрета на занятие должностей теми, кто находился на ответственных постах при Януковиче. Майдан настаивал на создании народного правительства, в которое бы не входили люди из списка 100 богатейших людей Украины, не  занимали руководящих должностей в исполнительной власти, не были сотрудниками администрации и, естественно, не были замешаны в коррупционной деятельности. Очевидно, что в условиях систематического давления улицы на украинскую власть принятие закона стало своеобразной уступкой обществу.

Вопрос о люстрации для Украины далеко не новый. Несколько раз он уже ставился на обсуждение на самом высоком уровне в Верховной Раде. Однако до настоящего времени никаких четких форм люстрации в украинском законодательстве предусмотрено не было. В целом же если говорить о международной практике, то Украина – далеко не первое государство, которое применяет люстрационные нормы. При употреблении самого слова «люстрация» сразу возникают образы политических фигур 70–80-х годов из стран Центральной Европы, где люстрация после крушения социалистической системы была особенно жесткой. Да и советские ограничительные меры в отношении «бывших» в 20–30-е годы по сути своей являлись не чем иным, как люстрацией, то есть массовым поражением в правах по принципу коллективной ответственности.

В принципе ни в одной из стран Центральной Европы люстрация как таковая не решила сколько-нибудь серьезную проблему национального развития. Она была значима как символ отказа нации от коммунистического прошлого и осознания важности не допустить возврата к прежней системе. В отношении же Украины есть серьезные основания полагать, что люстрация будет использоваться отдельными политиками и политическими силами именно как сиюминутный элемент предвыборной борьбы и сведения счетов с конкурентами. Этому может противостоять только создание инструментов прозрачности люстрационных институций, что в современных украинских условиях вряд ли осуществимо. Скорее принятие закона – это тактический ход, который позволяет нынешней власти предстать в роли борцов с коррупцией. Согласно закону, под люстрацию подпадают рядовые и руководящие судьи и милиционеры, беркутовцы и солдаты внутренних войск. Причем не только те, чья вина в нанесении ущерба жизни и здоровью участникам протестов на майдане доказана. Однако вряд ли тотальные репрессии затронут и силовиков, возможны лишь точечные акции, ведь лояльность армии и МВД сегодня важна украинским властям как никогда.

Следует учитывать, что люстрация коснется только тех, кто формально занимал должности, а не теневиков, которые во многих регионах Украины как раз и имели реальную власть. Озвученный президентом Петром Порошенко модернизационный курс и вектор на интеграцию с ЕС в случае их реализации (срок до 2020 года представляется слишком оптимистичным), безусловно, способны изменить внутриполитическую и экономическую ситуацию. Но для осуществления всех этих мер потребуется колоссальное напряжение сил, прежде всего моральных, ведь украинское общество не привыкло решать такие системные задачи. Вместе с тем от того, насколько будут успешными эти реформы, во многом зависит будущее украинской государственности.

Проведение люстрации – сложный многоуровневый процесс, который хорош не в отрыве, а в тесной связи с реформой политической и кадровой и системы. Сейчас же фраза Арсения Яценюка о миллионе люстрированных хороша для предвыборной кампании, реально же невозможно найти замену такому количеству порой высокопрофессиональных кадров.

В этом контексте люстрация хороша лишь как инструмент, применение которого в украинских условиях несет в себе очевидные риски и который является далеко не самым первостепенным в рамках кардинального преобразования системы госуправления. Пока же, в условиях разгула радикалов, интересным представляется заявление генпрокурора Украины Яремы о неконституционности закона о люстрации, что является абсолютной правдой. Ясно, что этот закон становится элементом внутриполитический борьбы и в случае негативного решения европейских структур (соответствующий запрос через ПАСЕ уже есть) может в политическом плане больно ударить по его собственным вдохновителям. Кроме того, он вряд ли станет серьезной альтернативой радикальным действиям «Правого сектора» и других групп, как на то надеется украинский министр внутренних дел.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Посольство РФ в Молдавии внимательно отслеживает динамику политического процесса в республике

Посольство РФ в Молдавии внимательно отслеживает динамику политического процесса в республике

0
457
Рост ВВП в третьем квартале 2019 года ускорился до 1,7% в годовом сравнении

Рост ВВП в третьем квартале 2019 года ускорился до 1,7% в годовом сравнении

0
565
Фигурант "московского дела" Мартинцов останется под стражей по решению Мосгорсуда

Фигурант "московского дела" Мартинцов останется под стражей по решению Мосгорсуда

0
545
Европа идет на обострение c Россией

Европа идет на обострение c Россией

Виктория Панфилова

Ашхабад и Брюссель разрабатывают "дорожную карту" энергетического сотрудничества

0
4627

Другие новости

Загрузка...
24smi.org