0
811
Газета Культура Печатная версия

16.12.2004

Богдан Ступка: «Я крушил топором Голливуд»

Тэги: месхиев, премия, ступка

Громом среди ясного неба стало для украинского искусства известие, что впервые в истории украинский артист номинирован на премию Европейской киноакадемии за лучшую мужскую роль (фильм «Свои» Дмитрия Месхиева). За эту же ленту Богдан Ступка уже получил приз как лучший актер на последнем Московском международном кинофестивале и Национальную премию кинокритиков и кинопрессы «Золотой овен». А тем временем Ступку попытались свергнуть с должности худрука Национального украинского театра имени Ивана Франко за то, что он поехал с театром на гастроли в Минск. Театральная оппозиция обвинила Ступку в политнесознательности (а за кого вы, Богдан Сильвестрович?). Фасад театра "украсили" плакатами – "Ганьба Ступц╨ и Януковичу!" (Позор Ступке и Януковичу!). Впрочем, перемирия удалось достигнуть – Ступка вместе со своими артистами в оранжевых бантиках пошел на майдан с бочкой меда угощать голодных (?) протестующих... А на оскорбительные выпады артист пытается не реагировать.

месхиев, премия, ступка Немозмутимый Ступка.
Фото Фреда Гринберга (НГ-фото)

-Богдан Сильвестрович, что это за фильм, в котором вы вместе с Квентином Тарантино снимаетесь?

– Картина называется "Убить Тарантино", режиссирует ее Роман Качанов...

– А кого вы играете – Тарантино? Или же убиваете Квентина?

– Я играю Феллини. Мой герой – профессор ВГИКа. Всю жизнь в своих лекциях он разоблачал буржуазное кино и ненавидел Голливуд лютой ненавистью. Студенты его за глаза называют Феллини. И вот однажды к нему приходят два туркмена и говорят: "Надо, дорогой, как-нибудь "Криминальное чтиво" посмотреть". А мой герой: "Подождите, скоро этот фильм на экранах будет!" – "А ты детей любишь? Дети очень хотят посмотреть..." И вот снаряжается целая экспедиция в Лос-Анджелес, чтоб украсть еще не вышедший на экраны новый фильм Квентина Тарантино. Эти пираты от кого-то убегают, их кто-то догоняет... Я лечу на машине на бешеной скорости. Меня опять догоняют... И в какой-то момент, увидев на холме огромные буквы "Hollywood", залезаю на букву "H", беру топор и начинаю крушить к чертовой бабушке все эти голливудские ценности. «Это тебе, Голливуд, за первую кровь, а это тебе за «Терминатора»! – и в итоге одна буква на него падает, едва не задавив.

– А что за слух, будто бы вам предложила какую-то необычную роль Кира Муратова в своем новом фильме?

– Не слух, а правда. И Эльдар Рязанов ведет переговоры относительно моего участия в проекте о Гансе Христиане Андерсене (стучу три раза по дереву, чтоб не сглазить). У Киры Георгиевны действительно будет картина по сценарию Ренаты Литвиновой, состоящая из двух новелл. В одной из них мой герой, довольно пожилой человек, вдруг решает, что ему в жизни необходим секс...

– Очень интересно... И что же он для этого делает?

– Дальше – тишина.

– Как вы восприняли известие о том, что вас первым из украинских артистов выдвинули на европейский «Оскар»? Обрадовались? Не поверили?

– Приятно, конечно. С фильмом "Свои", который принес мне эту номинацию, связано немало памятных добрых моментов. В Москве, во время Международного кинофестиваля, когда мне должны были вручить Гран-при за лучшую мужскую роль, собрался цвет мирового кино: Мэрил Стрип, Алан Паркер... А я как раз играл в Киеве спектакль "Тевье-Тевель" по пьесе Горина «Поминальная молитва». Мне накладывают грим, накручивают кудри, и тут звонок на мобилку от редактора картины: "Богдан Сильвестрович, где вы? Что вы себе думаете? Идите немедленно получайте приз – сама Мэрил Стрип будет вручать!" Я, конечно, и обрадовался очень, но в то же время огорчился, что меня нет в это время в Белокаменной... Но спектакль в тот вечер прошел на особом эмоциональном подъеме.

– Вас, наверное, часто мучают вопросом: почему вдруг первый украинский артист стал одним из первых лиц нынешнего российского кино ("Свои", "Водитель для Веры"...).

– И какой ответ вы ждете?

– Ну, скажем, "я – интернационалист"...

– Так и напишите.

– Говорят, Месхиев тиран и деспот.

– Ерунда! Месхиев – настоящий мужик. Он точно знает, что ему нужно на площадке, и прекрасно понимает, чего от него ждут артисты на этих съемках. Когда я приехал к нему, он смотрел-смотрел, а потом – вопрос в лоб: "Ну что, хотите сниматься?"

– Вот так сразу, без кинопроб?

– Какие пробы? Кто их сейчас проводит? Так вот, на вопрос Месхиева я ответил четко: "Хочу у вас сниматься". Потом мне дали винтовку. И с Сергеем Гармашем и Костей Хабенским я уехал в киноэкспедицию на Псковщину... Кувыркаюсь, отстреливаюсь... А между этим думаю: "Господи, куди я попал?" А на площадке мат-перемат... Картина-то сложная – идет война, свои-чужие поменялись местами. "Лучше бы я Тевье играл в Киеве и не мучился на этом фронте". Они все ходят одной компанией, а я посторонний. Чужой среди "Своих". На пятый день работы решили снимать сразу финальную сцену – одну из самых трудных. Эпизод напряженный, психологически насыщенный. Если видели картину, должны его помнить... Я как-то так прочувствовал эту сцену, что взял – и сыграл. И тут же режиссер произносит: "А теперь поаплодируем артисту за очень хорошо снятую сцену. Браво!" Поверьте, первый раз подобное в моей жизни было. Причем без настроения снимался, поначалу даже был очень разочарован. К тому же почти параллельно шла работа над "Водителем для Веры", а это тоже сложный материал...

– Все думали, что вам на «Кинотавре» приз за лучшую мужскую роль дадут, а дали Абдулову┘ Но почему, Богдан Сильвестрович, вас за "Водителя" так обидели на "Кинотавре" в Сочи: все хлопали, восхищались, а в итоге приз за мужскую роль дали не вам, а Абдулову...

– Не судьба. Абдулову, говорят, на этом фестивале раньше призов не давали. Но я не расстраиваюсь. Главное, что фильм получился. Когда я недавно был в Париже на Неделе российского кино в составе очень представительной делегации (Машков, Гуськов, Ярмольник, Тодоровский), то зал на пятьсот мест не мог уместить всех желающих, которые пришли посмотреть "Водителя для Веры". После этого нас пригласил к себе Пьер Карден и стал живо интересоваться украинским кино. Российское, говорит, видим часто, а об украинском вообще ничего не знаем...

– Но что же туда везти из украинского, если ничего не снимают, кроме Верки Сердючки в пятидесяти мюзиклах одновременно?

– А разве хотя бы четыре картины не наберется – "Мазепа" Юрия Ильенко, "Мамай" Олеся Санина, "Настройщик" Киры Муратовой, что-то еще?.. Пять фильмов – уже Неделя украинского кино.

– А что это за история, будто вы побили горшки с Юрием Ильенко после скандального "Мазепы"?

– Не вздорил я с Ильенко! Просто он в каком-то интервью вроде бы сказал, что Ступка – как Бабочкин, который в каждом фильме играл Чапаева: Ступка везде играет Тевье и якобы лучше уже не сыграет. Я позвонил Юре. Он говорит, что в интервью все извратили, что интонационно и смыслово все звучало иначе: будто бы Ступка, как Бабочкин, и каждая роль у него – на уровне Чапаева...

– Странно, что после этого вы не говорите: "Как можно верить прессе?" И все же не обойду стороной некоторые мозоли, на которые вам наступают. Вот говорят, что вы как худрук чаще востребованы за рубежом, чем дома, редко бываете в родном театре...

– По-вашему, я должен ночевать в театре? Принести раскладушку и спать?

– Нет. Вы должны сидеть в кабинете.

– А я и сижу. И запускаю новые спектакли. Я художественный руководитель, который не ставит спектакли, а занимается их подготовкой, продюсированием. Если б я был постановщиком, я бы никуда не уезжал. Однако занимаюсь же еще и актерской профессией. Олег Николаевич Ефремов тоже ведь и на сцене играл, и репертуар формировал, и в кино много снимался...

– Вся Москва сейчас бурно обсуждает театральную реформу. А в Киеве дойдет очередь до таких дискуссий или погрязнем в политических?

– Я не хотел бы комментировать эту тему подробно, потому что экономический аспект лучше мог бы раскрыть директор нашего театра Михаил Захаревич. Да, в Москве мне тоже приходилось обсуждать эту проблему, например, с Костей Райкиным... Но что касается Украины, то, например, статус нашего Национального театра предполагает более прочный материальный фундамент. Только недавно, перед выборами, правительство почти вдвое повысило зарплаты – а в итоге получились приличные суммы даже для актеров без званий. Но то, что сегодня происходит в провинциальных театрах Украины, – это настоящий ужас. Это, по сути, дискредитация звания «Народный артист Украины», если крупный мастер в провинции может получать около 250 гривен, то есть примерно 50 долларов в месяц.

Киев


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


У них

У них

0
335
Будущее было, есть и будет

Будущее было, есть и будет

Юлия Безобразова

0
670
Кинобизнес подводит итоги

Кинобизнес подводит итоги

Вера Цветкова

Ассоциации продюсеров кино и телевидения (АПКиТ) исполнилось 10 лет

0
2292
Репортер Fox News номинирован на премию "Эмми" за интервью с Путиным

Репортер Fox News номинирован на премию "Эмми" за интервью с Путиным

0
728

Другие новости

Загрузка...
24smi.org