0
6892
Газета Печатная версия

11.11.2018 17:18:00

Вашингтон испытывает терпение Пекина

Эскалация напряженности в Тайваньском проливе достигнет нового максимума в ближайшее время

Юрий Тавровский

Об авторе: Юрий Вадимович Тавровский – профессор Российского университета дружбы народов.

Тэги: тайвань, конфликт, история, чан кайши, китай, сша

Все статьи по теме "Санкционные войны"

тайвань, конфликт, история, чан кайши, китай, сша Президент Тайваня Цай Инвэнь заявляет о намерении укреплять национальную оборону и не поддаваться давлению Китая. Фото Reuters

Похоже, Тайваню в очередной раз предстоит сыграть роль разменной монеты в игре Вашингтона с Пекином. Игра эта началась сразу после провозглашения КНР в 1949 году и формирования на острове сепаратного режима сбежавшими с материковой части Китая гоминьдановцами во главе с Чан Кайши. Поначалу в Белом доме и Госдепе намеревались сдать коррумпированных неудачников и не препятствовать зачистке острова победителями. Но в Конгрессе и силовых ведомствах тяжело переживали «потерю Китая» и вымещали ярость как могли, в том числе превращая Формозу (старинное название Тайваня) в «непотопляемый авианосец», с которого через неширокий пролив устраивались бессчетные провокации. Пекин отвечал, как мог – устраивал обстрелы близлежащих мелких островов и публиковал бессчетные «серьезные» и «самые серьезные» предупреждения.

Довести объединение Китая до конца и с ходу захватить остров у Мао Цзэдуна не хватало сил. В Тайваньском проливе встали боевые корабли ВМФ США. К тому же еще в 1954 году между Вашингтоном и Тайбэем был заключен Договор безопасности, раскрывавший американский «ядерный зонтик». Москва же отказала в передаче готовой атомной бомбы. Ставшие ритуалом обмены артиллерийским огнем несколько раз чуть было не переросли в серьезные столкновения. Но без ядерных «рогов» Пекин, переживавший с конца 1950-х годов один внутриполитический кризис за другим, так и не решился начать действовать «острием против острия». Американцы же после болезненных уроков на полях Корейской войны (1950–1953) тоже побаивались прямого столкновения, предпочитая снабжать Чан Кайши деньгами и самыми современными видами оружия. Генералиссимус и его наследник чувствовали себя как за каменой стеной, хотя Великая стена осталась ненавистным коммунистам. Мощные собственные вооруженные силы подкреплялись авианосными группами 7-го флота и, главное, Договором безопасности.

Самые крепкие крепости, учит история, зачастую рушатся не под натиском внешних сил, а в результате измены и предательства. Именно эта участь ждала тайваньские власти. Их предал главный союзник – Соединенные Штаты Америки. Ради установления дипломатических отношений с КНР Вашингтон в 1979 году неожиданно разорвал все договорные отношения с Тайбэем. Один старший тайваньский дипломат рассказывал мне, как это было обставлено. Глубокой ночью посла Китайской Республики (так именует себя тайваньская администрация) срочно вызвали в Государственный департамент. Выслушав краткую вербальную ноту, пожилой дипломат был ошеломлен настолько, что не мог ни говорить, ни двигаться. Моему собеседнику, тогда молодому дипломату, пришлось помогать старшему коллеге покидать мелкими шагами пустые залы и коридоры Госдепа...

Согласно американо-китайскому Коммюнике 1978 года, Вашингтон признал Тайвань неотъемлемой частью Китая, отказался от Договора безопасности и на первый взгляд открыл путь к «мирному воссоединению» силами НОАК. Однако вскоре Конгресс принял закон «О связях с Тайванем», который в завуалированной форме давал некоторые гарантии безопасности. Упиваясь освоением Китая в качестве экономической целины и используя его военный и политический потенциал в противостоянии с Советским Союзом, Вашингтон на всякий случай оказывал Тайбэю военную помощь поставками оружия, передачей технологий.

Тот самый «всякий случай» случился в наши дни. Провозгласив стратегию всестороннего сдерживания Пекина, вышедшего за границы первоначального сценария использования в качестве и противовеса Москве, президент США Дональд Трамп сделал «тайваньский вопрос» одним из основных средств сдерживания Китая. Не дожидаясь официального переезда в Овальный кабинет, он обменялся телефонными звонками с главой тайбэйской администрации Цай Инвэнь. Это было только первым нарушением буквы и духа Договора 1979 года и коммюнике 1972, 1979 и 1982 годов, которые исключают любые официальные контакты как нарушение принципа «одного Китая». Затем последовали и другие вызовы Пекину в области дипломатии, торговли оружием, визитов американских официальных лиц и повышения статуса Американо-тайваньского института (неофициального посольства). Одновременно с переходом к торговой войне американские самолеты и корабли стали все чаще появляться в районах Тайваньского пролива и прилегающих к Формозе островов Южно-Китайского моря, которые Пекин считает своими.

О том, что речь идет не о случайных нарушениях, а о продуманной политике, свидетельствует принятая в прошлом году Стратегия национальной безопасности США. В ней говорится: «Мы будем поддерживать прочные связи с Тайванем в рамках политики одного Китая, включая обязательства по закону «О связях с Тайванем», обеспечивая его законные нужды в области обороны и предотвращая давление на него». В июне 2017 года Госдепартамент объявил о продаже Тайваню оружия и военной техники на 1,42 млрд долл. Входящие в пакет семь разных сделок предусматривают поставки радаров, противорадарных ракет, торпед и ракетных комплексов. В сентябре нынешнего года последовала новая сделка – на 330 млн долл. Сейчас тайваньские власти намереваются не только резко увеличить военный бюджет, но даже добиться сопряжения своей военной промышленности с американской, выпускать унифицированные виды оружия.

Никаких иллюзий в отношении Тайваня как средства давления на КНР нет и в Пекине. В материалах XIX съезда КПК среди 14 приоритетных задач правящей партии в «новую эпоху» (2012–2049) значится «мирное воссоединение родины». Однако в Пекине ждать до середины века не намерены. Изменения в стратегические планы внесли под влиянием двух факторов. На острове крепнут настроения «тайваньской идентичности». Все больше молодых людей поддерживают сепаратистскую Демократическую прогрессивную партию (ДПП), которая на выборах 2016 года победила партию Гоминьдан, антикоммунистическую, но выступающую за неделимость Поднебесной. Кроме того, усиливается понимание того, что США могут подтолкнуть верхушку ДПП на роковой шаг – провозглашение независимости. Вашингтон явно стимулирует такое развитие событий своими политико-дипломатическими действиями, наращиванием военных поставок и все более откровенным присутствием в сфере безопасности вокруг Тайваня.

Скоординированные действия военных из Тайбэя и американцев стали переходить в новое качество. В начале октября сначала прошли учения тайваньского ВМФ с участием новых современных кораблей. Затем в дело вступили наземные соединения и части ВВС, также имитировавшие отражение атаки с материка. В середине месяца развернулись масштабные учения ВВС Тайваня по отражению электронной войны, а также бомбовых ударов авиации НОАК с наземных аэродромов и с авианосца «Ляонин». Все эти военные игры служат разминкой перед главным событием – крупномасштабными маневрами 7-го флота США в Тайваньском проливе и Южно-Китайском море. По сообщению телеканала CNN, тихоокеанский флот в течение недели в ноябре проведет несколько операций, призванных доказать Пекину готовность США к масштабному военному противодействию.

На другом берегу Тайваньского пролива тоже не собираются шутки шутить. Созданный за десятилетия вооруженного противостояния наступательный потенциал в провинции Фуцзянь в июле этого года был приведен в полную готовность. В самых крупных за минувшие годы учениях с боевыми стрельбами участвовали все рода войск из разных военных округов КНР. Китайские эксперты рассказывали мне в городе Сямэнь, расположенном как раз напротив Тайваня, что молодые офицеры буквально рвутся в бой и мечтают повторить российскую «операцию Крым». Терпение менее пылких военачальников тоже истончается под воздействием провокаций Тайбэя и Вашингтона. «Партия крепко держит винтовку, и случайного выстрела не последует», – уверяли меня.

В то же время никто не отрицал возможности досрочного решения «тайваньской проблемы», если сдерживание Китая будет нарастать и принимать угрожающие формы. «Дэн Сяопин вернул Китаю Гонконг и Макао, – говорил один опытный политолог. – Си Цзиньпин, провозгласивший «великое возрождение китайской нации», рано или поздно вернет Тайвань. Думаю, это случится скорее рано, чем поздно, – еще до ХХ съезда КПК в 2022 году».

В подтверждение своего прогноза эксперт привел такие объяснения: «Военная мощь КНР достигла самого высокого в истории уровня. США в ходе кризиса с Северной Кореей показали себя «бумажным тигром». Экономических санкций теперь не надо бояться – они уже введены. В новых условиях экономической нестабильности китайский народ нуждается в объединяющем всех священном деле».

Думается, что полномасштабный военный конфликт из-за Тайваня не неизбежен. Все будет зависеть от того, насколько далеко готов пойти Вашингтон в своей гибридной войне с Пекином. А еще от того, насколько терпения хватит у китайского руководства.             


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Россию поставили на второе место

Россию поставили на второе место

Владимир Щербаков

Москва обошла Лондон в рейтинге SIPRI топ-100

0
2477
Пентагон попал под удар

Пентагон попал под удар

Владимир Иванов

В Стратегии национальной обороны США обнаружены серьезные недостатки

0
1662
Несостоявшийся триумф

Несостоявшийся триумф

Алексей Олейников

Огнотская операция Кавказской армии в годы Первой мировой войны

0
955
Операция прикрытия «Камуфляж»

Операция прикрытия «Камуфляж»

Игорь Атаманенко

Как КГБ шифровал своего «суперкрота» в ЦРУ

0
1559

Другие новости

Загрузка...
24smi.org