0
4044
Газета Экономика Печатная версия

26.07.2013 00:01:00

В теневики записали солдат и студентов

Подсчитать точное количество бесправных работников в России пока невозможно

Тэги: экономика, теневой сектор


экономика, теневой сектор Число «самозанятых» строителей и других ремонтников растет независимо от пожеланий властей. Фото PhotoXPress.ru

Статистика занятых в теневом секторе российской экономики, которой оперирует правительство, по-настоящему пугает – 20 млн. человек. Тем не менее, судя по всему, точной цифры не знает пока никто. Но даже наличие столь многочисленной армии работников, которые нигде не числятся, не платят налоги и практически полностью лишены социальных прав, создает серьезные проблемы. Потери бюджета исчисляются сотнями миллиардов рублей, искажается ситуация на рынке труда, а нынешние пенсионеры получают пенсии в два раза ниже, чем могли бы…
Сколько работников в России получает зарплату в конвертах по «серым», а то и вовсе по «черным» схемам, похоже, точно не знает никто. Вице-премьер Ольга Голодец на днях вновь подтвердила свои старые оценки – около 20 млн. человек. Учитывая, что численность трудоспособного населения РФ сегодня около 76 млн. человек, не составляет труда подсчитать, что каждый четвертый россиянин официально нигде не трудоустроен и неизвестно на что живет сейчас и какую пенсию рассчитывает получать в старости.
Минтруд оценивает размеры теневого сектора чуть меньше. По данным ведомства, он ограничен примерно 15% – именно столько трудоспособных россиян не платят страховые взносы.
Между тем эксперты с выводами чиновников не согласны.
Как заявил вчера проректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы Александр Сафонов, 20 млн. – цифра завышенная. Из нее надо вычесть почти 5 млн. безработных, если их считать по методике МОТ, 1,5 млн. женщин, находящихся в отпусках по уходу за ребенком, 1 млн. студентов, а еще солдат срочной службы, домохозяек, представителей творческих профессий. Уровень теневой экономики в России меньше, что, впрочем, не означает отсутствия проблемы как таковой, подвел итог Сафонов.
Депутат Госдумы Михаил Тарасенко был настроен более воинственно. В пример он привел предприятия горно-металлургического комплекса, на которых зарплат в конвертах нет. С шахтеров и металлургов Тарасенко призвал брать пример всем, прежде всего малому бизнесу. «Если бы платили налоги все, то пенсии сегодня были бы в полтора-два раза выше», – утверждает он. Предпринимателей, которые уводят зарплаты в тень, Тарасенко назвал преступниками, после чего объявил, что в стране народился новый класс – рантье. Эти люди живут на доходы от сдачи недвижимости и с ценных бумаг. Казну налогами они тоже не наполняют.
О жизненных циклах – от получения образования до выхода на пенсию – говорил член Общественной палаты Иван Мохначук. По его словам, редко какой человек до достижения 40–45 лет всерьез задумывается о будущей пенсии. Он предпочитает пенсионному журавлю зарплатную синицу в руках. И соглашается на нелегальные или полулегальные схемы оплаты труда. У работодателей, отдающих с каждого заработанного рубля 73 копейки в виде налоговых отчислений, выбор тоже не богатый. Или работать так, или закрываться, не выдержав конкуренции на рынке. Когда предпринимателя нагружают новыми налогами, у него есть выход компенсировать растущие издержки – снижая зарплату сотрудникам или за счет социальных пакетов.
Со своей стороны, профессор НИУ ВШЭ Марина Буянова предположила, что Ольга Голодец имела в виду не серые, а черные зарплаты. То есть вела речь о тех, кто занят в неформальном секторе экономики и не платит никаких налогов. Черная занятость, уверена Буянова, существует, но цифры называть воздержалась.
Доцент экономического факультета МГУ Григорий Калягин согласен, что гадать на статистической гуще в данном случае – занятие неблагодарное. «Измерение теневого сектора – вещь лукавая», – отметил он. По его мнению, государство допускает ошибку, пытаясь искать простые ответы на сложные вопросы. Но и предприниматели тоже в ответе за теневую экономику. Что же касается работника, то это его дело – смириться с создавшимся положением или постараться найти альтернативу на рынке труда.
Существование неформального сектора позволяет реализовать предпринимательский потенциал, который остается невостребованным в силу высоких издержек доступа на легальный рынок, считает партнер группы компаний «Вашъ юридический поверенный» Георгий Крупенин.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пашинян дал добро на добычу золота

Пашинян дал добро на добычу золота

Юрий Рокс

Премьер Армении заверил, что эксплуатация рудника не погубит Севан

0
761
Украина готовится к энергетическому коллапсу из-за прекращения российского транзита

Украина готовится к энергетическому коллапсу из-за прекращения российского транзита

Татьяна Ивженко

«Нафтогаз» намерен  взыскать с «Газпрома» миллиарды долларов

0
1401
Медпункты при офисах: Цена непомерная, эффективность нулевая

Медпункты при офисах: Цена непомерная, эффективность нулевая

Павел Воробьев

Формально можно заставить предприятия вновь вернуться к открытию убогих медицинских пунктов

0
740
Путина приняли  в средиземноморском форте

Путина приняли в средиземноморском форте

Юрий Паниев

Президенты РФ и Франции встретились накануне саммита «большой семерки»

0
1000

Другие новости

Загрузка...
24smi.org