0
876
Газета Идеи и люди Печатная версия

10.12.2000

Многопартийный тупик

Олег Морозов

Об авторе: Олег Викторович Морозов - руководитель депутатской группы "Регионы России".

Тэги: Ельцин, партия


Вряд ли кто мог предположить в 1993 г., какую мину под саму суть демократического устройства России заложил Борис Ельцин, подписав указ о выборах депутатов Госдумы. "Пьяный воздух свободы" сыграл с молодым Российским государством не менее злую шутку, чем с профессором Плейшнером из знаменитого сериала. На волне разрешенного плюрализма мнений, ломки доставшейся в наследство от СССР однопартийной системы и перехода к многопартийности начали плодиться различные организации, называвшие себя политическими партиями и движениями. Маленькие и слабенькие, они, естественно, не могли конкурировать с отлаженной электоральной машиной Компартии в регионах. А Ельцину нужна была безоговорочная победа некоммунистических сил после октября 1993 г. И ради нее решили создать мажоритарно-пропорциональную систему выборов депутатов российского парламента.

Дабы поддержать силой административной машины "партию Гайдара", половину депутатских мандатов в Думе отдали общественно-политическим организациям, рассчитывая на успех демократов. Но машина дала сбой. Округа поделили коммунисты с независимыми депутатами. Список "взял" Жириновский. Вместо стройно-демократической Думы Гайдара, Явлинского, Шахрая страна получила Думу-винегрет, где доминировали Жириновский и Зюганов, с которыми пытались конкурировать демократы Гайдара и партии-однодневки. Идея формирования в России "цивилизованных" партий была уничтожена, не родившись. Стало ясно, что на выборах в Думу может победить любой расторопный, спаянный добрым "пиаром" коллектив. Но только к партстроительству это не имеет никакого отношения.

Сразу замечу, что вообще не бывает плохих или хороших избирательных систем. Вопрос лишь в том, чтобы каждая избирательная система отражала политические реалии того общества, в котором действует. Повторюсь, на тот момент решение о введении пропорциональной компоненты избирательной системы диктовалось политическим расчетом, оказавшимся ошибочным. Дальше процесс пошел в неуправляемом режиме.

Итак, что же произошло в России с точки зрения формирования многопартийности и как на этот процесс влияет избирательная система?

На первых выборах в Думу энергичную конкуренцию Компартии составило движение "Выбор России" (лицо движения - Егор Гайдар - символ демократических реформ). Блестящие результаты показала и ЛДПР (лицо партии - Владимир Жириновский - символ маргинально-анархистского эпатажа).

К следующим выборам ситуация изменилась. Мысль о противостоянии коммунистическому наступлению на Думу все еще витала в российском истэблишменте. В то же время стало очевидно, что "Выбор России" исчерпал политический ресурс, другие организации демократического толка также не смогут выступить противовесом Компартии в силу маловлиятельности. Поэтому накануне парламентских выборов 1995 г. было создано административно-правительственное движение "Наш дом - Россия" (лицо движения - Виктор Черномырдин - олицетворение стабильности и устойчивости). На тот момент движение достаточно успешно выполнило свою задачу. Но к следующим выборам закономерно исчезло с политической арены.

Добиться устойчивого политического развития всем названным "триумфаторам", да и многим другим, не удалось. Ситуация накануне парламентских выборов 1999 г. сложилась весьма запутанная. Все или почти все "молодые" демдвижения и партии либо канули в политическое небытие, либо выродились в "театр одного актера". А тут еще заявили о себе как о политической силе губернаторы. Тогда в роли президентско-правительственного противовеса выступило вновь образованное движение "Единство".

Характерно, что лишь одна партия от выборов к выборам показывала стабильно высокий результат - КПРФ. И вовсе не потому, что ее лозунги уж очень привлекательны для российского избирателя или лидеры харизматически обаятельны. Просто Компартия оставалась единственной в России настоящей политической организацией: с понятными лозунгами, низовыми звеньями, представителями в каждом городе и поселке, системой исполнения решений и агитации на местах и, как следствие, с устойчивым электоратом.

Абсолютное большинство партий и движений, когда-либо возникавших на политическом небосклоне России, так и не смогли (или не захотели) выстроить собственные электоральные и политические системы. Они так и не стали собственно политическими партиями, реализуя от выборов к выборам узкогрупповые интересы. В результате мы как жили, так и продолжаем жить в стране с однопартийной системой. Но главное - всем так называемым партиям вовсе не хочется превращаться в партии реальные. Слишком муторно, слишком ответственно, слишком дорого. Да и зачем?! Всегда (повторяю, всегда!) грамотное построение избирательной кампании позволит иметь своих представителей в парламенте.

Большинство - рассуждают наши партстроители - всегда должно быть за партией власти, как бы она ни называлась.

Оппозиция - навсегда назначена и выбрана. Это - КПРФ, и она - вне конкуренции. А вот остальные депутатские мандаты из списочной части пусть делят между собой возникающие к каждым выборам партии-однодневки.

Сразу хочу заявить - я сторонник того, чтобы политпартии стали реально массовыми, влиятельными, отражающими чаяния социальных групп, которые их формируют и которые их делегируют в парламент. Но на деле этого нет. А чтобы стимулировать процесс реального партстроительства, надо всерьез заняться реформой избирательной системы.

Сегодня в Думу внесены несколько проектов реформирования избирательной и партийно-политической системы страны в виде поправок к закону о выборах депутатов и проектов закона о политических партиях. Вполне логично эти два вопроса увязаны в один пакет. Ибо нельзя рассматривать партийное законодательство в отрыве от избирательного.

Если абстрактно, вне нынешней политической ситуации, говорить о предложениях, которые формулируют разработчики новых законов, то со многим можно было бы согласиться. Чем плохо, что в выборах должны участвовать действительно крупные партии? Это правильно. Если, конечно, они отбирают право участвовать в выборах у "маленьких" партий через механизмы конкуренции, а не по "праву рождения".

Чем плохо, если партии получат определенные преимущества при выдвижении своих кандидатов в одномандатных округах? Что плохого в том, что государство требует прозрачности финансирования партий и даже будет оказывать определенную материальную помощь в зависимости от их веса в обществе? Все это хорошо, но при одном непременном добавлении.

ПО СЛОВАМ председателя ЦИК Александра Вишнякова, "партия - это универсальный политический институт, связывающий государство и граждан и обеспечивающий представительство различных социальных интересов в органах власти". Против такого утверждения трудно возражать. Но вот здесь-то и начинается самое интересное. Проблема в том, что реального представительства социальных интересов во власти нынешние партии, точнее подавляющее их большинство, не обеспечивают. У них просто нет в этом необходимости. Берусь утверждать, что для участия в парламентских выборах нашим партиям не нужен ни один признак (атрибут) политической партии.

Не нужна политическая программа, ибо все они пишутся под копирку и все одинаково хороши. Исключение - КПРФ. Ее программа отличается от других партий идеологической прямотой и поэтому нравится далеко не всем.

Не нужны партийные структуры на местах, так как от искренних борцов за интересы партии - одна морока. Их надо загружать делами и т.п. Иное дело - выборы. Требуются не идейные активисты, а опытная деидеологизированная пехота, которая агитирует исключительно за деньги и за любые партии.

Не нужны и партийные авторитеты. Они - лишь конкуренция для вождя.

Одним словом, зачем эта морока, когда достаточно иметь "раскрученного" лидера, штаб-квартиру в Москве, доступ в исполнительные структуры власти, к СМИ, и тогда право претендовать на половину мест в парламенте тебе обеспечено. Совершенно очевидно, что избирательное законодательство должно стимулировать партии на работу в регионах, на пропаганду своих идей среди населения, на выстраивание своих электоральных систем. Это может произойти только в том случае, если для партии будет важен в первую очередь каждый мандат, завоеванный в округах.

Сегодня же законодатель делает прямо обратное. Он предлагает сохранить существующую "списочную" доминанту избирательной системы и говорит: "Дорогие партии, мы вам дадим дополнительные преимущества, еще больше возможностей влиять на избирательный процесс. Мы только вам позволим формировать избирательные списки". В результате, профессиональные союзы, политические движения, организации, формально не подпадающие под определение "партия", сразу исключаются из избирательного процесса. Сужается и круг политических партий, допущенных к реальному влиянию на формирование политической системы. Сколько их остается - три, четыре? Реальная многопартийность так не формируется. Получается, что не партии вырастают из потребностей общества, а законодатель выращивает некое подобие партий, услужливо подавая им - нежизнеспособным и ленивым - кислородную подушку. В результате мы консервируем и ухудшаем ситуацию, которую имеем с 93-го.

Если до логического конца довести идеи, которые закладывают сегодня сторонники закона о политпартиях, то в декабре 2003 г. у нас просто не будет выбора. Хочешь не хочешь, придется метаться между тремя-четырьмя партиями, выполнившими формальные требования закона. Но я очень сомневаюсь, что партии, которые в итоге получат преимущественное право участвовать в выборах, будут выражать все многообразие политических интересов различных социальных групп, существующих в России.

Еще один момент, о котором хотелось бы упомянуть. Если представить себе, что к моменту выборов на политической арене осталось лишь несколько партий, обладающих правом выдвигать кандидатов в депутаты, то рано или поздно произойдет "раздел округов" между партиями так же, как это происходит в криминальном сообществе. Монопольное положение нескольких "назначенных" партий в избирательной среде неизбежно приведет к подобного рода картельным соглашениям. Может быть, с точки зрения "управляемости" политического процесса это и хорошо, но вот с точки зрения формирования партийно-политической системы, отражающей интересы граждан страны, ничего хорошего в этом нет.

Можно ли эту явно дискриминационную ситуацию изменить? Можно, если, скажем, "уравновесить" преимущественное право партий на выдвижение кандидатов в округах ликвидацией "партийных списков" и переходом на мажоритарную систему. Такой подход поставит все партии перед необходимостью разворачивать работу в округах, поскольку прохождение "списком", за счет персональной "раскрутки" первых трех лидеров через федеральные СМИ, как это происходит сейчас, станет невозможным. Кстати, все социологические исследования и опросы общественного мнения показывают, что абсолютное большинство российских избирателей выступают за переход именно на такой принцип формирования Госдумы.

Противники подобного подхода могут возразить - избирательно-политическая система России еще не готова к резким изменениям. Тогда давайте сделаем это постепенно. Для начала можно было бы изменить пропорции в сторону одномандатников: 2/3 состава Думы избирать в округах, а 1/3 - по спискам. Опять же давая преимущество политпартиям, стимулируя их к работе в регионах, для выдвижения и поддержки своего кандидата. Заметьте, единственная политическая партия, которая не боится этого - КПРФ, потому что с одинаковым успехом проводит своих кандидатов как по спискам, так и в округах, где у нее созданы отлаженные партийные структуры. В других партиях картина иная. Консервируя нынешнюю избирательную систему, мы позволяем организациям, не имеющим реального веса в обществе, контролировать парламент. А новыми предложениями о поддержке партий лишь усугубляем ее недостатки.

Сторонники "партийного" подхода призывают принять такое законодательство о партиях, которое, по их мнению, не позволит регистрироваться квазипартии, как это происходит сегодня. Они намерены поставить этому чисто организационные препоны и политические ограничители. Давайте, говорят они, установим, что для регистрации партии необходимо, чтобы в ней состояли не менее 10 000 членов. Попробуем определить, как сейчас принято выражаться, цену вопроса. "Набор" требуемых 10 000 членов партии (по 50 руб. за членство) обойдется в 500 тыс. руб., или менее 20 тыс. долл. Но эта сумма меньше, чем та, которую тратит ежемесячно более-менее крупная фирма на карандаши и ластики! Комментарии излишни.

Противники перехода на мажоритарную систему выдвигают тезис о том, что выборы в округах - это возможность для губернаторов и "денежных мешков" проводить своих представителей во власть. Но "списочная" система, пожалуй, даже еще в большей мере провоцирует партийных боссов на продажу мест в списках. И это признает председатель ЦИК. Недавно он прямо заявил, что "должна быть такая процедура, которая исключала бы возможность своего рода продажи мест в списках отдельными партийными деятелями". Естественно, место в "списке" является более привлекательным для "денежных мешков", так как в этом случае вероятность "прохода" никому не известного кандидата намного выше. Ведь избирателю в округе надо еще показать кандидата, рассказать о нем, и еще не факт, что этот претендент понравится. Скорее проголосуют за хорошо известного политика. Как это везде и происходит. Что же касается губернаторского влияния, то анализ показывает - не менее половины одномандатников проходит в парламент на откровенно антигубернаторских лозунгах. Оценка же деятельности депутата-одномандатника весьма проста и эффективна. Предъяви избирателю то, что ты сделал за четыре года.

Есть еще один вариант изменения законодательства, который может стимулировать развитие партий. Он таков: половина Думы формируется из одномандатников, а вторая половина - по результатам голосования в округах за кандидатов той или иной партии, но выдвинутых не по общефедеральному списку, а аналогично одномандатникам, то есть в округах. Проценты, набранные представителем партии в округе, складываются в "копилку" партии и дают ей возможность получить пропорциональную долю в партийной половине Думы и провести своих представителей в парламент. Таким образом, "большого" общефедерального списка не существует. Избиратель голосует не за абстрактную идею, выразителем которой является та или иная политическая организация, а за конкретного носителя, если хотите, исполнителя, этой идеи. Тем самым избирательный процесс становится максимально персонифицированным.

Итак, наша точка зрения состоит в следующем - если уж давать партиям преимущества на выборах всех уровней, то одновременно с этим необходимо всерьез заняться изменением избирательного законодательства в сторону его максимального воздействия на превращение политических партий в реально массовые и влиятельные организации.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Явлинский поставит "Яблоку" оценки

Явлинский поставит "Яблоку" оценки

Дарья Гармоненко

Федеральному совету партии предстоит наметить ход организационных и идеологических реформ

0
1214
Константин Ремчуков: Человек номер два, как точка сборки качественных решений на этаж ниже Путина, отсутствует

Константин Ремчуков: Человек номер два, как точка сборки качественных решений на этаж ниже Путина, отсутствует

0
4846
Давайте отставать?

Давайте отставать?

Павел Полян

У нашей Статуи Свободы весло, а не факел

0
1236
Вызовы для "Единой России"

Вызовы для "Единой России"

Евгений Минченко

0
1375

Другие новости

Загрузка...
24smi.org