0
2586
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

20.10.2019 21:11:00

Фобии граждан возвращаются на уровень 1990-х годов

Страх, что нет таблетки

Тэги: фобии, медицина, лекарства


В 2019 году люди столкнулись с давно забытыми проблемами, которые должны были остаться в лихих 90-х и не очень соотносятся с официальной информационной повесткой текущего момента. Если изучить, что волновало граждан летом и в начале осени, то за новостями о стихийных бедствиях, авиакатастрофах и политической повесткой (московские протесты) следует вполне личная тревога – остаться без необходимых лекарств.

Строго говоря, медицина – это традиционная зона тревоги граждан России. Любой социологический опрос, в котором есть открытый вопрос «Чего вы опасаетесь в своей жизни или в отношении близких?» – выдает в топе ответов: заболеть тяжелой болезнью. Тот же результат будет и в случае, если в вопросе просто просят перечислить проблемные сферы, – медицина. Даже если это не будет ответом номер один, в тройку лидеров он войдет точно. Базу для негативных оценок формирует личный опыт общения с медучреждениями.

Социологам сложно в рамках общенационального исследования детально расспросить респондентов о медицинской сфере и опыте лечения. Возможно, такие данные есть в исследованиях по заказу Министерства здравоохранения, однако их результаты не публичатся. И здесь на помощь приходит интернет, точнее, социальные сети, где  каждый пишет о том, что тревожит его применительно к актуальным новостям или личным обстоятельствам.

Если взять данные, которые легли в основу «Индекса тревожностей» за третий  квартал 2019 года, то можно увидеть несколько оснований для фобии остаться без необходимого лекарства. Первая – дефицит сложных препаратов в регионах или непростая процедура их оформления. В случае с наркосодержащими обезболивающими   это истории про страх врачей выписывать препарат без визы заведующего или консилиума. В случае с редкими или дорогостоящими препаратами – вторая фобия, это рассказ про нехватку квоты или дефицит препарата на складе.

История с оформлением препаратов, отпуск которых контролируется силовыми структурами, дошел в этом году до «Прямой линии» с президентом. Однако это не помогло побороть страх врачей перед «тяжелым» рецептом. Работа Нюты Федермессер постепенно ломает практику «как бы чего лишнего не выписать», но она одна, а регионов больше 80. Люди прямо пишут о том, как неохотно врачи выписывают обезболивающие.

Когда речь заходит о дорогостоящих препаратах, которые регионы закупают под формируемые квоты, тут появляется разговор о качестве жизни в регионах. Есть территории, где все хорошо: лекарство удается оформить и получить, где-то организуется срочная закупка, но есть регионы, где препараты надо ждать. Граждане задают резонный вопрос: где социальное государство, которое все это должно было обеспечить?

Почему тема лекарств вышла на первый план сегодня, а не пять лет назад? Ответов несколько, но все носят актуальный характер – прежде общество могло их игнорировать. Для начала граждане признают, что личных доходов не хватает на то, чтобы купить препарат самим или доплатить за необходимые лекарства в курсе лечения (например, сама процедура идет по линии ОМС, но не все препараты входят в стандарт лечения). В ситуации, когда государство – последняя инстанция, они сталкиваются с неповоротливостью медицинской бюрократии.

В глазах пользователей соцсетей ситуация усугубилась, когда рядом со словом «лекарство» появилось слово «задержание». С одной стороны, чиновники не смогли ранее решить проблему закупки определенных лекарственных форм (и не поддерживали их регистрацию, сами же фармкомпании не хотят оплачивать процедуру), а с другой –  МВД решило ловить покупателей на почте. То, что в нескольких случаях было решено не заводить дело о покупке запрещенного (а скорее – неразрешенного к обращению в России) препарата или его формы, не означает, что нет новых попыток задержать «нарушителей». История дошла до уровня главы правительства, что было воспринято гражданами как вопиющая неспособность чиновников самостоятельно решить жизненно важную проблему.

Далее уже сами лечащие врачи стали делиться с пациентами своими опасениями в отношении лекарств. Во-первых, тем, что складские запасы (например, по ряду онкопрепаратов) сейчас меньше, чем год или два назад. Во-вторых, опасениями, что политика замещения импортных препаратов отечественными аналогами приведет к тому, что в закупки пойдут лекарства, не прошедшие полный курс проверок и низкого качества (например, с низким содержанием активного вещества).

Отдельно хочется отметить, что тревога остаться без лекарств – это пример полностью рукотворной проблемы (о чем граждане также пишут в соцсетях): сами придумали – сами решаем. Чиновники способны сами разобраться, сколько и каких лекарств им необходимо закупить на будущий год, ведь это не стихийное бедствие. n

Петр Андреевич Кирьян – кандидат политических наук.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пандемия показала, что медицинской науки у нас почти не осталось

Пандемия показала, что медицинской науки у нас почти не осталось

Андрей Ваганов

Отечественные ученые оказались отнюдь не в первых рядах создателей вакцины от коронавируса

0
5280
В борьбе с COVID-19 нужно шевелить не только мозгами, но и ногами

В борьбе с COVID-19 нужно шевелить не только мозгами, но и ногами

Денис Семенов

Спортивная медицина обладает целым арсеналом средств и методов профилактики и лечения заболевания

0
4527
Возможности мозга ребенка кое в чем превосходят мозг взрослого человека

Возможности мозга ребенка кое в чем превосходят мозг взрослого человека

Игорь Лалаянц

0
820
История медицины. Как впервые в истории вернули человека после клинической смерти

История медицины. Как впервые в истории вернули человека после клинической смерти

Наталья Ёхина

«Вот как называется теперь это чудо – реаниматология…»

0
1563

Другие новости

Загрузка...
24smi.org