0
1440
Газета Проза, периодика Печатная версия

20.04.2017 00:01:00

Черти играют в войну

О желтой птичке, маленьких людях и новых Адаме и Еве

Тэги: ирония, сострадание, чехов, гаршин, куприн, сказка, война, адам, ева, черти


ирония, сострадание, чехов, гаршин, куприн, сказка, война, адам, ева, черти Люди и бесы – соседи. Константин Сомов. Спящая дама с чертиком. «Золотое руно» № 2 за 1906 год

«Светофор, Шушера и другие граждане» – с виду странная и даже авангардная проза, где находится место неожиданностям сюжета и игре метафор, где на линию классической то ли гофмановской, то ли средневеково-фаустовской, то ли чисто русской дьяволиады накладывается собственный авторский голос, на поверку, при внимательном чтении, оказывается феноменом истинной сердечности и подлинной любви к человеку.

Тема маленького человека для русской литературы не нова – вспомним гоголевского Башмачкина, героев Чехова, Гаршина, Куприна. Однако Николаенко наделяет эту узнаваемую тематику, эту традиционную образность остросовременным драматизмом, тонкой иронией и даже той пронзительной нотой, которую трудно обозначить четкой словесной формулой – в ее звучании смешиваются трагедия и смех, мимолетная улыбка и горькие слезы: «Сами знаете, как у нас работают почтовые отделения: «Вчера пришло письмо из Тольятти, что Вася родился, а он, говорят, уж помер».

Опасная и притягательная смесь ироничности и огромного, почти достоевского сочувствия к «малым сим», фарса и лиризма, нежности и мистичности – все это проза Николаенко, и в это чтение окунаешься, как в реку, где бьют то горячие, то холодные ключи. При всей контрастности событий и положений книга, состоящая из компактных, лексически концентрированных повествований, цельная, «сколоченная» плотно и основательно. Во многом эта плотность – заслуга стиля автора, лаконичного, как стихотворение и вспыхивающего неожиданными метафорами и точными наблюдениями, внезапными пространственными смещениями: «Звезды со своими космическими мириадами, туманностями и млечными путями опрокинулись под ноги прохожих, а кошки, велосипеды, песочницы, качели и балкон, на котором стоял Славка, взлетели в небо...»

13-14-11.jpg
Александра Николаенко. Светофор,
Шушера и другие граждане. – М.:
РИПОЛ классик, 2016. – 512 с.

Книга весьма психологична, иной раз эта психологичность даже подчеркнута, ярко выделена из контекста и образной авторской системы – для того, чтобы мы полнее прочувствовали многослойность, сложность с виду прозрачного и простого трехмерного мира, а еще поняли, что за реальностью во весь рост может встать ирреальность. Правдивость и подлинность незаметно переходят в сказочность, а сказочность возвращает нас к архетипам жизни, к первоосновам бытия, к зыбкому пространству между временем и вечностью: «Встав на колени, Вася снова потянулся за птичкой, но тут она легко оттолкнулась с карниза и повисла в небе солнечным зайчиком, быстро-быстро щелкая лимонными крылышками.

Вася взмахнул руками и, не задумываясь, соскользнул за ней.

«Лечу!» – подумал он...»

Сказочные персонажи, настоящие дети и взрослые, черти, чертенята и реальные люди здесь соседи, им приходится жить рядом и доводится принимать участие в судьбе друг друга. Поневоле задаешься вопросом: что же такое жизнь и что такое выдумка? Где граница между бытом и бытием? Между гениальностью и безумным сном? Самые пронзительные страницы в книге – о войне. Мальчик Алеша и девочка Катя учились в школе, влюбились друг в друга; а «завтра была война». Войну вызвали черти. А людям пришлось ее расхлебывать. Пришлось воевать. Но мальчик Алеша вернулся с войны. Потому что не черти, а люди боролись сами за свое счастье.

Человек во все времена решает одну сложнейшую проблему: откуда берется зло, если человек изначально добр? Или даже после великой последней войны появятся новые Адам и Ева, родится Каин, потом Авель, и все сначала – кровь и убийство, боль и ужас?

«…Искаженные лица. Страх. Тишина без ответа. (Так всегда молчит небо, когда черти играют в войну).

Исцелованные иконки.

И мальчик с третьим глазом

во лбу...»

Так книга, где звучат мелодии мистики и философии, становится социальной и актуальной, а потом ее образный «маятник» опять может качнуться в сторону бытийного, онтологического начала. И мы понимаем: маленькие люди – вовсе не маленькие, на них держится все наше существование, хотя иногда оно висит на совсем тоненькой нити, которую нагло и хитро пытаются оборвать вездесущие черти.

А может, это только кажется нам, что оборвать, а на самом деле черти плотнее увязывают узелки, реставрируют нить, чтобы удержать нас на земле?

Эта книга – своеобразная энциклопедия взаимоотношения людей и существ из потустороннего мира. Ее образы, ее герои свободно перемещаются между фольклором, сатирой и трагедией. Фольклорность изображения нечистой силы внезапно уступает место философскому осмыслению сатаны. Чертенята, занимающиеся мелким хулиганством, вдруг встают рядом с людьми-чертями, ибо черт может воплотиться в человека и вести человеческий образ жизни, а мы-то их, чертей, и не замечаем среди нас: «...Черт теперь работает заместителем главного по спецэффектам на телевизионном канале «Е» и одновременно еще пиротехником на свадьбах и корпоративах...»

Мир видимый и Мир невидимый, как ни странно, существуют и сосуществуют. А человек, осознавая это, становится сильнее. И делает выбор между добром и злом, как всегда...       


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


"Свечи памяти" зажгли по всей России

"Свечи памяти" зажгли по всей России

0
923
Две войны Ивана Кожедуба

Две войны Ивана Кожедуба

Владимир Щербаков

Боевой опыт аса Великой Отечественной пригодился затем в Корее

0
1472
Стратегическая победа

Стратегическая победа

Алексей Олейников

Варшавско-Ивангородская операция – одна из самых успешных, проведенных русскими войсками в Первую мировую войну

0
767
Вчера началась война

Вчера началась война

Два нашествия из Европы на Россию закончились одно в Париже, другое в Берлине

0
1928

Другие новости

Загрузка...
24smi.org
Рамблер/новости