0
2548
Газета Печатная версия

30.10.2003

Консервативный реформатор

Тэги: Выскочков, Николай I, ЖЗЛ, биография


Леонид Выскочков. Николай I. - М.: Молодая гвардия, 2003, 693 с. (ЖЗЛ)

Вот и заполнена еще одна лакуна великой серии ЖЗЛ, издана подробная научно-популярная биография человека, обреченного стать не только замечательной, но и эпохообразующей личностью по одной только занимаемой должности - государя императора.

Даже дореволюционная историография не слишком возносила Николая I, не говоря уже об историографии советской. А слава реакционера, крепостника, душителя декабристов, травителя Пушкина, ссылателя Достоевского, жандарма Европы, Николая Палкина и протчая, и протчая, и протчая утвердилась за Николаем Павловичем еще при жизни стараниями в основном непримиримого эмигранта А.И. Герцена. В сатире Салтыкова-Щедрина, изданной уже в царствование Александра II, в самом мрачном образе Угрюм-Бурчеева угадывался гибрид Николая и Аракчеева (которые друг друга, кстати, терпеть не могли). В советское время советские люди, впервые посещавшие Ленинград, обычно удивлялись, обнаружив в городе памятник этому реакционеру. А экскурсоводы виновато улыбались и объясняли сей феномен единственно выдающимися скульптурно-архитектурными достоинствами творения Клодта и Монферрана: "Да лошадь с реакционером держится единственно на кончике хвоста и не падает уже сто с лишним лет, собака!" И это действительно спасло фигуру.

В горячее время перестройки и переоценки историки и писатели много поработали в деле отмывания черных кобелей и очернения белых и пушистых. Движение "Все на борьбу с историческими стереотипами!" сыграло свою положительную роль. Выдающиеся государственные деятели по определению, конечно, негодяи и тираны без изъятия. Но в личной жизни чуткие и ранимые люди. И объективность - недостижимая мечта историков. Как горизонт, удаляющийся по мере приближения.

Очевидно, Леонид Выскочков не ставил перед собой задачу изменить мнение читателя, превратить Николая из реакционера и поборника палочной дисциплины в революционера и поборника поцелуев. Очевидно, автор ставил задачу вывести главный алгоритм жизни царя. И вывел. Государственник. Крепкий, как Черномырдин, хозяйственник с не слишком широким мировоззрением, но твердым характером. Порядочный консерватор, вынужденный жить в эпоху перемен.

В истории русского трона так случилось, что крепче других на нем сидели те, кто сел случайно. Как Екатерина Великая. По праву трон после бездетного Александра I должен был достаться следующему Павловичу - Константину. Но тот лицом вышел - чистый дедушка Петр III и папа Павел. Оба были убиты своими. Константин разумно счел это плохой приметой, принял во внимание свой вздорный папин характер и заранее отказался от трона в пользу Николая, который был моложе него на 17 лет. Да так хитроумно отказался, что путаница с манифестами и привела к восстанию декабристов. Между прочим, вовсе не такому простому и благородному восстанию, как нас долго учили Герцен, Ленин и Нечкина, а довольно загадочному, как мимоходом намекает Выскочков. Мало кто, например, обращал внимание на то, что один из руководителей Северного общества Рылеев был секретарем Российско-Американской торговой компании, а главным держателем акций там была вдовствующая императрица Мария Федоровна (жена Павла), поставленная Рылеевым в курс замысла.

Консерватизм и покой - лозунги тридцатилетнего правления Николая. Ему не досталась, как предшествующему императору, слава победителя Наполеона, не досталась, как последующему, слава реформатора. Так, неброские деяния. И в окружении у Николая не было ни своего Суворова, ни своего Милютина. И милая традиционному русскому сердцу экономическая стагнация. Вроде брежневской. И если бы не конфуз Крымской войны┘

Впрочем, автор неоднократно и излишне подробно пишет о желании Николая освободить крестьян, отменить изжившее себя крепостное право. Император создавал многочисленные тайные комитеты по этому вопросу и думал с самого начала царствования. Но за тридцать лет так и не надумал. Александр II на эту тему думал уже всего 5 лет. Какая отсталость по сравнению с нашим временем, когда срок раздумий над иными реформами иногда вообще незаметен.

И все-таки консерватор консерватором, а две реформы, проведенные им в жизнь, до сих пор являются важнейшими китами, на которых держится Россия. Это даже отчасти наше все. Нет, речь не о приятеле царя Пушкине. При Николае в России построили первые железные дороги. Можно ли представить нас без ж.д.? При Николае в повсеместное употребление порой даже насильственным путем введен картофель. Можно ли представить нас с братьями белорусами без картошки? Так что "Боже царя храни┘"


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


От корнета до «гения на белом коне»

От корнета до «гения на белом коне»

Сергей Побусько

Игорь Плугатарёв

Генерал Скобелев после боевых походов каждый раз возвращался на белорусскую землю

0
481
Пять книг недели

Пять книг недели

0
1367
Тщеславный паяц или златокудрый агнец

Тщеславный паяц или златокудрый агнец

Владимир Гуга

Парад мнений о судьбе и творчестве Сергея Есенина

0
1479
Откуда Страшенная баба?

Откуда Страшенная баба?

Ксения Супоницкая

Валерий Гаврилин мог бы стать ветеринаром, но услышал поэзию Гейне

0
485

Другие новости

Загрузка...
24smi.org