0
2228
Газета Печатная версия

30.10.2003

Консервативный реформатор

Тэги: Выскочков, Николай I, ЖЗЛ, биография


Леонид Выскочков. Николай I. - М.: Молодая гвардия, 2003, 693 с. (ЖЗЛ)

Вот и заполнена еще одна лакуна великой серии ЖЗЛ, издана подробная научно-популярная биография человека, обреченного стать не только замечательной, но и эпохообразующей личностью по одной только занимаемой должности - государя императора.

Даже дореволюционная историография не слишком возносила Николая I, не говоря уже об историографии советской. А слава реакционера, крепостника, душителя декабристов, травителя Пушкина, ссылателя Достоевского, жандарма Европы, Николая Палкина и протчая, и протчая, и протчая утвердилась за Николаем Павловичем еще при жизни стараниями в основном непримиримого эмигранта А.И. Герцена. В сатире Салтыкова-Щедрина, изданной уже в царствование Александра II, в самом мрачном образе Угрюм-Бурчеева угадывался гибрид Николая и Аракчеева (которые друг друга, кстати, терпеть не могли). В советское время советские люди, впервые посещавшие Ленинград, обычно удивлялись, обнаружив в городе памятник этому реакционеру. А экскурсоводы виновато улыбались и объясняли сей феномен единственно выдающимися скульптурно-архитектурными достоинствами творения Клодта и Монферрана: "Да лошадь с реакционером держится единственно на кончике хвоста и не падает уже сто с лишним лет, собака!" И это действительно спасло фигуру.

В горячее время перестройки и переоценки историки и писатели много поработали в деле отмывания черных кобелей и очернения белых и пушистых. Движение "Все на борьбу с историческими стереотипами!" сыграло свою положительную роль. Выдающиеся государственные деятели по определению, конечно, негодяи и тираны без изъятия. Но в личной жизни чуткие и ранимые люди. И объективность - недостижимая мечта историков. Как горизонт, удаляющийся по мере приближения.

Очевидно, Леонид Выскочков не ставил перед собой задачу изменить мнение читателя, превратить Николая из реакционера и поборника палочной дисциплины в революционера и поборника поцелуев. Очевидно, автор ставил задачу вывести главный алгоритм жизни царя. И вывел. Государственник. Крепкий, как Черномырдин, хозяйственник с не слишком широким мировоззрением, но твердым характером. Порядочный консерватор, вынужденный жить в эпоху перемен.

В истории русского трона так случилось, что крепче других на нем сидели те, кто сел случайно. Как Екатерина Великая. По праву трон после бездетного Александра I должен был достаться следующему Павловичу - Константину. Но тот лицом вышел - чистый дедушка Петр III и папа Павел. Оба были убиты своими. Константин разумно счел это плохой приметой, принял во внимание свой вздорный папин характер и заранее отказался от трона в пользу Николая, который был моложе него на 17 лет. Да так хитроумно отказался, что путаница с манифестами и привела к восстанию декабристов. Между прочим, вовсе не такому простому и благородному восстанию, как нас долго учили Герцен, Ленин и Нечкина, а довольно загадочному, как мимоходом намекает Выскочков. Мало кто, например, обращал внимание на то, что один из руководителей Северного общества Рылеев был секретарем Российско-Американской торговой компании, а главным держателем акций там была вдовствующая императрица Мария Федоровна (жена Павла), поставленная Рылеевым в курс замысла.

Консерватизм и покой - лозунги тридцатилетнего правления Николая. Ему не досталась, как предшествующему императору, слава победителя Наполеона, не досталась, как последующему, слава реформатора. Так, неброские деяния. И в окружении у Николая не было ни своего Суворова, ни своего Милютина. И милая традиционному русскому сердцу экономическая стагнация. Вроде брежневской. И если бы не конфуз Крымской войны┘

Впрочем, автор неоднократно и излишне подробно пишет о желании Николая освободить крестьян, отменить изжившее себя крепостное право. Император создавал многочисленные тайные комитеты по этому вопросу и думал с самого начала царствования. Но за тридцать лет так и не надумал. Александр II на эту тему думал уже всего 5 лет. Какая отсталость по сравнению с нашим временем, когда срок раздумий над иными реформами иногда вообще незаметен.

И все-таки консерватор консерватором, а две реформы, проведенные им в жизнь, до сих пор являются важнейшими китами, на которых держится Россия. Это даже отчасти наше все. Нет, речь не о приятеле царя Пушкине. При Николае в России построили первые железные дороги. Можно ли представить нас без ж.д.? При Николае в повсеместное употребление порой даже насильственным путем введен картофель. Можно ли представить нас с братьями белорусами без картошки? Так что "Боже царя храни┘"


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Гиперболоид инженера Маска

Гиперболоид инженера Маска

Зульфия Алькаева

Гибрид Стива Джобса и Остапа Бендера

0
1337
Зло в одеждах невинности

Зло в одеждах невинности

Ольга Рычкова

105 лет со дня рождения лауреата Нобелевской премии по литературе Альбера Камю и 85 лет со дня вручения этой награды Ивану Бунину

0
2882
Литературная жизнь

Литературная жизнь

НГ-EL

0
185
Побег из сансары

Побег из сансары

Александр Сенкевич

Поэма «Москва – Петушки» не о съехавшем с катушек алкоголике, а о русском человеке, каким он предстает в сказках, былинах и анекдотах

0
2029

Другие новости

Загрузка...
24smi.org