0
2191
Газета Печатная версия

03.02.2011 00:00:00

Абызьянник

Тэги: самойлов, стихи


самойлов, стихи Юрий Абызов и Давид Самойлов.
Фото Виктора Перелыгина. Иллюстрация из книги

В конце февраля в издательстве «ПРОЗАиК» выходит книга Давида Самойлова «В кругу себя». Необычна она тем, что в ней собраны исключительно шуточные произведения поэта: экспромты, посвящения друзьям, эпиграммы. Большая часть из них публикуется впервые, что-то печаталось в забытых газетах и журналах.

Отдельный раздел книги называется «Абызьянник». В нем собраны посвящения другу Давида Самойлова – Юрию Абызову, человеку, благодаря которому сохранились многие рукописи поэта.

В качестве комментария к этому циклу Давид Самойлов писал: «Название «Абызьянник» Абызов несколько раз отвергал. Признавая в принципе теорию Дарвина, для себя он делает исключение, утверждая, что произошел не от обезьяны, а от лиц, достойных и не подлежащих осмеянию».

1. На Ю.Абызова

Абызов был абызобразен,
Как Разин или Пугачев,
Теперь же стал благообразен,
Как Казин или Щипачев.

1973

2. Социальный заказ

Сонет

Пишу сонет тебе, Абызов,
Чтобы исполнить твой каприз.
Увы, не будет в нем сюрпризов,
Он весь похож на эпикриз.
Мы в Пярну еле добрались
После московских дел и кризов.
И отдыхаем нынче близ
Балтийских дюн и легких бризов.
Еще не собрался бомонд,
И скромный мой опрокидонт
Я должен делать в одиночку.
И закуси особой нет.
Но тем не менее сонет
Я кое-как довел до точки*.

* Поводом для написания послужила поздравительная телеграмма, посланная Абызовым к 1 июня 1979 года, в которой говорится:

Посланий много – смысл один:
«Вас с днем рожденья, Гражданин,
Вас с днем рождения, Поэт!
Живите долгих, светлых лет!
Но знайте, честный гражданин
Вовек не пьет крепленых вин,
А кто воистину Поэт –
Тот мне в ответ пришлет сонет».

(Прим. Ю.Абызова.)

3. Нехорошее послание Абызову

Что же это ты, Абызов?
Написав моей жене,
Ты как будто бросил вызов,
Не послав привета мне!
Не со мной ли ты, Абызов,
Вдруг задумал враждовать!
Ведь тебя со всех карнизов
Сброшу я, едрена мать!
Ты довел меня до гнева
Мерзкой грубостью своей,
Ты, туды твою налево,
Павиан и лиходей!
Знай, во гневе я, Абызов,
Страшен, если захочу.
И тебя от всех капризов
Очень скоро излечу!
Повезло тебе, Абызов,
Что теперь не тот момент!
Я не ждал таких сюрпризов,
Думал, ты – интеллигент┘

4. Послание Ю.И.Абызову

О сомнительности стекла
Те просто дураки, я думаю, Абызов,
Которые стекло чтут выше всех сервизов.
Еще бы понял тех, кто чтит весьма хрусталь.
Но бьется и хрусталь.
А это очень жаль.
Обрезаться стеклом, сам знаешь, очень просто.
И вообще в стекле я зрю неблагородство.
И знаешь, почему сие проистекло?
Однажды довелось мне лбом разбить стекло.
Иная вещь фарфор какой-нибудь японский
И даже, наконец, какой-нибудь саксонский.
Вдруг в доме денег нет, в семействе ад и глад –
Бери сервиз, тащи в комиссионку, брат.
И вот ты вновь богат и жрешь себе индейку.
А за стекло бы ты не выручил копейку.
И в окна бы пора поставить плексиглас,
Ведь безопасней он и утешает глаз.
Выходит, что неправ бывает Ломоносов.
А ведь какой поэт!
А ведь какой философ!
Но все ж, хотя его заслугам нет числа,
Ошибся наш старик по линии стекла.
О чем же сей трактат?
Коль мыслить мы умеем, То до всего дойдем,
назло чужим идеям,
И коли хочешь ты с умом иметь альянс,
То покупай фарфор и, может быть, фаянс.
В фаянсе тоже смысл.
Хоть смысла нет ни в чем.
А заведешь стекло, то я здесь ни при чем.


Давид Самойлов с котом Максом у себя дома в Пярну.
Фото из архива, предоставлено вдовой поэта Галиной Медведевой

Послание Абызова Самойлову с присовокуплением даримых пластинок

Не спи, не спи, Самойлов,
В кругу своей семьи,
Крути, крути, Самойлов,
Пластиночки мои.
Тебе ко дню рожденья
Я их преподношу
И высказать сужденья
При встрече попрошу.
Поспи, поспи, Самойлов,
И музыку включи,
Томленье и похмелье
Гармонией лечи.

Слабость рифмы – отличительная черта нахального стихотворного маранья Ю.Абызова. К «Самойлову», конечно, трудно подыскать рифму, но не для мастера. Вот пример:

Зачем, Самойлов,
Съел сам мой улов?

Вот так, Абызов! (Прим. Д.С.)

5. Два варианта благодарности

Егору Ивановичу Абызову за подаренные пластинки

Я стал, Абызов, меломаном
Под влиянием тебя.
А прежде был я графоманом
Для ублажения себя.
Теперь я только брамсов-гайднов
На проигрывателе кручу,
А исполнителей эстрадных
Даже слушать не хочу.
Стали для меня
Высоцкий, Окуджава
Лишь носителями скверн.
Вот у кого заслуженная слава –
Это Д.Ойстрах и Ван Клиберн.
Тот нежно скрипочку ласкает,
Тот тихо по роялю бьет.
И весь оркестр им помогает,
Как нашей партии народ.
А эти роки – лишь сплошные шумы-гамы,
И крик, как будто это стадион.
Послушали бы, какие в Бахе гаммы,
Как деликатно сочиняет он.
Да, Юрий Иванович, сколько ни кричи,
Тебя не вспомнят будущие поколения.
Недаром Ленин и Чайковский – Ильичи.
И Брежнев, если б не сбили застойные явления*.
Ты, Абызов, мне помог духовно,
Говорю тебе как ветеран:
От неправильной политики в искусстве, безусловно,
Вкус мой был достаточно засран.

* Здесь надо сказать резче: «служебные злоупотребления» (прим. Д.Самойлова).

6.

Ты, Абызов, теперь не считай меня Ванею
И не сравнивай меня с каким-нибудь Афонею,
Поскольку приобщил меня к музыкальному образованию
И я слушаю не Пахмутову, а сплошную симфонию.
Я теперь, Абызов, не тяну из полмитрича,
Как прежде, когда забывал свое имя и отчество,
Ведь я слушаю Шостаковича Дмитрия Дмитрича.
Но, если по совести, выпить хочется.
Зато я в очереди стою с магнитофоном
И слушаю, к примеру, Людвига Бетховена.
Но иногда приходится обходиться самогоном.
Вот она с музыкой какая петуховина!
С тобой я согласен насчет Баха:
Большой он мастер по части токкат.
Но при этом хорошо, чтоб была какая-нибудь деваха,
Ну, чтоб напиток был не так слабоват.
Вот, понимаешь, какое ты на меня оказываешь влияние.
Культурно расту, достигая гор.
Спасибо за внимание.
Спасибо, Егор.

7. Дубулты

Абызов здесь с женою Ниной
Цветет, как лук-порей.
Порой питается свининой,
Поскольку не еврей.
Но он свинину ест не часто,
Желудок берегя,
И знает, что земные яства
Имеют берега.
Живет почти анахоретом,
Хоть рядом есть Домтвор,
Поскольку он решил при этом
Не всех пускать во двор.
В Домтворе быт не запьянцовский
И тяги нет к гульбе.
Живет порою там Чаковский,
Порой Куняев Б.
Куняев Б. совсем не классик
И никакой не босс.
Большая б. – Куняев Стасик –
Сюда не кажет нос.
А может, иногда и кажет
Сей главный патриот.
Но что Абызову расскажет,
Чего не знает тот?*

Октябрь 1987

* Тут сделана попытка обрисовать существование Абызова на даче в Дубултах, которая действительно находилась неподалеку от Дома творчества и на которой неоднократно находил приют Д.С. (прим. Ю.Абызова).

8. Абызову по случаю дня рождения

Увидев образ Глинкин*
И многое вокруг,
Давай с тобою тринкен,
Абызов, милый друг.
Есть повод – день рожденья.
И в наши времена
Такое наслажденье
Быть вместе, старина!
Увы! Мой краток выезд
И близок мой отъезд.
И все же Бог не выдаст,
Да и свинья не съест.
В кругу не очень шумном,
За славною едой
Поговорим об умном,
Товарищ мой седой.
Все наши разговоры
Ты занеси в тетрадь.
Дней наших хроникеры
Их будут разбирать.
Но чем мы больше выпьем,
Тем будет им трудней,
Тем больше им насыплем
Загадок наших дней.
Тем более сюрпризов
Найдут они притом.
Поэтому, Абызов,
Не надо «на потом».
Пускай я буду бражник
И худший из повес,
Но выставляй загашник,
Ведь времени в обрез.
Мы выпьем для порядка,
Поскольку есть в нас прыть.
Сидеть мы будем кратко,
Но длинно говорить.
Жить по своим законам,
Другие отменя.
Мой друг, не будь бурбоном,
Не огорчай меня.
Так за твое рожденье
И за твою семью
Давай без рассужденья
Хлебнем, Абызов Ю.!
И чтоб не по последней,
Как и не в первый раз,
Чтоб кое-что из бредней
Еще осталось в нас!

Ноябрь 1987

* Подаренная книга о Глинке (прим. Ю.Абызова).

9. Орест и Пилад

Как Орест при Пиладе,
При Пиладе Орест,
Ест Абызов оладьи,
И Самойлов их ест.
Вместе жрут геркулесы,
Потребляют салат,
Относительно прессы
Выражаются в лад.
Но одна есть досада,
Что в единый присест
Гонорары Пилада
Пропивает Орест.

10. Послание Абызову, поддавшемуся моде на инфаркты

Мой друг! Прекрасно жить в больнице!
Лежишь себе спокоен, тих.
И щупают тебя сестрицы.
Как ты когда-то щупал их.
Они – девицы или дамы –
От пациента без ума.
Волнистые кардиограммы
Они читают, как Дюма.
И знают, что вблизи аорты,
А что внутри, а что вокруг.
Итак, теперь моей когорты
Прибавилось, Абызов-друг.
Теперь плясать не будешь шимми
И задыхаться от любви.
Итак, живи в моем режиме:
Глотай таблетки и живи!

7.12.87

11. Удачный ответ историка Карамзина

Юрию Абызову

Когда историк Карамзин
Достал из шкапа кармазин,
Чтоб вывесть перхоть,
С ним что-то вдруг произошло,
Под горло что-то подошло –
Он начал перхать.
Он перхал, перхал до утра.
А тут приказ от импера-
Тора: собраться,
Скакать скорей сквозь снег и тьму,
Чтоб суть истории ему
Поведать вкратце.
Историк перхать перестал.
«Теперь держись, – он прошептал, –
Моя головка!»
Царь молвил: «Не пори мне дичь!»
«Сейчас скажу вам, ваш велич,
Хоть мне неловко».
«Но только кратко, без прикрас!»
«История начнется с вас!»
«Весьма толково.
Возьми брильянт сей, милый мой».
Историк поскакал домой
И перхал снова.

Май 1988

12. Наставительное послание Абызову

Надо думать, брат Абызов,
Чтоб мозгами не скудеть.
И глядеть не из-под низов –
Сверху надобно глядеть.
И не верить пропаганде
Этих разных Би-би-си.
Надо жить подобно Ганди,
Быть полезным для Руси.
Он бы верил в перестройку,
Не устраивал бы хай,
И к назначенному сроку
Получилось бы бхай-бхай.
Ты не видишь, в чем опасность,
Лишь бы, брат, тебя не трожь.
Ты не ценишь нашу гласность –
Несогласностью живешь.
Спесь в тебе, как в бывшем гранде,
Друг Абызов, велика...
Не хватает, братец, Ганди,
Не хватает старика...

13. Почтительность

Ю.И.Абызову по случаю присвоения ему звания заслуженного деятеля культуры Латвийской ССР

Ты почти уже сенатор,
Ты почти уже артист,
Ты почти уже оратор
И почти не конформист.
Ты почти что враг хмельного
И почти уже адепт,
Ты почти художник слова
И почти обут-одет.
Ездишь ты почти в карете,
Излечил почти колит.
Ты почти что в высшем свете
И почти не инвалид.
Носишь ты почти что брюки
И уже почти что смел.
И почти что все науки
Ты почти что одолел.
Ты живешь почти что прочно
И почти что заслужен.
Потому что очень точно
Мной почти изображен.
Ты уже почти что славен
И уже почти велик.
И со мной почти что равен,
И меня почти достиг.
И тебе совсем как другу
Отдаю я свой металл.
И протягиваю руку,
Чтоб ты влез на пьедестал.

Д.Самойлов, лауреат Государственной премии СССР

P.S. На твоем, Абызов, месте
Помолчал бы, оттого
Что за мной мильонов двести,
За тобой – ни одного.

14. Абызов и ваятель Басня

Заслуженного дейтеля культуры
Абызов получил. И возмечтал
Себе воздвигнуть пьедестал
С изображением скульптуры.
Итак,
Был у Абызова приятель,
Ваятель,
Весьма известный модерняг.
Нашли гранит. Ваятель
двадцать дней
Рубил усердно и толково.
Зовет Абызова: «Готово.
Как получилось, вам видней!»
В глазах тщеславца помутился свет.
Он закричал: «Нет! Нет!
Ведь это же Самойлова портрет.
Себя не признаю такого!»
Ваятель принял этот вызов.
Залез на пьедестал И начертал:
«Се не Самойлов, а Абызов!»
Не будь тщеславен, друг.
Не торопись. Да!
Заказывай портрет у реалиста.
Хотя ты мне, Абызов, не чета,
Народ не смыслит в этом ни черта.
Но я не скрою,
Что начертал ваятель чепуху.
Ведь тот, кто знает ху из ху,
Меня не спутает с тобою.

15. Абызов захворал

Басня

Абызов захворал. С чего?
Да просто так.
Лежит, как рак,
Залезший под корягу.
Депрессия замучила беднягу.
Тут Верный Друг ему и говорит:
– Вставай, Абызов, огляди окрестность.
И здесь бывает интересность.
Вон, погляди, к примеру, что за лань!
Абызов поглядел на лань.
И молвил: «Дрянь!»
– А погляди, какая львица!
– Мне эта львица не годится, –
Абызов молвил.
– Ну, а белка?
– Давно отвык я плавать мелко, –
Абызов молвил.
– А газель?
– Тоща, туды ее в качель. –
Так он хулил прекрасных незнакомок.
Но тут гудок послышался, негромок.
На «неотложке» прибыл врач.
И в зад ему влепил бодрящего из шприца,
Чтобы Абызов мог взбодриться
И прыгать вскачь.
И что ж вы думаете?
В самом деле
Наш аксакал
Внезапно заскакал.
И заорал: «Хочу к газели!»
Недаром говорят,
Абызова в виду имея:
«Коли через башку в него нейдет идея,
Внушайте через зад!»

16. Абызов выздоровел

Басня

После известной процедуры
Абызов выздоровел. И,
Хотя и знал, что бабы дуры,
Решил попробовать любви.
Надел штаны.
Побрел на пляж.
Идет и зиркает глазами наш папашка.
Глядь, встречь ему – канашка
(Канашек смолоду любил папашка наш).
Смеется, подлая. Он к ней:
«Хау ду ю ду!
Чего смеетесь? Славная погодка!»
На что ему в ответ красотка:
«У вас ширинка на заду!»
Так получил Абызов шиш.
Надев штаны, мой друг, проверь ширинку,
Не то блондинку
Или брюнетку рассмешишь.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Посольство РФ в Молдавии внимательно отслеживает динамику политического процесса в республике

Посольство РФ в Молдавии внимательно отслеживает динамику политического процесса в республике

0
459
Рост ВВП в третьем квартале 2019 года ускорился до 1,7% в годовом сравнении

Рост ВВП в третьем квартале 2019 года ускорился до 1,7% в годовом сравнении

0
569
Фигурант "московского дела" Мартинцов останется под стражей по решению Мосгорсуда

Фигурант "московского дела" Мартинцов останется под стражей по решению Мосгорсуда

0
549
Европа идет на обострение c Россией

Европа идет на обострение c Россией

Виктория Панфилова

Ашхабад и Брюссель разрабатывают "дорожную карту" энергетического сотрудничества

0
4640

Другие новости

Загрузка...
24smi.org