0
1235
Газета Печатная версия

03.11.2011

За крестьян – но без крестьян

Тэги: эмиграция, цивилизация


эмиграция, цивилизация

Михаил Соколов. Соблазн активизма. Русская республиканско-демократическая эмиграция 20–30-х гг. XX века и ОГПУ СССР.
– М.: Азбуковник, 2011. – 568 с.

Тема русской эмиграции – необъятна. Два миллиона, а то и более русских людей, вышвырнутых бурей большевистского переворота и Гражданской войны из России, в основном образованных и состоявшихся, породили целую цивилизацию. Впрочем, цивилизация эта в конечном итоге ушла на дно, несмотря на подпитки второй, третьей и четвертой волнами эмиграции.

Хотя русская Атлантида прямого потомства не породила, дети и внуки эмигрантов абсорбировались в принявшие их нации, но ее духовное наследие не должно быть забыто. В ней обитали многие талантливые люди, и если писатели еще могли развернуться, то политики первой волны эмиграции (как и всех последующих) были обречены на жалкое прозябание. У первых были читатели, поначалу даже многочисленные, вторые же имели лишь немногочисленных полуголодных последователей и никаких перспектив – ни на нормальную политическую деятельность, ни на возвращение.

Судьбе одной из групп несостоявшихся вождей и посвящена книга Михаила Соколова «Соблазн активизма. Русская республиканско-демократическая эмиграция 20–30-х гг. XX века и ОГПУ СССР». Автор, известный радиожурналист, провел удивительную по тщательности и объему привлеченной информации работу, чтобы написать книгу о так называемой Трудовой крестьянской партии (ТКП), входившей в возглавляемое Милюковым республиканско-демократическое объединение. Параллельно повествованию о ТКП идет рассказ о ее лидере – Сергее Маслове, малоизвестной сегодня для широкой публики фигуре.

Со страниц книги предстает довольно унылая эпопея несчастных людей, чьи напряженные умствования о судьбах России, дерзкие планы по ее освобождению переплетались с выклянчиванием десятка-другого долларов, даже не на революционную борьбу, а на хлеб насущный. Увы, неотъемлемой частью эмигрантского бытия и быта были ссоры по смешным поводам, бесконечные склоки, подробно прослеживаемые Соколовым

Теперь, спустя 80 и более лет, понимаешь, что им вообще не надо было ничего делать, что все было беспросветно безнадежно, но эмигранты, только что выкинутые из России, хотели верить в скорую победу и искренне обманывались. Но одновременно они вполне сознательно обманывали всякие разведки и правительства, в поисках денег, которых всегда остро не хватало, рассказывая им о неких агентах и доверенных людях, имеющихся у них в советской России. В итоге вожди «Крестьянской России» жили в призрачном мире самообмана, выдавая желаемое за действительное.

Смешно читать такие вот резолюции их съездов: «Признавать первоочередной организационную работу среди общественных работников в селе (деятелей с.х. кооперации, агрономов, учителей, врачей, духовенства и пр.)». Какое духовенство в Совдепии? Какая работа с крестьянством, находящимся за железным занавесом? Одновременно, деля шкуру неубитого медведя, аграрники и республиканцы-демократы призывали «бороться против монархистов всех оттенков», демонстрируя прямо-таки небывалый инфантилизм. Сам автор, однако, полагает, что, сохранись в неприкосновенности ленинский НЭП, у ТКП был бы шанс на успех. Мне этот тезис представляется в высшей степени сомнительным.

Заслуга автора – осмысление места ТКП в истории русской эмиграции. Михаил Соколов весьма удачно определяет его как «интеллектуальный центр» – по типу нынешних гуманитарных фондов. Он дает самый подробный перечень попыток перехода советской границы людьми «оттуда» в 20–30-е годы, попыток всегда неудачных, априори обреченных ввиду особенностей тоталитарного общества. Правда, почему-то он не упоминает Георгия Околовича, успешно заброшенного в СССР на три месяца аж в 1937 году. Но Околович представлял иную партию – НТС – и, может, поэтому не попал на страницы книги.

Соколов обстоятельно, с фактами, добытыми в результате работы в архивах ФСБ (несмотря на все препятствия и нелепый закон, максимально затрудняющий ознакомление с чекистскими документами, даже 20–30-х годов), показывает, что почти все переходы из-за кордона совершались под патронажем┘ ОГПУ, так что, возможно, известные нам удачные пересечения границы людьми «оттуда» – просто часть операций чекистов.

В названии книги не случайно упоминается ОГПУ. Как и любая другая эмигрантская партия, ТКП была изначально засорена агентами советской охранки, так что Кремль знал о деятельности Маслова и его друзей почти все. Соколов раскрывает нам в связи с этим причины, лежавшие в решении ОГПУ сфальсифицировать дело так называемой Крестьянской партии, репрессировав по нему Чаянова и Кондратьева – коллег Маслова по кооперативному движению, в отличие от него оставшихся на собственную погибель в советской России.

Окидывая взглядом судьбу ТКП и ее лидера, умершего в застенках СМЕРШа, куда он попал прямиком из застенков гестапо, нельзя не вспомнить слова Франсуа Фюре, сказанные по поводу либеральной интеллигенции Запада, равнодушно взиравшей на советский геноцид, что трудно составить собственное суждением о том, что не имеет аналогов. Трудовики-аграрии так и не поняли до конца всей сути нечеловеческой силы коммунизма. Их борьбу с ним автор характеризует как поединок любителей с профессионалами. Слишком уж неравны были силы мало что понявших в своем трагическом опыте эмигрантов и чекистов.


Трудно не затеряться в чужестранной толпе...
Фото Алисы Ганиевой

Михаил Соколов не случайно написал эту книгу – он на протяжении многих лет знакомил слушателей с забытыми ныне представителями русской эмиграции. Именно он вернул из забвения лучшего друга Георгия Эфрона (сына Цветаевой) – Дмитрия Сеземана, который рассказал ему немало интересного об этом юном гении, так нелепо сгоревшем в жестоких пожарах века. Интересна судьба Григория Ламздорфа, сражавшегося на стороне Франко, тоже открытого Соколовым. Думается, он мог бы написать очень интересную книгу, основываясь на материалах своих бесед, проходивших под общим названием «Продолжительность жизни». В отличие от академически суховатого «Соблазна активизма» она должна бы получиться весьма живой.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Последний исход  интеллектуальной элиты

Последний исход интеллектуальной элиты

Дмитрий Квон

Современная драма русской научной диаспоры

0
1838
Способствует ли Константинополь полному воссоединению русского православия

Способствует ли Константинополь полному воссоединению русского православия

Андрей Мельников

Западноевропейская архиепископия через "зарубежников" может сблизиться с Москвой

0
1413
Gloria Mundi. Знаменательные даты прошлого

Gloria Mundi. Знаменательные даты прошлого

Редакция НГ-Религии

0
467
Не только трагедия

Не только трагедия

Лев Львов

Национальный герой Парагвая, французская сказочница и другие русские изгнанники

0
998

Другие новости

Загрузка...
24smi.org