0
1493
Газета Печатная версия

16.03.2017 00:01:00

Соблазнение или совращение?

О восторгах Муссолини, «Черном квадрате» и спецслужбах

Тэги: искусство, спецслужбы, черный квадрат, муссолини, илья кабаков, самиздат, 90е, мгу, дейнека, венеция, буше, рококо


8-13-14_t.jpg
Андрей Ковалев. Книга перемен. 
Материалы к истории русского искусства. Т. I.
– Интеллектуальная издательская система Ridero, 2017. – 488 с.

Когда черным по белому написано «Книга перемен», а на другой стороне обложки белым по черному значится «Содержит нецензурную брань», начинаешь подозревать какую-то связь между этими словами. Ну, мало ли... перемены. Тем более что про появление этого весьма упитанного тома автор, которого называют «первым критиком» («Но это не совсем так», – сам себе отвечает он во вступительном «мемуаре»), пионером российской газетной критики, которого в 1991-м пригласили обозревать художественный процесс в «НГ», Андрей Ковалев говорит, что это практически новый самиздат. То есть имеется несколько продвинутых книжных магазинов, которые ее продают, а так приобрести можно по системе print on demand.

Критик чувствует историю ногами. В том смысле, что из точечных походов-поводов выводит обобщения – у Андрея Ковалева метафоричные и ироничные – относительно процесса. Собственно, «Книга перемен» Ковалева, в 1990 году защитившего кандидатскую («От истории искусства к современности: Советское искусствознание и критика 1920-х годов в системе художественного сознания»), а ныне доцента факультета искусств МГУ, – это сборник статей преимущественно из периодики разных лет. В открывающем «антологию» томе речь идет о периоде от авангарда до Михаила Рогинского. Второй, как обещает историк искусства, будет с охватом от Ильи Кабакова до Тимура Новикова. Третий он посвятит 1990-м годам и сегодняшнему времени. (Кроме того, в рамках программы музея «Гараж» по поддержке исследователей выпустят книжку Ковалева «50 лучших современных русских художников».)

Он предлагает коды интерпретации процессов и перемен, будь то раздражение любителей прекрасного от «Черного квадрата», рассуждение о парадоксах функционирования музеев современного искусства, «бульдозерная выставка» в связи с ролью спецслужб и запутанными отношениями внутри органов или причины закрытия после 1934 года советского павильона на Венецианской биеннале и связи этого решения с советскими павильонами на всемирных выставках, разобранные во впервые опубликованном тексте. Из цепочек фактов, связанных, например, с тем, что после восторгов Муссолини на биеннале перед работой Дейнеки «столь явно проявившееся душевное сродство фашистского и советского режимов выглядело совсем уж непристойным», с тем, что, в частности, и после этого тоже советскому руководству надобно было «победить» павильон Германии на Всемирной выставке 1937-го, и с тем, что при этом внутри СССР художники, работавшие для международных смотров, нередко подвергались критике и находились в уязвимом положении, – формируется взгляд на политическую риторику и ее механизмы. Механизмы, которые подразумевают, в частности, и то, что когда в открывшемся вновь в 1956-м в Венеции советском павильоне выставили работы Владимира Фаворского, это помогло защитить его «от нападок внутри страны». Это – также про причины перемен и коды восприятия искусства.

Есть в книге и про «совращение» искусством тоже. Последний текст после рассказа о нонконфомисте Евгении Рухине внезапно «перебрасывается» на рассуждения о галантном Франсуа Буше и рококо. Где автор делает не менее галантные реверансы в том духе, что он все же «отравлен» искусством современным. Имеется там следующий пассаж: «Тактика «овладения» искусством может описываться в случае старого искусства как тактика соблазнения, а в случае современного искусства – как чистое совращение». Ковалев опять-таки иронично, дистанцированно, но заразительно показывает, как работает иная, чем прежде, оптика современного искусства. Недаром на обложку вынесен его портрет в инсталляции концептуалиста Юрия Альберта «88 описаний картин Ван Гога, взятых из его писем к брату и напечатанных шрифтом Брайля». А нецензурной лексики в первом томе не встретилось. Автор обещает: дальше – будет.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


МГУ поглядывает в сторону Китая

МГУ поглядывает в сторону Китая

Наталья Савицкая

Реформы образования других стран вызывают большой интерес у наших вузов

0
1362
Группа продленной живописи

Группа продленной живописи

Станислав Секретов

Книжка с картинками о полетах в прошлое

0
284
Простая/трудная дорога по "Заоблачным лесам"

Простая/трудная дорога по "Заоблачным лесам"

Дарья Курдюкова

Открылся основной проект 7-й Московской международной биеннале современного искусства

0
893
Три головы и табурет

Три головы и табурет

Дарья Курдюкова

Выставка Константина Бранкузи в Мультимедиа Арт Музее как упражнение на воображение

0
588

Другие новости

24smi.org
Загрузка...