0
1151
Газета Печатная версия

18.01.2018 00:01:00

Чудо рядом

«Старый» и «новый» Сенчин с «детским» объективом

Тэги: проза, периодика, рассказы, реализм, дети, чудо, париж


Роман Сенчин. Дождь в Париже: Фрагмент романа.

– Дружба народов, 2017, № 10;

Роман Сенчин. А папа? Рассказ. 

– Новый мир, 2017, № 10;

Роман Сенчин. Поход: Рассказ.

– Октябрь, 2017, № 9.

Ушедший год выдался для Романа Сенчина весьма удачным – 2017-м датированы несколько книг от критическо-публицистической «Конгревовой ракеты» до прозаического «Постоянного напряжения», а ближе к концу года сразу в трех ведущих толстых журналах увидели свет два рассказа и фрагмент романа.

Роман «Дождь в Париже» целиком мы оценим совсем скоро – пока же «Дружба народов» представила читателям лишь небольшую его часть, на основании которой тем не менее кое-какие выводы сделать можно. Хмурый реалист продолжает делиться очень точными депрессивными наблюдениями. К словам «обида» и «тоска» мы привыкли: в сенчинском Париже никакого солнца – только дождь. Его герой Андрей Топкин, оказавшись в столице Франции (о том, как, когда и почему это произошло, автор, наверное, поведает в полной версии романа), выпивает и вспоминает прошлое – родную Туву, развод с женой, новое любовное увлечение и старых друзей:

«Да, им-то Париж еще долго не увидеть. Даже если денег будет навалом. Игорь в ФСБ работает, подполковник уже, Боба – кинолог в тюрьме, Славян – погранец. Им за границу нельзя».

Мир вокруг Андрея «был зыбок, постоянно менялся, его словно бы била лихорадка». Универсальный персонаж Сенчина – маленький думающий человек – подобрался к пресловутому кризису среднего возраста: когда тебе за 40, волей-неволей осознаешь: половина жизни, возможно, даже большая, позади. И чего ты достиг? И что в будущем? Герой вроде убеждает себя: «Да ладно, брось. Люди в пятьдесят жить начинают. И позже», но чувствуется, что сам себе не верит: любви больше не будет – будет старость.

В рассказе «А папа?», вышедшем в «Новом мире», старый добрый объектив писателя смещается непредвиденным образом: мы начинаем видеть мир не глазами героя-мужчины и не глазами оставленной им женщины – Сенчин показывает, что чувствует в ситуации семейного распада четырехлетний ребенок, чья вчерашняя жизнь обращается прахом. Обиды и тоски, присущих вселенной взрослых, в детской вселенной нет. А есть сказочное, волшебное, раскрывающее прозаика, от которого все привыкли ждать конкретных вещей, с новой, необычной стороны. Детская логика сильно отличается от логики взрослой: если мама в сердцах выпалит, что «папа – козел с бубенчиком», ребенок примет этот факт за чистую монету. Значит, папу кто-то нехороший заколдовал – превратил в настоящего козла и оставил пастись на краю деревни, привязав к колышку.

Опубликованная в «Октябре» новелла «Поход» по своей тематике отчасти похожа. Главный герой – тоже мальчишка-дошкольник, правда, его папа с мамой живут вместе. В остальном – естественная гиперболизация малышом всего окружающего. Гордей из рассказа «А папа?», от скуки воображая себя отважным воином, палкой-саблей рубит страшного врага – крапиву. В мире Артемки из «Похода» кот, поймавший птичку, становится грозным зверем, дельтапланерист – ярко-желтым крылатым чудищем, да и в церкви, стоящей над обрывом в Коломенском, столько опасностей: а вдруг она «возьмет и прыгнет в реку, задавит по пути его, маленького и растерянного». На мир порой надо смотреть именно детскими глазами, говорит Сенчин: взрослые вечно ищут нечто грандиозное, готовы мчаться за чудом на край света. А чудо на самом деле рядом с тобой.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Выставка "Парижские вечера" баронессы Эттинген. Руссо, Модильяни, Аполлинер, Сюрваж, Фера"

Выставка "Парижские вечера" баронессы Эттинген. Руссо, Модильяни, Аполлинер, Сюрваж, Фера"

0
961
Рок обвертеть собой иль икру, иль сало

Рок обвертеть собой иль икру, иль сало

Евгений Лесин

Елена Семенова

К 310-летию со дня рождения сатирика и дипломата Антиоха Кантемира

0
1745
Любила красного, любила белого

Любила красного, любила белого

Александр Сенкевич

Римма Казакова, лирический поэт с обостренным гражданским чувством

0
202
Нужны не ботаники, а мастера кидалова

Нужны не ботаники, а мастера кидалова

Станислав Секретов

Почта, молодость и десять миллионов человек на сорок миллионов баранов

0
806

Другие новости

Загрузка...
24smi.org